Вот как выглядят спутницы самых популярных пластических хирургов: посмотрите и узнайте, переделывают ли они своих жен и правда ли, что им не нравится все натуральное

Обзор → Вот как выглядят спутницы самых популярных пластических хирургов: посмотрите и узнайте, переделывают ли они своих жен и правда ли, что им не нравится все натуральное

Этим женщинам повезло, так как их мужья являются известными пластическими хирургами. Получается, они могут в любой момент перекроить свою жену по любому образцу. Мы решили проверить, как выглядят жены самых именитых пластических хирургов в мире, а заодно узнать, правда ли, что им не нравится натуральная красота.

Анна Крафт, 43 года

Анна Крафт замужем за известным американским пластическим хирургом Филиппом Крафтом с 1997 года. По ее собственным словам, в начале отношений с Филиппом она даже не задумывалась о том, чтобы лечь под нож. Однако ее взгляды резко изменились после рождения первого ребенка в 2003 году. Анна была недовольна собственным телом, но решиться на хирургическое вмешательство смогла только после появления на свет второго сына.

Первой операцией Анны, которую провел ее возлюбленный Филипп, стало увеличение груди. Тогда женщина осталась максимально довольна результатом вмешательства и позволила мужу еще немного поработать над ее телом. Прославленный бьюти-доктор сделал жене липосакцию, очертил талию и увеличил ягодицы, после чего фигура Анны стала не хуже, чем у большинства супермоделей.


Волшебные руки Филиппа Крафта коснулись не только фигуры, но и лица любимой супруги. К радикальным вмешательствам Анна пока не прибегала (просто нет такой необходимости), однако доверила возлюбленному сделать себе инъекции ботокса и филлеров, после чего, по мнению Филиппа, стала выглядеть лучше, чем в момент их знакомства, когда ей было всего 22 года.

«Я — живое воплощение кропотливой и тщательной работы моего любимого супруга. И от этого меня буквально переполняет гордость», — не устает повторять Анна Крафт в своих многочисленных интервью.

Филипп Крафт, к слову, также максимально удовлетворен результатом преображения своей супруги. «Хотите узнать, насколько я хорош? Тогда просто посмотрите на мою жену», — с гордостью говорит пластический хирург каждой второй своей пациентке на первичном приеме.

Вероника Мэтлок, 38 лет

Вероника Мэтлок познакомилась со своим будущим мужем Дэвидом в 2007 году, когда впервые пришла к нему на прием. Тогда девушка весила на 18 килограммов больше, чем сейчас, и в целом выглядела совсем иначе. Вероника обратилась к хирургу, чтобы сделать вагинопластику после рождения дочери. Однако Дэвид убедил девушку не останавливаться на одной операции и предложил ей целый ряд хирургических вмешательств, а заодно свою руку и сердце.

Со временем доктор Дэвид Мэтлок превратил Веронику в настоящую чудо-женщину. Помимо вагинопластики хирург сделал возлюбленной подтяжку ягодиц, липосакцию рук, бедер и подбородка и даже пластику ушных раковин. Кроме того, супруг приучил Веронику к регулярным тренировкам, которые максимально приблизили ее к фигуре мечты.

По словам Вероники, первое время она стеснялась смотреть Дэвиду в глаза. Однако пластический хирург помог возлюбленной избавиться от комплексов и стать лучшей версией самой себя. К слову, сам доктор Мэтлок также активно пользуется достижениями пластической хирургии и косметологии. К примеру, инъекции ботокса супруги всегда делают вместе, крепко держа друг друга за руки.

Вероника постоянно повторяет, что благодарна всем богам за встречу со своим личным скульптором. «Мне нравится быть живой рекламой его работы», — с гордостью говорит супруга пластического хирурга.

Сам доктор Мэтлок утверждает, что полюбил Веронику с первого взгляда, когда ее внешность еще отличалась от общепринятых стандартов красоты. По словам Дэвида, возлюбленная покорила его своей податливостью. «Она согласилась на все, что я ей предложил. Даже на брак!» — рассказал Мэтлок в одном из интервью.

Лора Броуманд, 54 года

Лора Броуманд встретилась со своим будущим мужем Стаффордом, ведущим нью-йоркским пластическим хирургом, когда ей было уже за тридцать, а за плечами был неудачный брак и двое детей. По словам Лоры, она сразу почувствовала себя со Стаффордом комфортно, несмотря на то, что постоянно замечала, как оценивающе (в профессиональном смысле этого слова) он смотрит на других женщин.

«Я чувствовала, что он увлечен мной. У меня абсолютно не было ощущения, что он ищет во мне недостатки, хотя я прекрасно знаю, что он всегда найдет, что исправить в других», — рассказала Броуманд о начале отношений со Стаффордом в одном из интервью.

По словам Лоры, ей приятно, когда люди смотрят на нее как на рекламу работы ее талантливого супруга. Своей любимой процедурой Броуманд называет введение ботулотоксина в подмышки для уменьшения потоотделения. «После этих инъекций я могу смело носить любимое маленькое черное платье без опасения попасть в неловкую ситуацию». Однако полный список своих бьюти-вмешательств женщина предпочитает тщательно скрывать.

О своих метаморфозах Лора обычно говорит очень аккуратно: «Если вам нравится, как я выгляжу, значит, вы такая же сторонница нерадикальных и едва заметных изменений во внешности, как и я сама».

Маффи Поттер Астон, 66 лет

Маффи Поттер Астон убеждена, что у ее супруга Шэрила — одного из ведущих американских хирургов — должна быть самая идеальная женщина. И чтобы как можно дольше ловить восхищенные взгляды мужа, Маффи регулярно ложится под его скальпель.

Маффи часто спрашивают, не смущает ли ее тот факт, что самый близкий человек неоднократно перекраивал ее лицо. На эти вопросы Астон отвечает однозначно и уверенно: «Никогда даже не думала об этом! Я видела, как он работает, знаю, что он перфекционист. Так зачем же мне обращаться за помощью к другому специалисту?»

«Я открыто заявляю о том, что моя грудь и лицо — результат хорошей работы моего супруга. Мы же не скрываем, что делаем маникюр или, к примеру, красим волосы. По мне, пластика — это то же самое. Я вешу 57 килограммов, у меня рельефное тело, я веду активный и здоровый образ жизни и прибегаю к различным бьюти-вмешательствам. Было бы глупо с моей стороны притворяться, что я великолепно выгляжу и не прилагаю к этому особых усилий», — считает Маффи Поттер.

В то же время Маффи не считает нужным навязывать свою точку зрения другим людям. По словам женщины, прибегать к пластическим операциям или нет — это личный выбор каждой представительницы прекрасного пола. Поэтому никто не имеет права на него влиять, даже собственный муж-пластический хирург.

Лиза Хочстейн, 34 года

Лиза Хочстейн замужем за пластическим хирургом Ленни Хочстейном, которого в Майами многие называют настоящим богом женского бюста. Девушка всегда активно увлекалась пластикой. Еще до знакомства с будущим супругом Лиза сделала себе ринопластику и увеличение груди. Последнее вмешательство, к слову, оказалось крайне неудачным.

Уже после свадьбы Лиза буквально уговаривала Ленни исправить ошибку другого специалиста и сделать ей красивую грудь. Однако долгое время пластический хирург, на удивление, был непреклонен. «Муж был против, потому что считает неправильным делать бессмысленные операции. Он очень консервативен в этом вопросе. Я потратила уйму времени и назвала сотни причин, чтобы убедить его», — призналась девушка.

В конце концов, Ленни все же поддался на уговоры возлюбленной и сделал ей роскошный бюст, который, к слову, даже ее прославил. Девушка стала звездой американского Playboy и очень быстро обзавелась целой армией преданных поклонников.

Лиза Хочстейн не устает публично благодарить своего мужа за бьюти-манипуляции, которые он провел с ее телом. Девушка без излишней скромности описывает себя как «лучшее творение пластического хирурга Ленни Хочстейна».

Гейл Собель, 44 года

Супруг Гейл Собель — известный в Америке врач-эстетист Говард Собель. Женщина более 20 лет является его постоянным пациентом. Однако сошлись Гейл и Говард только спустя 10 лет после знакомства. По словам супруги бьюти-доктора, именно в тот момент они одновременно поняли, что абсолютно свободны и готовы к новым отношениям.

Гейл утверждает, что до замужества Говард постоянно убеждал ее опробовать на себе всевозможные новейшие бьюти-процедуры. «Я думала, что стану его пожизненным рабочим проектом для экспериментов», — признается Гейл. Однако после вступления в брак врач-эстетист неожиданно изменил свою привычную позицию.

По словам Гейл, теперь супруг постоянно останавливает ее от ненужных бьюти-вмешательств. «Я часто показываю ему морщины на своем лбу и интересуюсь, нужно ли убрать их с помощью инъекций, однако обычно он отвечает мне: «Нет, морщины останутся на своем месте». Собель утверждает, что муж постоянно следит за ее внешним видом и не позволяет переборщить с увеличением губ или инъекциями ботокса, потому что сам является сторонником максимальной натуральности.

Яна Лапутина

В том, что тридцатилетняя красавица и телеведущая Яна Лапутина сделала ринопластику, косвенно виновен ее папа, известный пластический хирург Евгений Лапутин. Как-то он пошутил, что носы растут всю жизнь и лет через сорок у дочки будет нос «картошкой».
Она чуть было не легла к папе на операционный стол, но внезапно передумала, а потом стало поздно: отец трагически погиб. «Спустя пару лет у меня заболело ухо, я пошла­ к лору, и он сообщил, что ­искривлена у меня носовая перегородка и от этого я мучаюсь мигренью и аллергией. А если сделать ринопластику, то все пройдет, – рассказывает Яна. – И я тут же позвонила Отари».
В тот момент они еще не были женаты. Яна говорит, что тогда еще не встречалась с Отари. Отари говорит, что он уже встречался с Яной. Истина лежит где-то посредине: они дружили, он уже был в нее влюблен, она еще не знала, влюб­лена ли в него. Но зна­ла, что он отличный хирург: «Я видела носы, которые он оперировал. Это ­прекрасные носы!»
Предновогодние дни для пластических хирургов – горячее время. Все хотят прооперироваться и после каникул прийти в офис красавицей. Яна тоже ­решила оперироваться 27 декабря. Накануне они все обсудили, порисовали на салфеточках будущий нос. Он еще пошутил: «Если не получится, не переживай – я на тебе женюсь!» Утром она приехала в клинику. Боялась ужасно.
Поженились Яна и Отари через год после операции. Теперь, спустя шесть лет, мне кажется, пора все же ответить на вопрос: он сделал ей новый нос потому, что к этому были показания? Или потому, что не мог ей отказать?
В прошлом году у Яны и Отари родилась дочь Тая. После родов Яна начала забрасывать удочку, чтобы муж сделал ей грудь. Ей не нужен пятый размер, просто чуть побольше, так ее фигура будет гармоничнее. Он отказывается: «Мне и так нравится. И вообще, после маммопластики не рекомендуется в течение года беременеть. А у меня на Яну еще есть виды. Родит второго – тогда посмотрим». Яна однако не теряет надежды его убедить. Но при этом признается: «Если бы я по-настоящему хотела новую грудь, я бы уже нашла тот скальпель, который надо приставить к его горлу».

Татьяна Суламанидзе

Татьяна Суламанидзе в свои шестьдесят вовсе не производит впечатление «жертвы пластики». Она хорошо и очень естественно выглядит. Объясняется этот феномен тем, что подавляющее большинство операций, которые ей делал Марлен, проведены по методу, который изобрел он сам. Сейчас его часто используют.
Эксперименты с нитями он проводил на себе. Вшил их в предплечье, ­чтобы посмотреть, как отреагируют ткани. А в числе первых десяти «нитевых» пациентов была Татьяна.
Имплантация нитей – не первая операция, которую Марлен сделал ­Татьяне. «За пару лет до этого мы делали глаза. Ей тогда было сорок три года. Обычная блефаропластика, лазерной еще не существовало. Показания – возраст. Она сама меня попросила и, если бы что-то прошло не так, конечно, запилила бы меня насмерть. Но если бы я повел ее к другому хирургу, она еще больше меня запилила бы. Так что, если вдуматься, у меня не было выхода, да».
У этой обычной блефаропластики была одна особенность. Она проводилась под мест­ной анестезией: оказалось, что Татья­на боится общего наркоза больше, чем боли. И Марлен делал ей операцию, буквально глядя ей в глаза и рассказывая, как все хорошо и какая она молодец. И она почти не волновалась.
Вскоре после блефаропластики он и имплантировал Татьяне первую порцию нитей – вокруг глаз, чтобы избежать «гусиных лапок» и опущения бровей. Потом последовала легкая подтяжка щечно-скуловой области. Потом, спустя три года, – более серьезная подтяжка. И еще была платизмопластика – ликвидация второго подбородка.
Один раз Марлен отказался опе­ри­ровать Татьяну. «Она мне проходу не давала, настаивала, чтобы я ей SMAS-лифтинг сделал, – рассказы­вает он. – Я говорю: «Сделаю, но только под нормальным наркозом». Она: «Нет, давай под местным». А это длитель­ная операция! Она: «Я пойду к друго­му врачу!» Я: «Если пойдешь – обратно можешь не возвращаться!» А недавно было несколько историй со смертель­ными случаями после наркоза... Так что эта тема у нас с повестки дня снята».
Источник: Glamour, woman.ru
Читайте также:

И вот это идеал женской красоты в представлении современных мужчин?! 10 инстраграм-моделей, которые зарабатывают миллионы своим телом

"Кукла Маша": что с собой делают современные женщины, как они превращаются в шаблонных красавиц и сколько это стоит

"Сделанные" куколки: узнали, что меняют в себе современные женщины и во сколько петрозаводчанкам обойдется полный "тюнинг" своего тела

До и после: люди, которые хотели стать красивее, но испортили себя пластическими операциями







Новости наших партнеров

Загрузка...






Ещё из рубрики "Обзор"



Правописание уведомления вебмастера