«Мне было пофиг, кому платить». Главная свидетельница рассказала, как Нелидов и Романов вынудили ее отдавать по миллиону рублей в месяц

Политика → "Мне было пофиг, кому платить". Главная свидетельница рассказала, как Нелидов и Романов вынудили ее отдавать по миллиону рублей в месяц

В судебном следствии по делу экс-директора музея-заповедника «Кижи» Андрея Нелидова и его советника, бывшего депутата Законодательного собрания Карелии Ивана Романова вчера, пожалуй, был самый важный день: допрашивали главного свидетеля обвинения, предпринимательницу Татьяну Астратенок, которая, по версии следствия, в 2015 году в течение нескольких месяцев платила Андрею Нелидову многомиллионные взятки.

Татьяна Валерьевна рассказала, что познакомилась с Андреем Витальевичем на Валааме (женщина родилась на указанном острове, и там же у нее вторая торговая точка по продаже сувениров) еще в период его работы главой Карелии. На Кижи свидетельница приехала работать в 2014 году: Нелидов, став директором музея, сам ее пригласил. Тогда же, говорит, она познакомилась и с Иваном Романовым.

- Андрей Витальевич представил мне свою правую руку, своего советника и моего начальника… Ивана, - пояснила Татьяна Валерьевна.

Изначально она арендовала всего один магазин. Но впоследствии ей было предложено занять всю торговую площадь во входной зоне острова, арендатором которой на тот момент был ликеро-водочный завод «Петровский». ЛВК сдавал ей площади в субаренду.

По словам свидетеля, когда у нее был один магазин, плата за пользование помещением составляла 500 тысяч рублей в месяц, 250 из которых она перечисляла на счет ЛВК и еще 250 приносила лично Романову. Заметим, что в такой схеме платежей стражи порядка ничего противозаконного не усмотрели.

Все изменилось в 2015 году, когда накануне нового туристического сезона Иван Романов позвонил Татьяне Астратенок, которая в тот момент проживала в Санкт-Петербурге, и предложил встретиться, чтобы поговорить о ее дальнейшей деятельности на острове Кижи. Встречу назначили на территории аэропорта Пулково.

- Он предложил мне платить за всю торговую площадь на острове Кижи (речь шла о двух магазинах во входной зоне – прим. авт.) такую недетскую сумму – 8 миллионов рублей за туристический сезон (с мая по октябрь), - пояснила свидетель. – В процессе своей работы, а работаю я как лошадь, мне предложили часть денег - 500 тысяч рублей в месяц оплачивать через банк на счет ООО «ЛВК», остальные деньги я должна была лично отдавать директору «Кижей».

Иначе говоря, схема оплаты по сравнению с 2014 годом не менялась. Менялся порядок цифр. И эти цифры, уверяет предпринимательница, для нее были просто огромны.

- Я пыталась торговаться, потому что у меня получалась работа только ради работы, и даже хуже, - пояснила женщина.

И, тем не менее, она согласилась на условия, которые были озвучены Романовым.

- Если бы я не заплатила этих денег, я бы лишилась своей работы, а это основная часть моей жизни, - пыталась объяснить безвыходность ситуации Татьяна Астратенок.

К сожалению, она не помнит, заикался ли Романов о Нелидове, когда сообщал о том, что готов предоставить ей гораздо большие площади под торговлю сувенирами при условии значительного увеличения платежей. Да и, как выяснилось в ходе судебного заседания, она вообще не видит разницы между этими двумя людьми. Ей было все равно, кто и от чьего лица говорил.

- Кто в разговоре фигурировал как получатель денег? Иван Николаевич за себя говорил, что это его условия работы? – пытался добиться от Татьяны Валерьевны конкретики адвокат Дмитрий Ильин (он представляет интересы Нелидова).

- Мне, честно говоря, пофиг, кто получатель, - честно призналась свидетель.

- Нам не по фиг, - сразу осек ее защитник.

Напомним, что, по версии следствия, 5,5 миллиона рублей из восьми (те, что шли мимо кассы ЛВК) предназначались в качестве взятки Андрею Нелидову за право Астратенок вести торговлю во входной зоне острова, за выдачу пропуска, разрешающего ей круглосуточное нахождение на острове, и исключение возможности отзыва согласия музея на сдачу ЛВК «Петровский» в субаренду тех помещений, в которых она вела свой бизнес.

Честно говоря, из допроса свидетеля невозможно сделать вывод о том, что она хотя бы догадывалась о том, что музей может отозвать свое согласие на сдачу арендатором площадей в субаренду. В такие дела ее не посвящали, да она и не интересовалась. А пропуск, за который она тоже якобы платила многомиллионные взятки, выдавался всем, кто работал на острове. Если стражи порядка правы, то Астратенок, похоже, была единственной, кто платил за то, что всем остальным выдавали даром.

Возможно, следственные органы правы и Нелидов действительно взяточник (вероятно, государственный обвинитель докажет это в течение судебного процесса), но ситуация, если ориентироваться на слова главного свидетеля, получается весьма любопытная.

- Известно ли вам, предлагал ли Иван Николаевич входную зону за 8 миллионов рублей иным лицам, кроме вас? – поинтересовался у Татьяны Астратенок адвокат Ильин.

- Да. Предлагал, - ответила женщина.

- Кому?

- Да всем, кому можно, тому и предлагал.

Но никто, кроме нее, говорит предпринимательница, не согласился.

- Они только ржали над валаамской: как можно было согласиться на восьмерку? Это очень серьезная сумма.

Исходя из этих показаний, получается, что Романов ходил по острову и искал желающего ежемесячно платить Нелидову взятку в размере 1 миллиона 100 тысяч рублей.

Подсудимые, разумеется, уверяют, что ни о какой взятке речи вообще не шло. Они говорят о том, что Романов (являвшийся фактическим владельцем ООО «ЛВК «Петровский») вложился в строительство входной зоны острова и с помощью арендных платежей пытался эти деньги отбить. То, что одну часть этих денег он просил переводить на счет ЛВК, а другую приносить лично ему, так в этом вообще не было ничего удивительного: он лично одалживал под строительство деньги и лично должен был их отдавать кредиторам. Если бы Романова не арестовали (по подозрению в другом преступлении), вероятно, часть этих 8 миллионов рублей за сезон и не была бы воспринята как взятка: у правоохранителей ведь нет претензий к деятельности Романова на острове в 2014 году, когда часть денег за возможность торговать во входной зоне Астратенок приносила лично ему. Вся проблема в Нелидове!

Свидетель говорит, что когда Романова арестовали, она сама обратилась к директору музея с вопросом: а кому платить? И тот сказал, чтобы платила ему. Нелидов этого и не отрицает. Только стражи порядка считают, он брал деньги для себя, а подсудимый уверяет, что для Романова и по просьбе Романова.

Сложности этому делу явно добавляет то, что сама Татьяна Астратенок, кажется, вообще не задавалась вопросом, что такое эти испрошенные у нее 8 миллионов рублей за сезон.

- За что конкретно именно 8 миллионов? – поинтересовался у свидетеля адвокат Александр Яковлев (это защитник Романова). – Связано ли это было с арендой, с какими-то конкретными площадями или еще с чем-то?

Свидетель то ли действительно не понимала сути вопроса, то ли упорно делала вид, что не понимает. Но добиться от нее конкретики оказалось не так-то просто.

- Ну, площади надо брать все, которые на острове Кижи предполагались. Потому что больше нет, наверное, дураков торговать на Кижах за такую цену. Иван говорил: «Бери все за восемь». Может быть, восемь – это его любимая цифра.

- Так что он вам предлагал за 8 миллионов? Право торговли или право аренды? – пытался добиться ответа защитник.

- Для меня это одно и то же, - честно призналась Татьяна Валерьевна. – Мне кажется этот вопрос очень странным. Я не задумывалась над этим. Это значит, что вот эти два магазина я могла занять своим товаром.

Вопросом, почему она теперь вместо 500 тысяч рублей в месяц должна платить 1 миллион 600 тысяч, Татьяна Валерьевна тоже не задавалась.

Адвокат Алексей Соловьев (он представляет интересы Нелидова) поинтересовался у свидетеля, не кажется ли ей логичным, что раз увеличились арендуемые ею площади (более чем в два раза), то увеличилась и арендная плата.

- Смотря с чем сравнивать, - выдала после долгой паузы Татьяна Астратенок. - С экономическим кризисом, может быть, для вас это было бы и логично. А мне жалко людей. Им покупать не за что будет.

- В 2014 году, по сравнению с 2015 годом, у вас было меньшее по площади помещение. Защитник вас спрашивает: увеличение арендных платежей, с вашей точки зрения, логично? – предпринял попытку задать Татьяне Валерьевне тот же вопрос судья.

- Я считаю, что я за эти деньги могла в Кремле снимать помещение, поэтому это было нелогично, - ответила женщина.

Татьяна Астратенок в красках расписывала, как она собирала для Нелидова деньги:

- Мне помогали мои помощники в магазине судорожно со всех собрать эти деньги, чтобы запаковать и потом отдать. Со мной в связке, в соседнем магазине, работала Наталья Васьковская. Так как я не могу потянуть одна такую сумму, мы с Натальей пополам складывали эти деньги, собирали изо всех касс. Если вдруг денег нам не хватало (частенько это было) мы собирали их там, где могли. Я, например, часто пользуюсь ломбардом. Беру деньги под проценты. Вот так вот формировались эти суммы. Эти суммы непосильные для работы на острове Кижи.

Ситуация вырисовывалась, мягко говоря, странная. Имея, как она говорит, успешный бизнес на острове Валаам, свидетель зачем-то оставалась в Кижах, влезала в долги и носила Нелидову миллионы, чтобы сохранить за собой торговую точку, прибыли которой не всегда хватало даже на то, чтобы эти миллионы собрать.

Свидетель рассказала, что сама она в правоохранительные органы не обращалась.

- Тогда бы я была политической проституткой, - пояснила женщина.

По словам Татьяны Астратенок, сотрудники ФСБ сами на нее вышли. Их встреча состоялась на борту "Метеора", когда она везла Нелидову очередную пачку денег (500 тысяч рублей).

- Эти деньги были у меня в сумочке. Ехала, оплакивала их, потому что надо было отдать - призналась женщина.

По словам свидетеля, стражи порядка, когда подошли к ней, начали расспрашивать, куда, зачем и с какими мыслями она едет.

- Я думаю, что любой человек в мире сделал бы то же самое, что сделала я. Потому что у меня не было никаких других вариантов, кроме как сказать правду. Потому я действительно плачу деньги, и деньги очень большие за осуществление торгово-закупочной сувенирной деятельности на острове Кижи. После этого пригласили людей каких-то, сказали им, что я везу деньги. И мы сразу причалили. Я вышла. Там ко мне тоже подошли люди определенные. Далее мне сказали, что вот эти деньги, которые я везла, мне придется отдать. Я так поняла…. Это мои догадки…. Что деньги переписаны, и поэтому это называется страшным словом взятка.

То, что Татьяна Валерьевна говорила в суде, сильно отличается от ее показаний на следствии, поэтому допрос основного свидетеля обвинения, затянувшийся на целый день, решено было продолжить через неделю.

Мы будем держать вас в курсе событий.







Новости наших партнеров

Загрузка...






Ещё из рубрики "Политика"



Правописание уведомления вебмастера