Столица

Адвокат Максимихина пытается доказать, что избитый за парковку Павел Ермолаев был пьян?

В суде начался процесс по знаменитому делу о драке из-за парковки. Увы, эта история и в самом деле прогремела на всю Россию. Напомним, что конфликт произошел в Петрозаводске около одного из домов по улице Варламова в ноябре прошлого года, когда 37-летний Роман Максимихин не сдержался и зверски избил своего соседа Павла Ермолаева за то, что машина мужчины помешала ему выехать со двора. Все происходило под камерой видеонаблюдения, поэтому вопрос, бил или защищался, не стоит. В суде по большей части выясняют, какие в целом отношения были между соседями, в каком состоянии на улицу вышел потерпевший и почему же все-таки так жесток оказался подсудимый.

Когда Роману Максимихину избирали меру пресечения, Павел Ермолаев, несмотря на тяжелые травмы и перенесенную операцию, тоже присутствовал в зале судебного заседания. На лбу у мужчины была внушительная вмятина. Сейчас, если не приглядываться, можно и не заметить, что с ним что-то не так. Врачи постарались. Павел действительно хорошо выглядит. И, тем не менее, его здоровье ощутимо подорвано.

— До произошедшего Павел был более спокойным, — рассказывает его супруга Виктория. — Сейчас он очень остро на все реагирует. К тому же врач запретил ему вести активный образ жизни. С детьми (их у супругов пока двое: двух и пяти лет — прим. авт.), сказано, быть поосторожнее в плане игр. С детьми он стал меньше общаться, так как гуляю с ними в основном я.

Специально не поджимала

И Павел, и Роман пожелали высказаться по делу только в конце судебного следствия, поэтому процесс начался с допроса супруги потерпевшего – Виктории Ермолаевой. Женщина рассказала, как накануне вечером приехала во двор, как нашла место для парковки и как оставила машину, убедившись, что не запирает припаркованный сзади автомобиль. Виктория действительно оценивала расстояние между транспортными средствами, это отчетливо видно на видеозаписи.

— Как вы определяли это расстояние? – явно сомневаясь в том, что Виктория не хотела вредить соседу, поинтересовался адвокат подсудимого.

— По своим меркам, из своего водительского опыта (7-летнего — прим. авт.). Я бы выехала, — уверенно заявила женщина. — По моему мнению, эта машина могла бы выехать.

— И специально вы ее не поджимали? – еще раз уточнил защитник.

— Нет, конечно.

В этот момент адвокат с сожалением заметил, что в судебном заседании еще не демонстрировали запись драки и момента, когда Виктория парковалась.

Женщина очень подробно описала, как выяснилось, что ее машина все-таки кому-то мешает и как ее муж отправился исправлять ситуацию.

— Примерно в 12:30 дня сработала сигнализация на автомобиле. Я посмотрела в окно и увидела, что подсудимый ходит около машины и стучит по автомобилю. Я спросила, что ему нужно. Он посмотрел в мою сторону (Ермолаевы живут на 14-м этаже — прим. авт.) и в грубой форме сказал, чтобы я спустилась. Я закрыла окно. Подошла к супругу и попросила его  сходить переставить автомобиль, — рассказывала Виктория. – Супруг оделся, взял ключи от автомобиля и пошел вниз. Минуты через 2-3 я открыла окно – посмотреть, что происходит, и увидела следующую картину. Мой муж как раз выходил из-за угла дома, направляясь к нашему автомобилю. Подсудимый выскочил со своего автомобиля и подошел к моему мужу. О чем они говорили, я не слышала. Я только увидела удар Максимихина по лицу своего супруга. Первый удар был рукой. Потом были еще удары. Я стала кричать, чтобы он от него отошел. Что конкретно я кричала, я уже, конечно, не помню.

Виктория говорит, что, увидев происходящее, она закрыла окно и кинулась звонить в полицию и «скорую помощь».

— Дети у меня плакали. Я не могла из-за этого постоянно стоять у окна и смотреть, — пояснила женщина. — Когда я в очередной раз выглянула в окно, то увидела, что мой супруг лежит на тротуаре, весь в крови. Максимихин стол над ним и наносил удары рукой по лицу. В следующий раз, когда я уже посмотрела, муж мой уже просто лежал.

Чуть позже Виктория добавила:

— Супруга Максимихина сидела в его машине. Она в какой-то момент, когда я выглядывала в окно, вышла из автомобиля. Кричала: «Рома, Рома, Рома!..» В машине у них еще был ребенок. Когда мой супруг лежал на тротуаре, Максимихин с Максимихиной достали ребенка из автомобиля и пошли домой или куда-то там, за угол дома.

Задумка избить

Эту историю долго обсуждали в том числе в социальных сетях, и в адрес Виктории было очень много упреков за то, что она не кинулась к мужу, когда началось его избиение, что наблюдала за происходящим из окна. Чтобы не оправдываться еще и в суде, женщина сразу пояснила:

—   Я не могла спуститься вниз, так как у меня двое малолетних детей. Младшему тогда не было и двух лет. Я не могла их одних оставить дома. Я дозвонилась до мамы, и мама сказала сестре, чтобы она приехала.

Это правда. Сестра и отец Виктории, только услышав, что у нее проблемы, вызвали такси и уже через 10-15 минут были на месте.

— Папа остался внизу, а я сразу побежала наверх, — рассказала свидетельница. — Виктория была уже одета. Она мне ничего не рассказала. Сразу же выбежала из квартиры.

— Когда я спустилась вниз, там была уже и «скорая», и полиция. Так же там стояла наша председатель ТСЖ. И, как теперь я знаю, друг Максимихина, — поведала суду Виктория. — Полиция спросила меня: «Что случилось?» А я стала кричать на Максимихина: «Что ты сделал? Зачем ты это сделал?» И его увели в полицейскую машину. Потом ко мне подошли пошли врачи скорой и сказали, что супруга нужно везти в больницу.

Викторию стражи порядка попросили остаться, поэтому с Павлом поехал его тесть. Мужчина очень остро в суде реагировал на все вопросы, касающиеся избиения его зятя.

— Может, он (подсудимый — прим. авт.) с бодуна был или под наркотиком. Я же не знаю. Главное, все целенаправленно было, — уверен свидетель. — Задумка у него такая была. Задумка избить. Я считаю так.

— А почему вы так считаете? – в один голос поинтересовались судья и адвокат Максимихина.

— Потому что по видео это прекрасно видно. Он сказал, что ему нужно было дочку везти в поликлинику. Если бы нужно было везти, он бы увез ее. Но он почему-то начал избивать его и все равно никуда не уехал.

— Так не выехать было… — заметил кто-то из родственников подсудимого.

Роман Максимихин никак не реагировал на обвинения в свой адрес. Мужчина вообще выглядел довольно подавленным.

Первая помощь

В суде был допрошен и один из стражей порядка (второй почему-то не явился), который в тот день приезжал на вызов.

— Мы приехали минут за пять, — рассказал мужчина. — С потерпевшим я даже не разговаривал. Не знаю, был ли он в сознании. К нему старший подходил. Я стоял с обвиняемым.

— В каком стоянии находился подсудимый?- уточнила гособвинитель.

— Запаха алкоголя точно не было.

— Была ли агрессия?

— При нас он себя нормально вел. Не отрицал ничего. Признался, что конфликт произошел с соседом. Я так понял, что из-за парковочного места. Он говорил, что им нужно было с детьми ехать в поликлинику, и он не смог выехать, потому что пострадавший его подпер.

— А вы сами-то, как думаете, можно было выехать? – поинтересовалась прокурор.

— У меня уже 16 лет водительского стажа. Мне кажется, что там не выехать было. Я смотрел и спереди, и сзади. Мне кажется, что нет.

К потерпевшему этот страж порядка сильно не приглядывался. Видел только, что человек в крови.

— Первую медицинскую помощь мы не оказывали, — признался мужчина.

— Вы в учебке сдавали экзамен на оказание первой медицинской помощи? – поинтересовался представитель потерпевшего.

— Вы мою квалификацию, что ли, проверяете? – довольно резко отреагировал свидетель. — Мы придали ему такое положение, чтобы он не лежал и, если что-то начнется, не захлебнулся бы рвотными массами. Конечно, ни перекисью водорода, ничем раны не обрабатывали. Просто придали ему хотя бы такое положение. Да и подсудимый уже сказал, что вызвана «скорая помощь».

— Так инициатива придать ему сидячее положение от вас исходила? – уточнила гособвинитель.

Дело в том, что на видеозаписи четко видно, что оттаскивает и сажает, прислонив к опоре Павла именно его обидчик. Сотрудник полиции сначала сказал, что не помнит, кто же из них все-таки менял положение потерпевшему, но потом как-то резко память к нему вернулась, и он подтвердил: да, тащил именно Максимихин.

А был ли праздник?

— Подсудимый пояснял, из-за чего возник конфликт, — рассказал на суде страж порядка. – Он сказал, что потерпевший живет над ним. И что один раз он его там затопил. Потом другой раз. И еще он рассказал, что когда его жена спускалась с ребенком по лестнице, жена потерпевшего то ли толкнула ее, то ли какой-то конфликт там произошел.

Отношения двух семей – ключевой момент этого судебного разбирательства. История с залитием произошла за два года до этого инцидента, но в суде упорно пытаются выяснить, заливали все-таки Ермолаевы Максимихиных или нет.

— В 2012 году Максимихин приходил к нам в квартиру, говорил, что мы их затопили, и требовал 5 тысяч рублей, — пояснила Виктория. — Я сказала, что ничего не знаю, и посоветовала ему обращаться в суд. У нас никаких протечек не было. После этого я его никогда не видела.

Женщина уточнила, что не считает произошедшее конфликтом.

Второй момент, на котором сконцентрировалась сторона защиты: день рождения потерпевшего. Дело в том, что Павел Ермолаев родился 12 ноября.

— Рабочая неделя. 12-е – это будний день. 16-е — воскресенье. Отмечали день рождения? – интересовался у Виктории адвокат.

— Отмечали, — призналась женщина. — 12-го числа мы ходили с детьми вчетвером в ресторан.

Ответ явно не устроил. Поэтому и у папы Виктории,  и у ее сестры защитник Максимихина упорно пытался выяснить, был ли праздник. Никто из свидетелей ничего про это не слышал.

— Вас не звали? – пытался подобраться к нужному ответу защитник.

Однако родственники Ермолаевых в один голос уверяли, что те, если и празднуют дни рождения, то в тихом семейном кругу.

Праздновал – не праздновал, но был ли Павел в момент драки пьян, очень интересует стороны судебного процесса. Абсолютно у всех свидетелей уточняют этот момент. И пока никто не сказал, что потерпевший был состоянии алкогольного опьянения.

Мы будем и дальше держать вас в курсе событий!

Срочные новости в нашем Telegram