«Нам хотя бы еще 10 лет прожить, чтобы внучка одна не осталась»: жуткие подробности громкого убийства 20-летней Ирины Богдановой, в котором обвиняют полицейского

Столица → "Нам хотя бы еще 10 лет прожить, чтобы внучка одна не осталась": жуткие подробности громкого убийства 20-летней Ирины Богдановой, в котором обвиняют полицейского

В Петрозаводском городском суде начали рассматривать громкое уголовное дело об убийстве молодой петрозаводчанки Ирины Богдановой. Девушка пропала в сентябре 2010 года, когда ей было всего 20 лет. Родители шесть лет не знали, где находится их дочь, но с момента ее исчезновения предполагали, кто может быть  к этому причастен. Дело о пропавшей без вести девушки долго находилось у полицейских, и неизвестно, сколько бы там еще пролежало, если бы не наша публикация.

Все началось в феврале прошлого года. Тогда Евгения Владимировна, мама пропавшей Ирины, уже потеряв всякую веру и надежду, написала в группу поиска людей "Жди меня" о пропаже дочери. Нас удивило, что молодую девушку так долго ищут, а у нее ведь осталась совсем крохотная дочь, и мы решили расспросить о подробностях исчезновения Ирины у ее мамы. Тогда, год назад, Евгения Владимировна сразу же нам сказала, что к пропаже дочери точно имеет отношение знакомый Иры - полицейский Дмитрий Гришин. Девушка часто жаловалась на него матери, говорила, что боится его и не знает, как сделать так, чтобы он ее больше не трогал. А знакомые Иры рассказывали, что в день исчезновения девушку забрал именно Гришин и увез в неизвестном направлении. После Ирину больше никто не видел. А сам Гришин делал вид, что ничего не знает.

 

Но все попытки и просьбы Евгении Владимировны к полицейским допросить Гришина оставались тщетны. Дело не двигалось с мертвой точки. И только после нашей публикации весной прошлого года дело попало в Следственный комитет. И там ему не просто дали ход, но и довольно быстро расследовали. Были проведены экспертизы, допрошен не один десяток свидетелей, и подозреваемый наконец-то нашелся. Тот самый полицейский Дмитрий Гришин, о котором столько говорила Евгения Владимировна, и стал главным подозреваемым в убийстве девушки. В его квартире спустя столько лет на полу нашли следы крови Ирины.

Версия убийства, которую озвучило в суде следствие и которую полностью признал обвиняемый, очень страшная. В какой-то из дней с 20 октября по 10 декабря 2010 года - точную дату убийства сам Гришин вспомнить не может - в своей квартире в Сулажгоре в состоянии алкогольного опьянения обвиняемый поссорился с Ириной Богдановой, применил к ней удушающий прием, после чего взял нож и несколько раз ударил им в шею девушки. От большой кровопотери Ирина скончалась. Испугавшись, Гришин взял тело и вывез его в лес по не установленному до сих пор адресу и закопал.

Как рассказала в суде Евгения Владимировна, мама Ирины, в тот день она лежала в больнице после перенесенного инфаркта. Ей позвонила Ира и сказала, что скоро к ней приедет. Но девушка не приехала ни в этот день, ни в последующие, а телефон ее не отвечал. Дома ее ждала годовалая дочка Соня.

Как пояснила Евгения Богданова, Ира часто уходила из дома, но дочку свою всегда навещала, очень ее любила. Всегда звонила родителям и рассказывала, как у нее дела. И в первые дни пропажи родители девушки предположили, что их дочь в очередной раз куда-то ушла, но после месяца отсутствия Евгения Владимировна забила тревогу: обзвонив всех подружек, она поняла, что об Ире никто давно ничего не знает, а друг девушки Денис рассказал, что последним, кто видел Иру, стал Гришин. Именно он забрал Иру от Дениса и увез в неизвестном направлении.

- Раньше Гришина я никогда не видела, но видела, как он иногда заезжал за Ирой. Дочь мне всегда рассказывала, что боится его, а когда я предлагала поговорить с ним, восклицала: "Не надо, он зверь, он нас как котят положит". А возвращалась от него Ира всегда с очень глубокими ножевыми ранениями. В больницу она никогда не ходила. Очень его боялась. Когда Ира пропала, я звонила Гришину, но никак не могла с ним связаться. То он на работе, то еще где. А потом он сам начал звонить на домашний и спрашивать, где Ира. Но я ему как-то раз сказала: "Ты сам знаешь, где". И после этого звонки прекратились. Ира молодая была, глупая. Гришин ей скажет: "Поехали со мной, я тебе это куплю". И она ехала, не понимала ничего. 20 лет. Он оставил Ириного ребенка сиротой, нас с дедом, инвалидов, одних оставил, ребенка единственного отобрал.

Евгения Владимировна и Николай Владимирович, родители Ирины, - оба инвалиды и оба пережили инфаркты. Николай Владимирович плохо ходит, но, как и его жена, намерен быть на всех судебных заседаниях и требовать самого жестокого наказания для Гришина. Они до сих пор не могут поверить, что их единственного ребенка уже нет, переживают, что не могут по-человечески похоронить дочь, ведь тело так и не нашли и очень хотят прожить еще хотя бы десяток лет, чтобы их внучка Соня, над которой они оформили опекунство, не оказалась в детском доме.

- Девочка у нас очень хорошая растет, ей уже 8 лет. Сонечка с 5 лет учится в музыкальной школе, играет на фортепиано. Занимается легкой атлетикой. Столько грамот у нее! Нас даже пригласили перед Новым годом на главную елку в Музыкальный театр. Конечно, нам тяжело. Пенсия по инвалидности и по опекунству у нас небольшая. И на продукты надо, и Сонечке в школу на учебники, тетради. То театр к ним приедет, надо билет купить, то еще что. Да и девочка она же. Хочется ей хорошую качественную одежду покупать. И все чтобы было у нее не хуже, чем у других детей. Она маму-то свою не помнит. Меня мамой зовет. Нам бы с дедом еще десяток лет прожить, чтобы Соне 18 исполнилось. Ради нее и живем.

В качестве моральной компенсации родители Ирины затребовали с обвиняемого по миллиону рублей. Но оба понимают, что денег от него ожидать вряд ли придется.

Сам обвиняемый Гришин на суде сидел спокойно и вел себя вполне мирно. Он согласился с обвинением и полностью признал свою вину. Правда, в начале судебного заседания тихо сказал, что не сможет оплатить приставленного к нему адвоката, поскольку денег у него совсем нет. Дмитрию Гришину 40 лет. У него двое детей от первого брака - 17-летняя дочка и 14-летний сын. С 2008 по 2011 год он работал в петрозаводской полиции, и когда увольнялся со службы, был старшим сержантом полиции. До службы в МВД Гришин стажировался в СИЗО, был младшим инспектором режимного отдела следственного изолятора.

Теперь Гришину грозит до 15 лет лишения свободы. В следующем судебном заседании будут опрошены свидетели, а потом и сам Гришин. Мы будем следить за развитием событий.







Новости наших партнеров

Загрузка...






Ещё из рубрики "Столица"



Правописание уведомления вебмастера