«Чего таскаетесь сюда?»: жена Романа Максимихина, избившего соседа на парковке, ведет себя в суде агрессивно
Столица

«Чего таскаетесь сюда?»: жена Романа Максимихина, избившего соседа на парковке, ведет себя в суде агрессивно

В Петрозаводском городском суде продолжается судебный процесс по делу Романа Максимихина. В ноябре прошлого года он не сдержался и избил соседа, чья машина мешала ему выехать из двора и отвезти дочь в больницу. Судебное следствие практически окончено. Под финал сторона защиты пригласила в суд эксперта из Санкт-Петербурга, который только на основе документов поставил под сомнение выводы петрозаводских специалистов. Напомним: адвокат подсудимого с первого дня судебного заседания говорил о том, что не согласен с заключениями экспертиз, проведенных по делу. Согласно ним, Максимихин в момент драки был вменяем и отдавал отчет своим действиям, а у Павла Ермолаева зафиксирован тяжкий вред здоровью.

Заступница

37-летний Роман Максимихин находится за решеткой уже более полугода. Мы можем ошибаться (потому как показаний подсудимый еще не давал), но на вид этот человек уже давно все осознал. Он понуро следит за ходом судебного процесса, не задает вопросов свидетелям и переживает за то, что страдают его близкие люди, а родственники и друг, который тоже в тот день был на месте преступления, приходят на каждое судебное заседание. Казалось, что родные Максимихина давно поняли: Роман был неправ и никакие личные конфликты, предшествовавшие драке, такой агрессии не оправдывают. Однако жена Максимихина легко эти иллюзии развеяла. Перед очередным судебным заседанием при виде журналистов женщину, что называется, понесло:

– Инвалид, который водит машину! Инвалид детей носит! Я что, не вижу, что ли?! Об этом забываете написать! Видеосъемки у нас есть тоже, как он садится за руль, таскает своих детей на руках, тяжелые сумки. Ездит в Финляндию. Такую дорогу один за рулем.

Павел ЕрмолаевЖенщина крайне возмущена, что Павел требует взыскать с ее супруга в качестве компенсации морального вреда 2 миллиона рублей. Ну и что с того, что человек частично потерял память, перенес несколько сложнейших операций и в голове у него теперь пластина?! Он же может с детьми играть и в Финляндию ездить.

– А вы знаете, что было до этой драки? – кричала журналистам Оксана.

Да слышали мы в суде про то, что было между семьями раньше. Но даже если допустить, что Ермолаевы действительно заливали квартиру Максимихиных и Ермолаева однажды на лестнице толкнула Максимихину (было такое или нет – кроме самих соседей никто не знает), Роман едва не отправил Павла на тот свет за плохо припаркованный автомобиль. Увы, Оксана почему-то не видит вины мужа в случившемся. Она почти с ненавистью отзывается о потерпевшем, а в том, что ее семья сейчас страдает, винит журналистов.

– Что таскаетесь-то сюда?! – возмущалась женщина в коридоре суда. – Видно, хорошо вам заплатили. Не устали еще грязью поливать? Все вам вернется, дай бог! Эти унижения и оскорбления меня и моей дочери... Только неизвестно то, что ждет вас, когда вы выйдете когда-нибудь за угол! Кирпич на голову упадет...

Мы довольно долго слушали истеричную речь не стеснявшейся в выражениях Оксаны Максимихиной. Тщетны были попытки прервать ее. Когда она в очередной раз обвинила журналистов во лжи, ей напомнили, что существует видеозапись драки, да и показания свидетели дают в открытом судебном процессе. Это ее показания отличались от того, что запечатлела камера видеонаблюдения и рассказа случайной свидетельницы драки. Напомним: Оксана в суде уверяла, будто бы точно слышала, как Павел Ермолаев, подходя к их машине, начал угрожать ее мужу. Однако прохожая точно запомнила: агрессия исходила от подсудимого, Ермолаев даже рта открыть не успел, как его начали бить.

откр-избили

Супруга подсудимого и перед судьей не скрывала своего негативного отношения к семье Ермолаевых.

– Мы и на следующий день не попали в больницу. Из-за Ермолаевых. Еще и пришлось ехать на передачу к Малахову, – говорила женщина.

– Вас же никто не заставлял, – напомнил судья.

– Я не хотела, чтобы моего супруга выставили таким, каким его выставляют, – парировала Оксана.

По поводу Павла она сказала, что он вызывает у нее неприязнь «из-за своей так называемой супруги».

– Роман был раздосадован, что люди высокомерные и не хотят идти на контакт. Они морально издевались и издеваются до сих пор, – рассказывала Оксана в суде. – Там за все отвечает жена. Не муж.

И откуда она только знает положение дел в чужой семье?

Драки не помнит

Показания потерпевшего в судебном процессе, пожалуй, были самыми короткими. Павел Ермолаев сразу оговорился, что неприязни к подсудимому у него нет. Он вообще этого человека не помнит. Нет в памяти потерпевшего и воспоминаний о произошедшей драке.

– Я укладывал спать младшего ребенка. Это было около 12 часов дня. Пришла жена и сказала: «Перегони машину, она кому-то мешает». Я взял ключи и вышел. Дошел до машины… А дальше я уже ничего не помню, – вот, собственно, и все, что Павел Ермолаев смог рассказать о том злополучном дне.

Потерпевший в очередной раз опроверг домыслы о том, что в момент драки он был в состоянии алкогольного опьянения, и на всякий случай уточнил, что даже в свой день рождения, который он отпраздновал за несколько дней до случившегося, спиртного не употреблял:

– У меня день рождения был 12-го (драка случилась 16 ноября 2014 года. – прим. авт.). Мы съездили с детьми в ресторан. Покушали. Я был за рулем.

Павел уверяет, что ранее никогда у его семьи никаких конфликтов из-за парковки ни с кем не было, хотя когда жена попросила переставить автомобиль, он не удивился: автотранспорт в их дворе приходится парковать плотно, и машина вполне могла кому-нибудь помешать.

По словам Ермолаева, память к нему начала возвращаться примерно за неделю до первой выписки из больницы, а пробыл он тогда в стационаре около месяца.

– Я не могу вспомнить не только этого события (драки. – прим. авт.), но и какие-то вещи из прошлой жизни, родственников. С некоторыми пришлось заново знакомиться, – признался потерпевший. – У меня появились головные боли, ухудшилось зрение. Стало сложно работать. До драки никаких проблем со здоровьем у меня не было.суд

Адвокат подсудимого был явно раздосадован провалами в памяти потерпевшего. Он так хотел поговорить с Павлом Ермолаевым на тему конфликтов, которые могли предшествовать драке.

– Что вы помните об этих событиях? Факты залития были? Обращения Максимихиных к вам и вашей супруге были?

– Я не помню.

– Максимихин в лифте с вами встречался и пытался обсудить вопрос с залитием квартиры?

– Я Максимихина не помню. И раньше я его не знал. Это точно. Кого он в лифте видел и с кем общался, я не знаю.

Поняв, что разговора о залитиях не получится, защитник Максимихина переключился на 2 миллиона рублей, которые Павел Ермолаев просит суд взыскать с подсудимого в качестве компенсации морального вреда.

– Как определялась цифра – 2 миллиона? Это ваше мнение, представителя вашего? А почему именно 2 миллиона?

– Это мое мнение, – уточил Павел.

А от дальнейших расспросов на эту тему суд его оградил, указав адвокату Максимихина на то, что некоторые его вопросы некорректны.

 

судВ качестве компенсации материального вреда потерпевший просит взыскать с Романа Максимихина 150 тысяч рублей. Относительно же наказания для подсудимого Павел Ермолаев даже высказываться не стал. Так как личной неприязни к Роману у него не было и нет – нет и желания засадить его на 10 лет (это максимальное наказание за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений).

Нетяжкие телесные?!

Последнее судебное заседание по делу проходило в закрытом режиме. Специалистов допрашивали по вопросам, касающимся здоровья Павла Ермолаева в настоящий момент и состояния Романа Максимихина в момент избиения. Как рассказал нам после заседания представитель потерпевшего Дмитрий Шамин, специалист, приглашенный в суд стороной защиты, заявил, что Роман Максимихин в момент совершения преступления находился в состоянии «физиологического аффекта», и поставил под сомнение тот факт, что Павлу Ермолаеву был нанесен именно тяжкий вред здоровью.

Эксперт же, которая проводила судебно-медицинскую экспертизу потерпевшего, лишь однозначно подтвердила свои выводы: нанесен был именно тяжкий вред. Напомним, что после драки у Павла Ермолаева были обнаружены перелом затылочной кости черепа и ушиб головного мозга тяжкой степени.

Допрос свидетелей закончился. Суду осталось допросить только самого подсудимого.

« Губернiя Daily» будет держать вас в курсе событий.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2021 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings