В ожидании приговора. Как судья обойдет доказательства невиновности подсудимых по делу «Петропита»?

В центре внимания → В ожидании приговора. Как судья обойдет доказательства невиновности подсудимых по делу "Петропита"?

Уголовное дело "Петропита" рассматривалось в Петрозаводском городском суде полтора года. Все это время государственные обвинители задавали многочисленным свидетелям вопросы, внимательно слушали ответы и постоянно писали. И хотя изначально было понятно, что от обвинения, при всех имеющихся доказательствах невиновности подсудимых, они не откажутся, была надежда на то, что хотя бы попытаются скорректировать с учетом услышанного то, что написал следователь в обвинительном заключении. Увы. Вся речь прокуроров, которая заняла в общей сложности почти пять часов, оказалась практически дословным пересказом этого заключения. Словно и не было ни процесса, ни показаний, ни доказательств. Подробности - в материале "Столицы на Онего".

 Напомним, что, по версии следствия, экс-директор ПМУП "Петропит" Ольга Залецкая (сейчас – депутат ЗС РК), директор Олонецкого молочного комбината Анастасия Кравчук и экс-директор ТД "Ленторг" Александра Корнилова в 2011-2013 годах мошенническим путем приобрели здание бывшего комбината школьного питания, принадлежавшее "Петропиту". Якобы Корнилова в свое время фиктивно (этот факт был опровергнут в суде) взяла объект в аренду, чтобы Ольга Залецкая (которая специально для этого устроилась в муниципальное предприятие) выставила его в последующем на аукцион с учетом обременения, что позволило бы Анастасии Кравчук купить его по заниженной цене. И всей этой схемой, согласно обвинительному заключению, руководил лидер карельских "яблочников" Василий Попов.

Справедливости ради отметим, что кое-что свое в текст обвинения прокуроры все-таки внесли. В частности, в одном из допросов временного управляющего ПМУП "Петропит" Сергея Громова есть упоминание о том, что некая Наталья (юрист) от Корниловой звонила ему по поводу договора. Это, по мнению государственных обвинителей, доказывает то, что именно Александра Юрьевна была инициатором взятия здания в аренду (по версии следствия ведь аренда здания возникла в результате реализации "преступного" плана). Однако в тех же показаниях на вопрос о том, с чего он взял, что Наталья звонила именно от Корниловой, свидетель сообщил, что имелась же подпись подсудимой. Иначе говоря, та самая юрист звонила Громову по поводу договора уже после того, как Корнилова поставила под ним свою подпись.

Этот факт, выданный за доказательство вины подсудимых, выглядит довольно нелепо даже в силу того, что огромное количество свидетелей, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты, указали на то, что инициатором заключения договора аренды на здание была не Александра Корнилова, и уж тем более не Василий Попов, а представители "Петропита".

Об этом, в частности, прямо заявил и тот же Сергей Громов, и внешний управляющий "Петропита" Александр Осин. Последнего вызывали в суд дважды. Видимо, в надежде, что человек как-то подкорректирует свои совершенно невыгодные для стороны обвинения показания. Однако свидетель неоднократно и четко повторил, что инициатором аренды абсолютно точно был сам «Петропит» (его представители сбились с ног в поисках того, кто бы согласился арендовать это помещение). Даже не укладывается в голове, как можно было умудриться закрыть глаза на эти показания. Да, они опровергают версию следователя, но они же есть, и судья знает, что они есть, и подсудимые, и те, кто следил за ходом судебного процесса и присутствовал во время допросов свидетелей, тоже знают. Но это государственных обвинителей не смутило.

Здание комбината школьного питания было реализовано по 178-му закону на открытом аукционе, во время которого его мог купить любой желающий, любой, кто предложит наибольшую цену, в том числе и сам арендатор. При такой продаже всегда учитывается наличие обременения. При этом в речи прокуроров говорится о Федеральном законе № 159, который предусматривает прямую продажу объектов недвижимости арендатору. При применении этого закона обременение арендой не учитывается. Зачем вменять Залецкой нарушение закона, которым она не пользовалась, да и не могла воспользоваться? На момент реализации здания права напрямую выкупить объект у арендатора не было. И прокурорам прекрасно об этом известно. Так же, как известно и то, что не могла, не имела права Ольга Евгеньевна вольно обращаться с ценой объекта. Если бы здание было выставлено на аукцион не по той цене, которую вывел оценщик (представляющий государственную организацию, и претензий к которому со стороны правоохранительных органов не было и нет), а по более высокой, аукцион мог сорваться, а это значит, что в дальнейшем пришлось бы проводить торги уже не на повышение, а на понижение цены.

Ну и, конечно, не выдерживает никакой критики утверждение гособвинителей о том, что Залецкая указывала оценщикам на то, что они должны оценивать здание именно с учетом обременения. Это неправда. Цена выводилась на основании объективных данных, которые Ольга Евгеньевна не имела права не предоставить. Это подтверждается в том числе допросами самих оценщиков.

Понятно, что требование посадить человека на четыре года надо чем-то обосновывать, но так-то зачем?

Решили за судью?

В случае с Ольгой Залецкой прокуроры вообще не очень-то заморачивались. Вот в обвинительном заключении указано, что она всех обманула (оценщиков, сотрудников администрации, тех, кто проводил открытый аукцион, и даже суд). То, что ни один свидетель (а в суде были допрошены не только все те, кто имел непосредственное отношение к сделке, но и те, что вычитали о ней из газет) факт обмана со стороны Залецкой не подтвердил, прокурорами в расчет взято не было. Более того, в обвинении остался пункт об обмане судьи, которого ни разу даже не допрашивали (ни на стадии следствия, ни во время судебного процесса), хотя сторона защиты дважды заявляла об этом ходатайства.

Напомним, что Ольга Залецкая изначально отказывалась подписывать договор купли-продажи здания с единственным участником аукциона Анастасией Кравчук: она надеялась на увеличение цены объекта во время проведения торгов, а этого не произошло. Сделка состоялась только по решению Петрозаводского городского суда. Судья Владимир Коваленко признал за Анастасией Андреевной право на приобретение здания и обязал «Петропит» подписать с ней договор купли-продажи.

- Участники процесса не располагают данными о том, считает ли судья Коваленко, что он был кем-либо введен в заблуждение при принятии решения по данному делу, - отметил в своей речи защитник Ольги Залецкой. - Если обвинение считает, что решение суда было вынесено под влиянием обмана и заблуждения, то действия прокуратуры совершенно непоследовательны – до настоящего времени данное судебное решение никем не опротестовано, и никем никогда не принималось мер к его отмене, несмотря на имеющиеся у прокуратуры полномочия.

По мнению адвоката, поддержав обвинение и в части обмана судьи Коваленко, государственные обвинители практически ориентируют судью Голяеву (именно она рассматривает данное уголовное дело) на принятие незаконного обвинительного приговора.

- Суд не может сделать вывод о том, что при принятии решения судья был каким-либо образом обманут, если сам судья не вынес об этом обращение с просьбой отменить решение, и не одно доказательство, которым он руководствовался при принятии решения не признано недопустимым или фиктивным, - пояснил защитник Ольги Залецкой.

Впрочем, не менее ущербно выглядит обвинение Ольги Залецкой и в том, что она якобы знала, что на открытый аукцион, кроме Анастасии Кравчук, никто не заявится. Откуда ей могло быть это известно, прокуроры не поясняют. Да и как они могут это пояснить, если владеть подобной информацией Залецкая не могла даже чисто теоретически? Информация об открытом аукционе находится в открытых источниках и доступна неограниченному количеству лиц. Откликнется на нее кто-либо или нет, предсказать невозможно.

Тяжесть выбора

Нет возможности, да и, наверное, надобности анализировать абсолютно все бездоказательные утверждения в речи государственных обвинителей. Их подметили и подробно разобрали адвокаты подсудимых, которые на протяжении двух дней выступали в прениях.

Отметим только, что прокуроры умудрились отвергнуть в качестве доказательства по делу даже экспертизу, которая в рамках судебного следствия была назначена по их же просьбе. Напомним, что, согласно работе питерского оценщика Владимира Рудича, нанятого следователем, здание бывшего комбината школьного питания на момент продажи стоило около 62 миллионов рублей. Но в суде вскрылись многочисленные ошибки, допущенные экспертом в работе. И не только ошибки: подтверждено, что питерский специалист использовал для работы в том числе и недостоверные данные. В связи с этим прокуроры и просили суд назначить повторную судебно-оценочную экспертизу. Вот только результаты этой оценки государственных обвинителей не устроили. Дело в том, что оценщик пришел к выводу, что здание стоило в разы меньше. Его цифры оказались практически идентичны цифрам, которыми руководствовалась Ольга Залецкая (за период подготовки объекта к реализации они трижды заказывала его оценку), выставляя здание на продажу. В результате, вопреки здравому смыслу, прокуроры попросили суд при назначении наказания подсудимым ориентироваться именно на ошибочную экспертизу Рудича.

И сейчас, конечно, вся тяжесть выбора падает на судью. Очевидно, что в силу сложившихся обстоятельств вынести оправдательный приговор она не может, но и написать заведомо неправосудный приговор ей нельзя. Это будет превышением должностных полномочий. Скорее всего, судья пойдет по тому же пути, что и прокуроры: зачитает обвинительное заключение так, будто этого судебного процесса и не было.

Отметим, что все это происходит в условиях, когда совершенно очевидно, что как только Верховный суд Карелии утвердит приговор суда первой инстанции, партия «Яблоко» предпримет активнейшие меры для того, что он как можно быстрее попал в Европейский суд по правам человека.







Новости наших партнеров

Загрузка...






Ещё из рубрики "В центре внимания"



Правописание уведомления вебмастера