«Здесь немало москвичек, а также замужем за турками очень много девчат из Украины». Истории девушек, ставших турецкими женами

Личный опыт → "Здесь немало москвичек, а также замужем за турками очень много девчат из Украины". Истории девушек, ставших турецкими женами

Расскажу, как я вышла замуж за турка и как мне живется в Анталии. Не скрою, что я всегда была красивой девушкой — стройная фигура, длинные светлые волосы, большие голубые глаза. Поэтому меня отговаривали ехать на отдых в страну, где живут «горячие парни». Но я всегда была независимой и гордой и потому даже не думала чего-то бояться, и мы отправились с подругой на один из известных турецких курортов. Нам все понравилось, кроме одного: навязчивости местных мужчин. Забегая вперед, скажу, что это было просто неудачное место, иначе я бы, наверное, не стала «турецкой женой».

В первый же день на улице ко мне подошел турок и развязно произнес: «Здравствуй. Ты Наташа?» Самое смешное, что меня в самом деле зовут Наташа! Однако я ему резко ответила: «Покажу я тебе Наташу! Сейчас полицию позову». Его как ветром сдуло. Следующим вечером мы с подругой решили посмотреть одежду и сувениры. Нас заинтересовали длинные красивые юбки, и мы зашли в лавку, где они продавались. Не успели рассмотреть товар, как ко мне, двадцатидвухлетней девушке, подошел юнец лет пятнадцати и, погладив по попе, сказал: «Пять минут секса, и любая юбка твоя». Я чуть не дала ему, извините, по морде!

И так было почти везде. Приставали к моей подруге, ко всем женщинам. Поскольку отель был небольшой и в нем отдыхали в основном немцы, а русских было немного, у нас образовалась своя небольшая и достаточно разновозрастная компания. Так вот, однажды дама лет семидесяти пяти рассказала за ужином, что на улице к ней подошел молодой человек и промолвил: «Леди, секс?» Не растерявшись, она засмеялась и спросила: «Да что ты со мной делать-то будешь?» В общем, под конец мы изрядно устали от этого и решили, что больше в Турцию ни ногой!

Но через год приятельница рассказала, что ездила в Анталию и там ничего такого не было, причем нигде, ни на улице, ни в отеле, и я решила рискнуть, причем на сей раз не нашла компании. Да, это оказалось правдой: никто не лез с непристойным предложениями, хотя в первом месте это делали даже официанты, а ведь персоналу отеля такие вещи строго запрещены под угрозой увольнения.

Однажды, после сеанса в хамаме (не в своем отеле) ко мне подошел молодой турок, очень красивый парень, и пригласил сходить на дискотеку. Я отказалась, и тогда он сказал, что хочет выучить русский, но пока знает мало слов. Он протянул мне список, сказав, что ему написали только вот это. Кто ему такое написал? Наверное, тот, кто решил подшутить над бедолагой, потому что там были слова «мясник», «топор», «кулак», «пистолет заряжен», «потрошить». Я хохотала как безумная, а потом сказала, что надо учить совсем другие слова, и, поскольку неплохо знаю английский, на котором говорил и он, согласилась ему помочь.

Мы с Эмином встречались до моего отъезда, а потом переписывались. Он работал поваром в отеле и мечтал открыть собственный ресторан. Родные обещали ему помочь, если он изучит дело, и мне пришла в голову мысль, чтобы он открыл русский ресторан. Он усомнился: кому нужен русский ресторан там, куда приезжают русские? Но я-то помнила, что были туристы, уставшие от турецкой еды: они говорили, что охотно поели бы пельменей или угостились бы креветками с пивом. Ведь бывают и те, кто приезжает в Турцию не на неделю, а и на месяц, а сколько русских живет в Анталии!

Когда я приехала на следующий год, Эмин сказал, что влюбился в меня с первого взгляда и хотел бы жениться. Наше чувство было взаимным, но я боялась, что его родители нам откажут. Эмин ответил, что у его отца и матери прогрессивные взгляды, никто из родни не будет против, к тому же они водят знакомство со многими русскими. В общем, мы поженились, а потом Эмин открыл ресторан, который стал семейным предприятием.

Муж мой мусульманин, но он ни разу не предложил мне поменять религию или как-то по-другому одеваться. Здешние турки могут спокойно отметить русскую Пасху вместе с русскими, а мы не забываем об их праздниках. Здесь немало москвичек, а также замужем за турками очень много девчат из Украины. Я помогаю мужу в ресторане, а другие женщины работают в отелях, магазинах. Правда, сейчас дела идут намного хуже, но, полагаю, это поправимо. Во всяком случае я ни разу не пожалела, что переехала в Турцию. Тут хороший климат, много солнца, можно купаться в море. Пусть наши не обижаются, но эта страна стала для меня второй родиной.

Александра

- Я хочу рассказать историю моей родной сестры, потому что знаю, что сама она никогда этого не сделает. В этой истории нет ничего запретного или преступного, просто есть много непонятного для меня, да и не только для меня. Имя сестры я изменю, чтобы ее не узнали, и назову ее Катей. Сразу скажу, что не хочу оскорбить ничью веру, я уважаю все религии и право выбора человека в этом смысле, но все-таки полностью принять решение сестры я не смогла.

Я старшая, Екатерина — младшая. Разница всего в два года, и мы вместе гуляли, играли — в то время у нас были почти идеальные отношения, что нечасто случается между сестрами. Катя была очень развитой: рано научилась читать, иногда высказывала совсем не детские суждения. Именно на нее, как я поняла, родители возлагали большие надежды. Сестра была фантазеркой: вечно придумывала какие-то истории, играла в принцессу и непременно восточную — заворачивалась в ткани, нацепляла на себя цепочки и бусы. Думаю, многое из того, что произошло с ней потом, было родом из детства, из тех ее увлечений.

Позднее на ее полке стояло много книг на восточную тематику, а по компьютеру она смотрела фильмы, которые казались мне какими-то наивными и слащавыми. Но Катерину было не оторвать от Востока. Она обожала всякие украшения и одежды, которые делали бы ее непохожей на других. Внешность у нас была разная: я русая, она — темная. То есть в общем-то на восточную принцессу она «тянула».

Когда нам было за двадцать, мы с Катей впервые поехали в Турцию. Жили в поселке Бельдиби, в районе Кемера, нам там очень понравилось. Купались, загорали, ездили на экскурсии. Одну из экскурсий вела турчанка — она очень хорошо говорила по-русски. Я еще хотела спросить, где она училась, но постеснялась. Она рассказала много интересного, потому что местная. Я слушала ее с большим удовольствием, а сестра вдруг с осуждением заявила: «Мусульманка, а в брюках. И работает. Как ей муж разрешает? Это не дело». Я очень удивилась и ответила, что Турция — светская страна, тут женщины не ходят в парандже и ведут себя достаточно свободно.

Потом мы поехали на экскурсию в океанариум — я была в полном восторге, сестра тоже. При выходе мы обратили внимание на пару: он в обычной европейской одежде, она — в черном, все закрыто, видны только глаза, большие, накрашенные, черные. Едва ли это были турки, скорее, приезжие из какой-то арабской страны. «Какая прелесть, как красиво!» — сказала Катя. Я не видела, чего тут хорошего: жара, а она закутанная. Но промолчала. Следующим летом мы побывали в Египте, где увидели еще одну картину: глава тоже какого-то арабского семейства шествовал во главе большой толпы семенящих за ним женщин в паранджах. Видимо, это были жены, свекрови, дочери, тетушки. Они и купались, и ели в этих нарядах. Кате такая картина очень понравилась, а я не видела, что тут хорошего.

Зимой я застала сестру читающей книгу «Жизнь Мухаммеда» — она взяла ее в библиотеке. Через какое-то время Катя призналась, что хочет стать мусульманкой. Я была поражена. У нас не религиозная семья, хотя считаем себя православными; пусть и не часто, но посещаем церковь, отмечаем основные праздники. Но мусульмане-то тут при чем?! Сестра сказала, что она не согласна с тем, что «где родился, там и пригодился», и желает сделать свой выбор, и я не нашлась, что ответить.

Она пошла в мечеть и через какое-то время стала мусульманкой. Родители об этом не знали, знала только я. Папа и мама долго не замечали, что Катя носит платок, одежду с длинными рукавом; наверное, думали, что просто такая мода. Теперь она редко встречалась с бывшими подругами, а в основном только с «сестрами», и называла себя Гульнарой. Она говорила, что все «сестры» очень порядочные девушки, особенно те, кто на самом деле восточной национальности, что с ними очень приятно общаться.

В конце концов родители все узнали и, конечно же, не обрадовались: не знали, как объяснить это знакомым и чем это закончится. А тем временем Катя усиленно искала себе «восточного мужа». Она не хотела жить в Петрозаводске, желала уехать в Турцию, а потому в основном сидела на форумах. Параллельно совершенствовала английский и работала в небольшом магазине, где продается косметика. Потенциальным женихам она сразу писала, что является соблюдающей мусульманкой и не пойдет ни на какие компромиссы в плане близких отношений до свадьбы.

Как известно, кто ищет, тот всегда находит, и через два года она в самом деле отыскала себе мужа. Он старше на пятнадцать лет, что лично мне не очень понравилось, но у него был хороший бизнес и дом. Полюбила ли его Катя или это брак по расчету, этого я пока не поняла. Они живут в Стамбуле, и я гостила у них всего один раз. Отношение супруга Кати ко мне было вежливым, корректным, но при этом каким-то равнодушным и отстраненным. Явно не пресловутое русское гостеприимство. Что касается сестры, то она уже родила ребенка и, естественно, ни дня она в Турции не работала. Сказала, что собирается родить еще, как минимум троих, и муж это приветствует.

Общается она в основном с теми женщинами, которые являются родственницами мужа, у остальных свой мир. Но это ее, по-видимому, не напрягает. Она писала, что местные женщины очень любят ходить за покупками и смотреть сериалы. Начался сериал — вся улица вымирает. Иногда в ее сообщениях встречались, на мой взгляд, и смешные вещи. Например: «Вчера привезли новую стиральную машинку. Надеюсь, волею Аллаха ее поскорее подключат». Думаю, вы понимаете, о чем я? Я рада, если Катя нашла свое счастье и осуществила свои мечты. Но в каком-то смысле я ее потеряла.







Новости наших партнеров

Загрузка...






Ещё из рубрики "Личный опыт"



Правописание уведомления вебмастера