«Дожить до квартиры!» Узнали, как на самом деле идет расселение аварийных домов в Петрозаводске
Столица

«Дожить до квартиры!» Узнали, как на самом деле идет расселение аварийных домов в Петрозаводске

Петрозаводск, конечно, знаменит. Да и Карелия в целом  - регион известный. Есть у нас свои чудеса света и собственная гордость. Да вот только постепенно символом Карелии становятся не памятники архитектуры, природные заповедники и национальные традиции, а вещи более прозаичные и, чего уж там скрывать, для глаз неприятные. Одна из них — аварийное жилье. Конечно, это пока еще не бренд Петрозаводска, но случись провести очередной конкурс символов карельской столицы, доживающие свой век дома вполне могут если не победить, то войти в число лидеров.

Сколько в республике и ее столице аварийного жилья, не знает никто. Нет-нет, информация об этом размещена в открытых источниках и вполне доступна. Вот, например, в феврале карельский Минстрой сообщил, что до 31 декабря 2015 года в Карелии должны были расселить 37 тысяч квадратных метров аварийного жилья. Правда,  фактически было расселено чуть больше 12 тысяч. Вы представляете, сколько это квартир, семей, людей? Сколько новоселий и переездов? Сколько историй ожидания, надежды и разочарований?

Точно так же не представляют этого и те, кто остался на 25 тысячах так и не расселенных метров. А еще меньше представляют они, когда, наконец, их аварийные «квадраты» станут нормальным человеческим жильем. После выговора, который получил глава республики за срыв программы расселения аварийного жилья, в карельских СМИ было множество информации об отчетах и экстренных заседаниях. Не меньше было и обещаний: не волнуйтесь, расселим всех. Мы прошли по некоторым «аварийным» адресам Петрозаводска и узнали, готовятся ли к переезду жители  домов, признанных непригодными для проживания.

«Это вам не баню построить!»

Коммунальная, 7 — центр Петрозаводска. Рядом вокзал, школа и университет, элитные новостройки. Даже крупный фитнес-центр имеется. Но глядя на сам дом, словно переносишься на несколько десятилетий назад. И это не удивительно. Двухэтажное деревянное здание было построено еще в 1929 году. Почтенный возраст дома-долгожителя виден буквально во всем: перекошенные лестницы, разбитые окна, запах канализации, который не выветривается из подъездов уж много лет. Вместо стекол жильцы дома вставляют в оконные рамы  фанеру — не видят смысла вкладываться в ремонт здания, которому почти 90 лет.

Еще моя мама стояла в очереди на расселение, — вспоминает Галина Первакова. — Уже и мамы нет, а о сносе дома по-прежнему никто ничего точно сказать не может.

Строго говоря, этого дома быть уже не должно. Данные и о времени признания дома аварийным расходятся: жильцы утверждают, что это произошло в 2007 году, а документ говорят, что чуть позже — в конце 2008-го. Но в любом случае износ дома еще тогда, 8 лет назад, превышал 80%. И здание попало в региональную адресную программу переселения из аварийного фонда. Если верить перечню, составленному комитетом ЖКХ городской администрации, новые квартиры жители дома на Коммунальной, 7 должны были получить в прошлом году.

— Сначала нам говорили, что нет финансирования, потом не могли найти застройщика, — рассказывает Галина Первакова. — Буквально в начале года пообещали, что ордера получим в феврале, потом срок перенесли на март. А когда я в очередной раз пошла в Минстрой, то услышала: «Вы же понимаете, что это не баню построить!» Я-то понимаю, но почему дом нельзя расселить вот уже 8 лет, понять не могу!

Галина и ее соседи подозревают, что проблема может быть еще и в том, что их аварийные квартиры слишком большие. Например, сама Галина живет на 100 аварийных «квадратах». Сначала это была коммуналка, потом квартира стала жильем для одной семьи. А вот у соседей коммуналка сохранилась — в квартире живут несколько семей. Так, может, большая площадь квартир действительно роковой фактор и именно из-за нее невозможно расселить аварийную «деревяшку» в центре Петрозаводска.

— Да, у нас много квадратных  метров, а по закону при расселении люди должны получить жилье не меньше старого. Но я знаю, что мои соседи согласились бы на квартиры меньшего размера, особенно на отдельные. Но их никто не спрашивает.

Возможно, необходимое количество квадратных метров найдется в следующем, 2017 году. А значит, Галине и ее семье и соседям собирать вещи для переезда пока рановато. А вот деньги для оплаты коммунальных услуг придется подкопить. Ежемесячная плата за квартиру в аварийном доме составляет от 5 до 9 тысяч рублей — в зависимости от времени года.

— Сейчас мы судимся, чтобы нам сделали перерасчет за ОДН с 2012 года. В 2009-м нам незаконно установили счетчик холодного водоснабжения. В аварийном доме его быть не должно. А зимой у нас всегда получается большая утечка воды — дом старый, печи не греют, и чтобы не замерз водопровод, мы вынуждены оставлять кран открытым, хотим мы этого или нет — просто чтобы не замерзла система. А счетчик все это считал. И выходило по 3500 на квартиру только платы за ОДН. К этому нужно прибавить плату за воду в квартире — 250 рублей с человека, электричество, зимой это 1500—2000 рублей, потому что включаем обогреватели, и собственно квартплата 3200 рублей. Да, еще мусор 433 рубля. Вот и считайте, что получается.

Из коммуналки в коммуналку

Вообще, вопрос о коммунальных квартирах вернул интерес к теме расселения аварийного жилья. Оказалось, что таких квартир в городе предостаточно, и считать коммуналки приметой вчерашнего дня и уходящей натурой, пожалуй, рановато. У Ивана и Марии Шведовых двое детей и две комнаты в аварийной коммунальной квартире на улице Державина. Когда в подъезде дома появилось объявление о том, что пора готовить документы для переезда, семья узнала, что получит не отдельное жилье, а опять две комнаты в коммуналке, только в новой. Шведовы расстроились. Предложили администрации вариант: дайте нам отдельное жилье, а мы доплатим материнским капиталом, ведь у нас второй маленький ребенок.

Но позиция чиновников однозначна:  переезжайте в коммуналку, потом делайте что хотите. Тогда жители коммунальных квартир  обратились в местное отделение Общероссийского народного фронта. «Фронтовики» с жильцами согласились: создавать сегодня новые коммуналки недопустимо. Как отметила член регионального штаба ОНФ в Карелии Анна Лопаткина, программа расселения аварийного жилья, за срыв которой глава Карелии недавно получил выговор от президента РФ, должна улучшать условия жизни людей не на словах, а на деле:

 - Возможно, кто-то из чиновников спешит отрапортовать, что аварийный фонд расселили, с программой справились, но если у нас вновь люди будут жить в коммуналках, то о каком качестве жизни можно говорить. Региональное отделение ОНФ обратится по данному вопросу в Минстрой и администрацию Петрозаводска.

Согласна с ней и соседка Шведовых Любовь Подгорная: «Люди не виноваты, они много лет прожили в ветхом доме, где ни разу не было капитального ремонта. Зданию 70 лет, так почему они должны становится еще в очередь на улучшение условий?»

«Никуда отсюда не поеду!»

У самой  Любови Дмитриевны — своя история. Она как раз-таки стояла в очереди на улучшение жилищных условий. Целых 26 лет. Когда семья Подгорных въехала в дом № 13 на улице Державина, здание принадлежало Беломорско-Онежскому пароходству. Дом тоже не новый — 1947 года постройки. В начале 90-х пароходство от домов отказалось, и жилой фонд принял на баланс город. Жители дома изо всех сил пытались поддерживать разрушающееся здание: укрепляли фундамент, сами ремонтировали крыльцо, добивались замены проводки и печей. О том, что дом с 2007 года считается аварийным и подлежит расселению, ни Любовь Подгорная, ни ее соседи не знали. Зато, очевидно, знали чиновники городской администрации, которые в 2007 году позвонили Подгорным и пригласили в мэрию на беседу. Во время разговора речь пошла о  другой жилищной программе.

Podgornaya

— Нам сказали, что моя дочь попадает под  федеральную программу обеспечения жильем молодых семей. И предложили мне отказаться от своей части квартиры в пользу дочери. При этом уверили, что при сносе дома мы с мужем все равно получим жилье, - вспоминает Любовь Дмитриевна.

Естественно, как любая мать Подгорная-старшая согласилась. Муниципалитет выделил дочери 383 000 рублей на выкуп материнской доли, и проблема была решена. И только в конце февраля этого года, когда  расселение дома стало делом решенным, выяснилось, что теперь Любови Дмитриевне и ее мужу не положено абсолютно ничего.

Я обратилась за помощью к юристу, и сейчас мы выясняем этот вопрос, но, скорее всего, это обещание квартиры нигде документально не зафиксировано. А нет бумаги — нет квартиры. Я, конечно, буду подавать в суд. Ведь получается, что уже тогда чиновники знали, что  наш дом рано или поздно будет расселяться и таким образом уменьшили количество квартир, которые придется дать людям при расселении.

За это время у Любови Дмитриевны появился еще один внук. В квартире сделан прекрасный ремонт: есть горячая вода, душевая кабина, теплые полы, два санузла. Семья старалась, несмотря на состояние дома, жить в достойных условиях. Теперь взамен этого жилья им предлагают двушку в ЖК «Скандинавия».

— Как мы там будем жить вшестером? Да и на форуме «Скандинавии» нас уже обозвали маргинальными личностями, пьяницами и бездельниками и обещали перевоспитывать, — говорит Любовь Подгорная. — Не поеду я отсюда никуда!

Дожить до квартиры

А вот Таисия Петровна Шимбирева через судебный процесс уже прошла. Дом, в котором она живет, был признан непригодным для проживания сравнительно недавно и не попал в адресную программу. Городской администрации соответствующим приказом рекомендовано учесть эту информацию. Поэтому свое право на человеческое жилье  Таисии Петровне пришлось доказывать в суде. Что и было сделано ровно  год назад. Теперь Таисия Шимбирева ждет обещанного, как в известной русской поговорке. Оказывается, по закону на исполнение такого рода судебного решения тоже отводится 3 года. Таисии Петровне  - 79.

Дом на Олонецкой, 18 тоже возраста весьма почтенного — построен в 1930-м. В свое время возводился без фундамента. Из благ цивилизации здесь только электричество. Воду нужно носить из колонки, печь топить дровами. Удобства — во дворе. В своей квартире Таисия Петровна с помощью сына каждый год делает ремонт.

— Комиссия когда приходила, смотрела, как мы живем, и говорят: «Ой, а у вас хорошо, у других хуже!»  - рассказывает хозяйка аккуратной, почти игрушечной квартирки. — Да, у меня хорошо, потому что жить хочется по-человечески. Каждый год вкладываемся в это жилье. Постоянно переклеиваем обои.  Сын сделал полы, потолки новые, скрепил стены огромными такими балками. Сейчас спать спокойно можно — раньше дом так трещал, что страшно было!

Квартира Таисии Петровны игрушечная не только с виду, но и по размеру — чуть больше 30 квадратных метров общей площади. Как выяснилось недавно, маленькое жилье — тоже проблема. Примерно месяц назад к жильцам дома пришли представители частного  инвестора — строительная фирма заинтересовалась участком земли под аварийным зданием и предложила жильцам аж два варианта.

Они говорят: мы вас временно куда-нибудь поселим, потом построим дом, а потом дадим вам в нем квартиру, — вспоминает подробности беседы Таисия Петровна. — Но в моем возрасте о временном жилье и речи быть не может. А потом сказали, что найдут для нас квартиры сразу. Но у нас здесь очень мало квадратных метров — вот у меня чуть больше 30, а у соседей еще меньше. Говорят, нет сейчас равноценных квартир. Но даже если и найдут, я боюсь с ними связываться. Столько раз обманывали...

Под обманом Таисия Петровна подразумевает давнюю историю — в конце 80-х расселили окрестные бараки. А потом и дом на Олонецкой, 18 навестила комиссия, переписала жильцов и обещала, что скоро и их дом пойдет под снос. Даже посоветовали ждать ключи от новых квартир. Жители дома добросовестно ждали несколько лет. А когда пришли в администрацию с вопросами, то  узнали, что дом уже снесен и всем им выдано новое жилье. Действительно, двое соседей пенсионерки, работавшие в ЖЭУ, тогда получили квартиры.

Тот факт, что «расселенные» продолжают исправно оплачивать коммунальные услуги несуществующего дома чиновников почему-то не насторожил. Тогда недоразумение удалось разрешить — дом волшебным образом был восстановлен из небытия, да так и продолжает стоять на Старой Перевалке. Таисия Петровна живет в нем с 65 года  - 50 лет. Ровно столько же отработала на Онежском тракторном заводе. А вообще активно трудилась  до 75 лет — все по той же причине: жить хочется по-человечески. Новой квартиры Таисия Петровна хочет дождаться. Хотя бы просто потому, что должна быть на свете справедливость.

Мы сознательно не стали просить комментарии у чиновников, ответственных за расселение аварийного жилья в Петрозаводске. С их позицией можно беспрепятственно ознакомиться в любом открытом официальном источнике, который расскажет, что, например, по данным Минстроя России, к сентябрю 2018 года, когда заканчивается программа расселения аварийного жилья, Карелия должна расселить 118 тысяч квадратных метров аварийного жилья. И не узнать ровным счетом ничего о дальнейшей судьбе любого из наших героев.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings