Легендарный карельский врач остался без жилья и уже несколько лет вынужден жить у друзей и знакомых: он спас сотни жизней, но государство ему не помогло

Столица → Легендарный карельский врач остался без жилья и уже несколько лет вынужден жить у друзей и знакомых: он спас сотни жизней, но государство ему не помогло

Это очень грустная история. Известный карельский доктор, заслуженный врач республики, инвалид труда, 87-летний Феликс Казанский остался без жилья. Он до 79 лет работал хирургом в петрозаводском туберкулезном диспансере, он один из легендарных врачей нашей республики, и ему в буквальном смысле этого слова негде жить.

ВАЛИТЕ ЛЕСОМ

Произошла беда. Долгих 30 лет Феликс Исаакович строил дачу. Тридцать лет тянулась эта эпопея. И вот наконец он продал свою городскую квартиру, и на вырученные деньги друзья помогли ему достроить домик в деревне. Не совсем, правда, в деревне — в дачном кооперативе. В Пиньгубе. Ну да какая разница? Он же всё равно там прописался, и это было его единственное жилье. Впрочем, для нашей истории это как раз будет иметь основополагающее значение.

Казанскому было уже больше 70 лет, когда въехал он в свой долгожданный загородный домик. С туалетом, водопроводом и баней — в настоящий благоустроенный дом. В такой, о котором он мечтал. Все его родственники к тому времени уже умерли или разъехались по заграницам. Он и сам попытался было уехать с ними, но не смог. Не смог жить в другой стране. Так бывает. Ему хотелось жить там, где был его круг общения, привычные с юности места и привычный климат. Одним словом, он хотел жить на родине. И он очень гордился своим уютным загородным домом. Только однажды пожилой человек забыл выключить какой-то бытовой прибор, и дом его сгорел. Дотла.

Ужасно, но, на первый взгляд, ситуация не казалась совсем уж безнадежной. Должны же быть в нашей стране какие-то рычаги государственной поддержки людям, оказавшимся в подобном положении. Все, чего хотел Казанский, это чтобы ему выделили 150 кубометров леса, из которого его друзья были готовы построить ему новый дом. Он даже слышал, что погорельцам вроде бы такое положено. Но тут выяснилось, что погорельцам действительно могут выделить 150 кубов леса, но только в том случае, если их дом находился на территории города, деревни или поселка, а если человек жил на территории дачного кооператива, то, значит, у него сгорел не полноценный дом, а дача, и стройматериалов ему положено в пять раз меньше - всего 30 кубов.

Самому Казанскому в его возрасте уже было тяжело ходить по инстанциям, и за него этим занялись друзья.

- Сначала я отправилась в управление земельными ресурсами, - рассказывает Татьяна Савинкина, мужа которого в свое время Казанский спас от тяжелой болезни. - Оттуда меня послали в прионежскую мэрию. Потом оказалось, что участок, на котором стояла дача Казанского, не был учтен в кадастровом плане. Потребовалось время, чтобы его в этот план внесли. Затем два месяца ждали, пока комиссия признает дом сгоревшим. И после всего нам ответили, что Феликс Исаакович имеет право получить только 30 кубов, так как его дом находился в дачном кооперативе, то есть на землях сельхозначения. Но 30 кубов мало для строительства нормального дома.

Напомним, что Казанский давно продал свою квартиру, никакого другого жилья у него не было. Он был прописан по своему дачному адресу. Но согласно букве закона получалось, что ничего вроде как сделать нельзя. Но, может быть, можно было что-то сделать в качестве исключения? Человек 56 лет отдал отечественной медицине, 40 из них был хирургом туберкулезного диспансера. Однажды, оперируя больную гепатитом женщину, заразился этой страшной болезнью и с тех пор является инвалидом труда. Сразу после окончания мединститута в 1953 году он был арестован по делу врачей, но, к счастью, провел за решеткой лишь несколько месяцев. Он спас сотни людей от смерти. В конце концов, он просто старый и одинокий человек. У нас же дают квартиры депутатам, министрам и главным судебным приставам. Неужели врач, всю жизнь отдавший служению своей стране, не имеет права на 150 кубометров древесины?

Савинкина написала Путину. Из администрации президента пришел ответ, что такими вопросами должно заниматься Министерство соцзащиты и что письмо Савинкиной перенаправлено туда. Однако ответа от соцзащиты она так и не получила. Записалась на прием к губернатору. Губернатор был занят, Савинкину принял его зам и переадресовал ее к заместителю главы по социальным вопросам Валентине Улич. Та обещала помочь. Но дело не двигалось. А в августе Татьяна Савинкина встретила на улице многократного депутата Госдумы от Карелии Валентину Пивненко и обратилась за помощью к ней. Та, по словам Татьяны Ивановны, отреагировала на ситуацию очень чутко, обещала во всем разобраться и… пропала.

- Наверное, отвлеклась на выборы, - предполагает Савинкина. - Сначала было не до помощи, надо было заниматься предвыборными обещаниями. А потом тем более не до помощи. Ведь уже выиграла. Зачем помогать?

Но справедливости ради заметим, что депутат направила в прионежскую мэрию запрос по поводу Казанского и получила тот же ответ, что за несколько месяцев до этого получила Савинкина: для индивидуальной застройки на земле сельхозназначения выделить можно лишь 30 кубов леса. Больше нельзя.

РУССКИЕ НАРОДНЫЕ КАФКИ

И вдруг неожиданно оказалось, что можно. Ведь любой житель Карелии имеет право получить 150 кубометров леса под индивидуальное жилищное строительство. Единственно, ему нужно получить земельный участок не на землях сельхозназначения, а на территории какого-нибудь поселения. Но Казанский и не держался за свое пепелище. Другой участок так другой. Лишь бы было где жить.

- Обычно это делается через аукцион, но учитывая, что у Казанского нет другого жилья, он имеет право на получение земельного участка без аукциона, - объяснил глава администрации Прионежского района  Юрий Кузьмин. - Тем более что он является инвалидом труда. Правда, сейчас вопросами выделения земли занимаются не муниципалитеты, а Госкомитет по управлению государственным имуществом. Мы поможем доктору подобрать подходящий участок, и ему останется только отнести документы в эту организацию. Там их рассмотрят, и все. Вся процедура займет месяц. Максимум два.

Оказалось, что все можно сделать по закону. Не нужны никакие исключения и одолжения. Решение лежало на поверхности. И действительно, буквально через неделю Казанскому предложили вполне приличный участок в Заозерье. Правда, нужно было опять заполнить ряд документов и дождаться заседания специальной комиссии. Это заняло почти весь декабрь, дальше грянули новогодние салатницы, и все же 9 января Татьяна Савинкина, наконец, отнесла нужные бумаги в Госкомитет по имуществу. Казалось бы, все. Но дальнейший рассказ Татьяны Ивановны словно бы заматывает нас в темный и запутанный мир Франца Кафки.

- Я отнесла документы в управление земельными ресурсами, - рассказывает Савинкина. - Там пообещали рассмотреть их в течение месяца, но уже через неделю сообщили, что выделить этот участок не могут, так как он находится в водоохранной зоне. Я побежала к прионежскую мэрию. Там очень удивились. Все перепроверили, показали мне, где заканчивается водоохранная зона и начинается предложенный ими участок. Они уверяли, что все абсолютно правильно и даже допустили, что госкомитет просто не хочет этот участок отдавать, так это «очень лакомый кусочек».

Савинкина снова пошла в управление земельными ресурсами. Там документы приняли уже в другом кабинете, однако и оттуда она через некоторое время получила отказ. Но уже не на полстранички, а на полторы.

- Тогда я пошла прямо к их начальнику Сергею Максимову. Он обещал разобраться и пригласил меня к 16 часам. Но только я от него вышла, как мне позвонила одна из его работниц, пригласила к себе и предложила другой участок. Мол, тоже Заозерье, и если я соглашусь, то они все сразу же оформят. Я обрадовалась, но попросила показать, где этот участок находится. Оказалось, что он уже в лесу, там где нет ни дорог, ни коммуникаций — ничего. Как можно предлагать такой участок старому человеку?

Савинкина дождалась 16 часов и снова отправилась к Макисмову. По ее словам, он очень удивился, увидев ее снова, так как надеялся, что уже все решено. Сказал также, что в прионежской мэрии сидят «двоечники, которых он в свое время повыгонял». Максимов позвонил в прионежскую мэрию  и попросил официальное обоснование их позиции. Прионежье выслало Максимову такое обоснование. А Савинкина решила пойти выше — к начальнику Максимова, председателю Госкомитета по управлению государственным имуществом Денису Косареву.

- Денис Борисович сказал, что его подчиненные являются хорошими специалистами и он им доверяет, - продолжает свой рассказ Савинкина. - Он пообещал ознакомиться с ситуацией, и если он убедится, что его работники правы, то направит на прионежскую мэрию заявление в прокуратуру. Кстати, девушки из прионежской мэрии советовали мне написать в прокуратуру по поводу специалистов госкомитета.

В общем, Косарев назначил Савинкиной встречу на пятницу. А в четверг ей позвонили из его приемной и сказали, что в связи с тем, что в Карелии сменился губернатор, прием откладывается. Еще бы! Ведь там теперь такая неразбериха, такая неразбериха. Не до старика тут с его проблемами. Подождет.







Новости наших партнеров

Загрузка...






Ещё из рубрики "Столица"



Правописание уведомления вебмастера