«Сложнее всего прекратить задавать один и тот же вопрос: «За что?» Как умирала моя мама

Личный опыт → "Сложнее всего прекратить задавать один и тот же вопрос: "За что?" Как умирала моя мама

Петиция нашей землячки Юлии, касающаяся обезболивания смертельно больных людей и набравшая больше 200 тысяч подписей, прогремела на всю страну. Сегодня мы поближе познакомимся с мамой Юлии, за которую так отчаянно боролись ее родные, и узнаем о том, как она провела свои последние дни.

Те, кто испытал подобное горе, подтвердят, что труднее всего близким смертельно больного человека дается смирение, - рассказала Юлия. - А оно ой как необходимо! Необходимо, чтобы успокоиться, перестать паниковать и задавать небу один и тот же вопрос: «За что?». Потому что только с холодной головой и трезвым разумом можно что-то сделать. Даже если уже нет никакой надежды и человек умирает, дел все равно по горло.

Это и уход за больным, его кормление и гигиена, и беготня по аптекам и больницам. Поэтому всем, кто сейчас находится в такой ситуации, я желаю прежде всего смирения. Да, смириться с уходом родного человека трудно. Но от того, что вы будете сидеть и рыдать, ему лучше не станет. Смириться вовсе не значит опустить руки. Это значит принять ситуацию такой, какая она есть на данный момент, и делать все, что в ваших силах, чтобы ее хоть немного улучшить, облегчить.

Наша мама всегда вела здоровый образ жизни. Она не пила, не курила, занималась спортом. В последнее время увлеклась скандинавской ходьбой. Любила рукодельничать: шила, вязала, вышивала. Наверное, именно поэтому эта болезнь стала для нее таким ударом. Она лежала и плакала: «Я думала, буду болеть, навяжу вам всего! А я и рук поднять не могу!»

Вообще, с первого дня, как мама слегла, она часто и подолгу плакала. Нет, она жалела не себя. Она жалела нас: меня и сестру. Даже в таком беспомощном состоянии она не хотела обременять нас. Поэтому буквально до последнего дня она ходила в туалет сама. Каждый, кто ухаживал за больным человеком, скажет вам, что это дорогого стоит. Поначалу поход до туалета занимал у нас от силы минут 10, а позже, когда каждый шаг стал даваться маме с трудом, больше часа.

Тело не слушалось ее, ноги дрожали и то и дело подкашивались. Но она шла. Упорно шла. Бывали, конечно, у нее и минуты слабости, когда она говорила: «Все! Не могу! Больше не встану! Надевайте памперс!» Но тут звонили ее подруги, сообщали, что придут проведать ее, и она требовала: «Снимайте ваши пеленки!» и снова шла в туалет. Поддержка подруг для мамы много значила! И спасибо им за их помощь и внимание!

Мама очень не любила осень. Особенно, октябрь и ноябрь. По странному стечению обстоятельств, именно в эти месяцы ушли из жизни почти все ее родственники, ее родители и брат. Поэтому мама каждый день спрашивала у нас, какое сегодня число. А потом и вовсе попросила повесить календарь возле кровати. Это было в октябре. Больше мы его не переворачивали.

Несмотря на трагедию, именно во время маминой болезни произошло много самых настоящих чудес. Будто кто-то сверху подсказывал нам, что и как делать, приводил в нашу жизнь добрых людей. Вот, например, та же петиция. Более 200 тысяч человек ее подписали! Разве это не чудо? Кроме того, люди предлагали нам всевозможную помощь. Один мужчина написал о том, что он не богат, но у него есть одна тысяча рублей, которые он может нам выслать. Или женщина-психолог предлагала бесплатные сеансы для снятия стресса. Всем вам низкий поклон!

Потом в подъезде дома, где жила мама, кто-то делал ремонт и весь мусор в огромных мешках свалил на лестничной клетке. Не знаю, откуда, но в моей голове вдруг мелькнула мысль: «А если маму нужно будет везти в больницу, носилки здесь будет не развернуть!» Бегать по квартирам и искать того, кто оставил этот хлам, нам было в тот момент некогда. Мы решили убрать его позже сами, только прежде на всякий случай написали объявление с просьбой вынести этот мусор. К вечеру площадка была абсолютно пуста. А через день маму несли по этому подъезду к поджидавшей внизу машине скорой помощи. Из больницы мама уже не вернулась.

За несколько часов до этого она вдруг открыла глаза и произнесла чуть слышно: «Снегирь! Снегирь!» Сестра выглянула в окно: никаких снегирей там не оказалось. И мы решили, что маме птицы просто приснились. А когда маму занесли в больничную палату, в глаза нам сразу бросилась кружка, видимо, принадлежавшая кому-то из пациентов. На кружке был нарисовал большой красивый снегирь.

Мы ушли из больницы только поздно вечером. Сестра строго-настрого наказала маме: «Жди нас! Мы утром придем!»  Проведя бессонную ночь, мы вернулись в больницу. Но мамина койка была уже пуста. Ночью у нее открылось кровотечение, и ее поместили в  ИТАР. Врач сообщил нам, что мама была на грани жизни и смерти. Но выкарабкалась. Видимо, потому, что ждала нас. Ведь мы же обещали вернуться!

Доктор заверил нас, что обязательно пустит к ней, но только после 12 дня. Мы с сестрой, не зная, куда себя деть от беспокойства, зашли в церковь. Был день святого Фомы. И священник рассказывал прихожанам его житие. А напоследок пожелал всем верить. И себе самому. Потому что, как он сам признался, «и я, бывает, сомневаюсь!» Странно было слышать такое от батюшки, но тем самым он вызывал еще большее доверие к себе.

В палату интенсивной терапии первой зашла сестра. А я осталась стоять в коридоре. Едва за сестрой закрылась дверь, как в окно коридора врезалась птица и, сломав шею, камнем рухнула на землю. Вечером мама умерла.

Записал Ульян Кудженаты







Новости наших партнеров

Загрузка...






Ещё из рубрики "Личный опыт"



Правописание уведомления вебмастера