«Я хотела выйти из туалета, но испугалась, что нарушу правила, и замерла между двумя унитазами»

Политика → "Я хотела выйти из туалета, но испугалась, что нарушу правила, и замерла между двумя унитазами"

В городском суде Петрозаводска завершилось рассмотрение иска Светланы Чечиль, пытавшейся опротестовать выговор, вынесенный ей администрацией колонии-поселения, в которой она находится.

Напомним, выговор осужденной женщине объявили за то, что она нарушила 16-й пункт 4-й главы правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, а именно не поздоровалась с начальником оперативного отдела колонии Иваном Ковалевым. Согласно объяснениям Чечиль, в тот момент она стирала белье в женском туалете, находящемся в коридоре женского отделения. По ее словам, она услышала команду: «Внимание», которая сопровождает появление представителей администрации, и, согласно правилам внутреннего распорядка, бросила стирку, встала ровно и замерла.

- Я думала выйти из туалета, - пояснила на суде Чечиль (связь с ней осуществлялась в форме видеотрансляции через скайп), - но испугалась, что в этом случае нарушу правила. Ведь нас инструктировали, что при появлении работников исправительного учреждения мы должны стоять, где стоим, и не двигаться. Поэтому я замерла между двумя унитазами, а тазик с бельем стоял на одном из них.

Дверь в туалет была открыта. Светлана видела, как 29-летний Ковалев прошел мимо, не посмотрев в ее сторону. Потом он пошел обратно, неожиданно заглянул к ней в уборную и спросил, почему она с ним не поздоровалась.

- Я объяснила ему, что мы же с ним сегодня уже виделись (утром Чечиль не просто виделась и здоровалась с Ковалев, но в течение часа разговаривала с ним - прим. авт.). Он попросил написать объяснительную и ушел.

Почти сразу после этого разговора Чечиль была вызвана к исполнявшему обязанности начальника колонии-поселения товарищу Семенченко. Тот попросил объяснить случившееся и, услышав, что Светлана уже здоровалась с Ковалевым утром, заметил, что «на строгом режиме здороваются каждый раз». Тот факт, что они находятся не на строгом режиме, а колонии-поселении, Семенченко, видимо, счел несущественным. Он также потребовал от осужденной объяснительную. Затем ей был объявлен выговор, который в итоге и явился основанием к тому, что Чечиль было отказано в условно-досрочном освобождении.

Согласно показаниям Ивана Ковалева, все обстояло не совсем так. По его словам, осужденная в момент его визита находилась не в туалете, а рядом с туалетом - «на коридоре». И приходил он в женское отделение не в сопровождении осужденного Кучина, как показалось Чечиль, а вместе с упомянутым уже Семенченко и с еще одним прапорщиком. Да, при его появлении осужденная стояла. Да, ровно. Да, смотрела на него. Но не сказала: «Здравствуйте». А это нарушение.

- Уточните, - обратился к Ковалев представитель Чечиль, - где именно находилась осужденная, когда вы вошли?

- На коридоре, рядом с санузлом.

- На коридоре?

- Ну, в коридоре.

- А с другими работниками колонии, которые пришли с вами, она тоже не поздоровалась? Если да, то почему тогда они тоже не пожаловались?

- Я не говорил, что они тоже проходили мимо нее. Они по своим направлениям шли.

- Скажите, а существует ли какая-то регламентированная форма приветствия, с которым осужденные должны обращаться к работникам исправительных учреждений?

- Нет, строгой формы нет, - пояснил начальник оперативного отдела. - Можно сказать «доброе утро», «добрый вечер», «здравствуйте», но нельзя говорить «привет», так как должна соблюдаться субординация.

И тут суд подошел к самому интересному. Оказалось, что пункте 16 главы 4 правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, названной «Взаимоотношения осужденных и работников ИУ», не прописано, как именно осужденные должны приветствовать своих тюремщиков. Вернее, конкретно там указано лишь то, что осужденные должны вставать. «Осужденные обязаны здороваться при встрече с работниками ИУ и другими лицами, посещающими ИУ, вставая». Вставая! Вот и все, что касается правил приветствия. Дальше стоит запятая и рассказывается, что обращаться к работникам ИУ осужденные должны на «Вы» и называть их следует «гражданин» или «гражданка». Но это касается уже не сугубо приветствия, а в принципе культуры общения между заключенными и охраной. Если они разговаривают друг с другом, то обязаны это делать вежливо — на «Вы». Для приветствия же, как явствует из правил внутреннего распорядка, достаточно просто встать.

В постановлении о вынесении Светлане Чечиль взыскания было написано, что она не поприветствовала Ковалева. Но она его поприветствовала. Она поприветствовала его вставанием. То есть буква закона ничего не говорит о том, что осужденные обязаны приветствовать тюремщиков голосом. Они должны с ними «здороваться, вставая». Вставание есть один из видов приветствия. Так приветствуют ученики учителя, так приветствуют судью участники процесса, так, в конце концов, приветствуют президента страны члены любого форума или съезда. И нет в правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений каких-то специальных оговорок по этому поводу.

Чечиль при появлении начальника оперативного отдела стояла. Она поприветствовала его вставанием. Ничего большего закон от нее не требовал. Все остальное это вольное толкование правил сотрудниками ФСИН. По идее, вольные трактовки законов не должны интересовать суд. Судья чтит закон, переступить через букву и дух закона он не может. И, по большому счету, в истории с Чечиль не важно, была ли она внутри санузла или «на коридоре», один пришел Ковалев в женское отделение или с прапорщиком, здоровалась ли она уже с ним утром или нет. Важно здесь лишь то, что она не нарушала 16-й пункт 4-й главы правил внутреннего распорядка ИУ. Все это пытался донести до судьи представитель осужденной.

Но тщетно. Судья Картавых постановила в иске Светлане Чечиль отказать.




Новости наших партнеров

Загрузка...




Ещё интересное





Ещё из рубрики "Политика"

Правописание уведомления вебмастера