Светлана Чечиль: «Ни крошки, ни ложки песка. Я никого больше не угощаю»

Политика → Светлана Чечиль: «Ни крошки, ни ложки песка. Я никого больше не угощаю»

Это было абсолютно абсурдное наказание. Таким же получился и суд по его оспариванию. Представитель исправительной колонии № 9 на полном серьезе доказывал опасность дележки пирожками, пугал последствиями проявлений доброты и предрекал осужденной будущее держателя «общака».

Напомним, что экс-глава администрации Прионежского района Светлана Чечиль, находясь в колонии-поселении ИК-9, была наказана сотрудниками исправительного учреждения за то, что поделилась с одной из осужденных пирожком. И теперь комиссия исправительного учреждения, уполномоченная принимать решение о возможности условно-досрочного освобождения осужденного, именно из-за этого пирожка, который был съеден еще три месяца назад, рекомендует суду не удовлетворять ее ходатайство об УДО.

Рано, видимо, выпускать, раз еще способна проявлять человеческие качества.

 

«Просто угостила»

В постановлении о наложении на Светлану Чечиль дисциплинарного взыскания указано, что она нарушила один из пунктов правил внутреннего распорядка исправительного учреждения, а именно запрет «продавать, покупать, дарить, принимать в дар, отчуждать иным способом в пользу других осужденных либо присваивать продукты питания, предметы и вещества, находящиеся в личном пользовании».

Такой пункт в правилах действительно существует. И появился он там в 2005 году. В свое время наказанный за то, что подарил другому осужденному пачку сигарет, опальный олигарх Михаил Ходорковский (отбывавший наказание в сегежской колонии) пытался через суд признать этот пункт правил недействующим. Однако проиграл процесс. И, тем не менее, в решении Верховного суда России по его иску есть очень важное уточнение:

«Представители заинтересованных лиц: Минюста России Сайкина С.В., Генеральной прокуратуры РФ Акимова С.К., пояснили суду, что ни Правила, ни администрация исправительных учреждений не рассматривают случаи, когда осужденный делится какими-то принадлежащими ему продуктами питания, предметами (зубной пастой, мылом, сигаретами) с другим осужденным, как нарушение установленного порядка отбывания наказания».

В остальных исправительных колониях, может, и не рассматривают, но в Карелии явно как-то свой взгляд на эти правила.

Адвокат Светланы Чечиль отметил, что ни он, ни его доверительница не оспаривают сами правила: не дай бог осужденные начнут друг у друга что-то отбирать. Но нельзя же доводить ситуацию до абсурда. Если мы придем в гости к человеку и он угостит нас чаем, нам же и в голову не придет, что мы у него отчуждаем имущество, а он нам дает его в дар.

-  Никто такими категориями не мыслит, - пытался достучаться до представителя колонии защитник Алексей Соловьев.

Было время приема пищи. Девушка, которую угостила Светлана Всеволодовна, сидела с ней за одним столом. Поставив на общий стол контейнер со своими пирожками (не под столом же, в самом деле, ей нужно было их есть), Чечиль, как любой нормальный человек, произнесла: «Угощайтесь». Девушка угостилась. В результате наказали обеих.

- Что это? Нарушены правила? Мир рухнул? Рухнули устои исполнительной системы? Да ни в коем случае, - заметил адвокат.

- Я просто угостила. Потому что мы сидим за одним столом с этой девушкой. Она возраста моей дочери. Она сидит уже 3,5 года, и ей еще полтора сидеть. Элементарное чувство сострадания, - пояснила свой поступок Светлана Чечиль. - Я просто хотела ее угостить. Больше ничего в моей голове не было. Я даже не знаю, что еще можно по этому поводу сказать.

Если посмотреть на это со стороны, происходило чудовищное: человек оправдывался за то, что поступил по-человечески.

 

Предупреждали

Сотрудник колонии заявил, что до того, как наложить на Светлану Чечиль указанное взыскание, ее неоднократно предупреждали, что делиться продуктами питания нельзя, что с ней по этому поводу даже проводились профилактические беседы.

Судья попросила уточнить даты, когда проводились эти беседы.

- Это было в течение всего ее периода пребывания, - ответил страж порядка.

Звучит внушительно. А главное – не надо доказывать. Это же якобы устно было. Хорошо, что представитель колонии не заявил о каких-нибудь устных угрозах ему со стороны Чечиль во время этих вымышленных бесед. А уж то, что они вымышленные, сомневаться не приходится. Заявляя, что они «в течение всего ее периода пребывания» делали Чечиль замечания подобного рода, сотрудники ИК не учли, что наложили на нее взыскание практически сразу, как она появилась в колонии. Как известно, в колонию-поселение Светлану Всеволодовну перевели 24 августа, после чего она находилась «на карантине» (он длится до 14 дней) и фактически не имела возможности ни с кем общаться, а 6 сентября уже произошла эта история с пирожком. Светлана Чечиль физически не могла успеть столько всех всем наугощать, чтобы с ней успели «неоднократно» напроводить профилактических бесед.

Судья настаивала, чтобы представитель исправительного учреждения все-таки уточнил, когда именно и за угощением каких продуктов питания Светлана Всеволодовна была замечена ранее. Вполне ожидаемо, страж порядка ответить на этот вопрос не смог:

- Продукты питания Чечиль поступают регулярно. Находящаяся там категория лиц сейчас не имеет такой возможности, потому что все из малообеспеченных семей. И осужденная Чечиль, в принципе, всегда из своих продуктов питания готовит, угощает. Поэтому этот случай не единичный.

Судя по этому монологу, в первые дни своего пребывания в колонии-поселении Светлана Всеволодовна не просто угощала, а кормила едва ли не всех заключенных исправительного учреждения.

 

Пирожок – начало «общака»

Во время своих пояснений суду Светлана Чечиль сказала, что, когда она находилась в СИЗО (о в следственных изоляторах она провела почти четыре месяца), никому и в голову не приходило наказывать ее или кого бы то ни было за то, что кто-то с кем-то чем-то поделился.

Судья уточнила у представителя колонии, почему при наличии таких жестких в отношении дележки продуктами питания правил внутреннего распорядка исправительных учреждений (а у СИЗО есть и такие функции) Светлана Всеволодовна могла беспрепятственно и безнаказанно делиться с другими сидельцами конфетами и печеньем?

Ответы стражу порядка давались явно нелегко.

- Потому что она находилась там в статусе обвиняемой, под следствием. А тут (в правилах - прим. авт.) оговорено, что осужденным запрещается, - попытался было объяснить представитель ИК. Однако адвокат Светланы Чечиль напомнил представителю ответчика, что последние несколько недель в следственном изоляторе его доверительница находилась уже в статусе осужденной. На что страж порядка, не моргнув и глазом, ответил:

- Я не могу отвечать за действия тех сотрудников администрации, которые, может быть, недобросовестно несут службу и не выявили этот факт.

То есть начать наказывать ее за нормальное общение с людьми, находящимися за решеткой, надо было гораздо раньше.

Впрочем, дальше и вовсе началось что-то невообразимое. Говорил молодой, образованный (в суде он указал, что имеет высшее образование), успешный (начальник какого-то там отдела в ИК) мужчина. Говорил красочно и уверенно. Но что он говорил?

- Предположим, сегодня у нее есть продукты питания и она подарила осужденной Возисовой (девушка, с которой поделилась пирожком Светлана Всеволодовна - прим. авт.), а завтра у нее их нет, скажем так. И на этой почве может разразиться конфликтная ситуация. Потому что осужденная Возисова может к ней это принять как за должное, подойти к ней и сказать: «Почему ты мне не даешь?»

Дальше - больше:

- Ведь на продукты питания можно играть и в азартные игры. Понимаете?

Ну и безоговорочный перл:

- Раз человек не понимает, раз он любит всем все дарить, нам остается только привлекать к ответственности. Потому что далее это может привести к намного большему. Есть такие понятия воровские, как "общак". Это может привести и к этому.

 

Больше ни крошки, ни ложки песка

В уголовном деле Светланы Чечиль имеется характеристика - психологическое обследование, в котором указано, что ей «свойственны мягкосердечие, доброта, эмоциональная отзывчивость, высоко развитая эмпатия  (умение понимать других и сопереживать людям – прим. авт.), альтруизм», «в поведении может проявлять спонтанность, искренность, глубокую заинтересованность в другом человече».

- Она проявила свои прекрасные черты характера. За что наказывать? – недоумевал защитник. - Цель должна была быть – нарушить эти правила, наплевать на них и идти своим преступным путем, жить по понятиям, которые приняты в какой-то там среде. Вот это да, это надо пресекать. А когда человек живет по правилам общежития, действует из добрых отношений, наказывать за это… Ну это чудовищно.

- После того, как это произошло и в отношении вас было взыскание применено, больше вы не повторяли этого? – уточнила у осужденной судья.

И это был второй момент, казалось бы, смешного судебного заседания, когда стало по-настоящему страшно. Потому что Светлана Всеволодовна ответила:

- Я никого больше не угощаю. Ничем. Ни крошки, ни ложки песка. Ничего. Я ем одна. Я сижу, как изгой. Мне это крайне неудобно. Я себя неловко чувствую, потому что я сижу со своей тарелкой, со своей мисочкой. Я открываю свой пакетик и ем исключительно одна. И, поверьте мне, это крайне неудобно. Но я вынуждена это делать. Я себя нормальным человеком не чувствую, что я так вынуждена себя вести. Что я не могу человеку, у которого нет даже заварки, дать пакетик чая. Но это так. Я даже стараюсь чай попить одна, когда нет никого в столовой, потому что мне неудобно.

Так ради вот этого Светлану Всеволодовну упекли за решетку? Это она вот так вот там должна была измениться?

Видимо, да. Потому, что представитель колонии удовлетворенно сообщил:

- После объявленного дисциплинарного взыскания да, Светлана Всеволодовна старается употреблять пищу совершенно одна и ни с кем не делясь. Так скажем, не даря.

Доброму, отзывчивому человеку довольно жестоко продемонстрировали, что с людьми (во всяком случае, в рамках колонии-поселения) вести себя по-человечески нельзя, человек человеку волк. А мы еще потом удивляемся, что бывшие заключенные, такие «перевоспитанные» правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, не могут социализироваться в обществе.

На этот раз здравый смысл восторжествовал. Судья Наталья Тарабрина удовлетворила иск Светланы Чечиль и признала вынесенное ей за пирожок наказание незаконным. Правда, у представителей ИК есть месяц, чтобы обжаловать это решение.

 

Новости наших партнеров

Реклама







Ещё интересное

Правописание уведомления вебмастера