«Дочка звонила мне из России и говорила, что мама ее бьет». Отец изъятых в Финляндии детей рассказал свою версию случившегося
Столица

«Дочка звонила мне из России и говорила, что мама ее бьет». Отец изъятых в Финляндии детей рассказал свою версию случившегося

История с изъятием детей у петрозаводчанки Виктории Медведевой уже наделала много шума. Напомним, что финские власти забрали  у женщины детей на основании того, что она якобы их шлепнула. При этом не было ни суда, ни следствия.

Произошло все в финском городе Сейнайоки, где петрозаводчанка сейчас работает. Ее двоих детей — двойняшек — забрали из детского сада, а старшую — из дома и поместили в приют. Позже выяснилось, что Алексей и Виктория Медведевы разведены, а в момент изъятия, которое произошло две недели назад, дети находились с отцом, гражданином России. Он уже обратился в Консульство России. Алексей также связался с нашей редакцией и рассказал свою версию случившегося.

Со слов Медведева, пять лет назад они с супругой переехали в Финляндию. Купили дом, открыли бизнес. Все было оформлено на жену, но Алексея это не смущало, ведь они находились в браке. Кредит на дом тоже брали на жену. В итоге бизнес оказался убыточным, а отношения между супругами за эти пять лет сильно испортились. Виктория много времени проводила в России, где у нее также оставался свой бизнес, а Алексей жил в Финляндии с детьми. С декабря 2015 года он вообще не выезжал в Россию — старая виза закончилась, и с тех пор он ждет нового разрешения на пребывание, а пока живет по временному. Всего у супругов четверо детей: старшей дочери 18 лет, она после окончания университета уехала в Россию, средней дочери 10 лет, а младшим двойняшкам скоро должно исполниться 6 лет.

— Я спокойно жил в Финляндии, ухаживал за детьми, водил их в садик и в школу, работал — у меня своя небольшая фирма, которая занимается оказанием разных бытовых услуг, в том числе и по дому. Жена практически не появлялась у нас дома, дети к ней ездили, но последний раз, когда они гостили у мамы, средняя дочь звонила мне и плакала, мол, у меня болит живот, мама со мной грубо разговаривает, может ударить, не разрешает включать свет. Поэтому я решил, что детям пока лучше оставаться со мной в Финляндии, — рассказывает Алексей. — И тут неожиданно я получаю документы от российского суда об определении места жительства детей. Так я узнал, что жена в конце прошлого года за моей спиной подала на развод, а после обратилась в суд, чтобы вернуть детей в Россию. Судя по всему, она не сообщила о том, где я живу, установить мое местонахождение не смогли, и нас развели в одностороннем порядке. Хотя в тот момент у меня была виза и я мог бы приехать. А на суде по детям я уже физически не смогу присутствовать, потому что не могу выезжать из Финляндии.

Алексей признается, что у них всегда были сложные отношения с супругой, но в последнее время они стали еще более напряженными. Медведев говорит, что узнал, что жена без его ведома продала в России их автомобиль, а деньги оставляла себе. Все выплаты и пособия на детей она также оставляла себе, а в Финляндии их полностью содержал Алексей. После того как однажды средняя дочь в школе пожаловалась учительнице, мол, не хочу домой, мама со мной плохо обращается, у меня уже рюкзак собран и я сегодня из дома сбегу, семья попала в поле зрения социальных органов. В Финляндии такого высказывания ребенка для этого вполне достаточно.

— Но поговорить с моей бывшей супругой они не смогли — когда они пришли к нам домой через 2 дня, она уже уехала, — продолжает Алексей, — и с тех пор встретиться с ней они так и не смогли. А социальные службы — это же не полиция, бегать и разыскивать человека они не будут. Детей оставили мне на попечение. И вот 5 сентября утром я отвел младших детей в садик, а когда вернулся домой, то обнаружил на пороге бывшую супругу. А у меня на утро была назначена встреча с представителями социальной службы — они сами предложили приехать к нам домой, чтобы осудить, чем можно занять нашу среднюю дочь-школьницу. Кружки там разные, секции, дополнительные занятия. У меня у самого не было времени все это выбирать, а они были готовы помочь. Такое вот совпадение.

Алексей говорит, что супруга закатила скандал прямо при представителях социальной службы, начала кричать, что ее бывший супруг не работает, плохо заботится о детях и вообще с двух лет избивает детей, мол, так бабушка сказала. Потом женщина опомнилась и попыталась забрать свои слова обратно, объяснила, что у нее было плохое настроение и в последнее время она себя чувствует подавленной. Но было уже поздно — социальные службы не могли не отреагировать: девочка жалуется на маму, мама — на папу. Поэтому детей забрали, чтобы разобраться в случившемся.

— Они не изъяты, в Финляндии это называется срочное перемещение во временное социальное жилье, — говорит Алексей. — Социальные службы вынуждены были это сделать, чтобы разобраться в ситуации. Разбирательство будет досудебным, с детьми поговорят психологи, постараются выяснить, что происходит у нас в семье и кого они боятся. Я пока с ними не виделся и не знаю, дадут ли мне такую возможность. Сам я сейчас живу у друзей — дом был оформлен на супругу и, раз мы разведены, до раздела имущества по местным законам я не могу там находиться. Живу у друзей. Все оборудование для работы осталось в доме.

Мы связались и с самой Викторией, но она, сославшись на отсутствие времени, попросила перезвонить чуть позже. В интервью агентству ТАСС она заявила, что никаких причин для изъятия не было.

— Мне ничего не говорят. Отвечают, что проводят расследование. О перспективах вернуть детей пока ничего не известно, — сказала Медведева.

По словам женщины, ей позволяют видеться с детьми только три раза в неделю. Она добавила, что находится в Финляндии по рабочей визе, проживает на территории страны с 2011 года, и никогда ранее никаких подобных инцидентов не было. Медведева указала также, что обращения к представителям российских властей с просьбой урегулировать ситуацию пока не помогли.

В Министерстве социальных дел и здравоохранения ранее утверждали, что в стране не отбирают детей по национальному признаку и без причины, а изъятие — это крайняя мера, к которой прибегают только в экстренных случаях. Как заверяют социальные службы, это делается на благо детей, которых после выяснения всех обстоятельств, как правило, пытаются вернуть в семью.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings