Столица

История про отрезанный палец и равнодушие петрозаводских врачей

Данное сообщение создано иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента.

Рассказы про то, как человеку оторвало конечность или другую часть тела, а доблестные врачи пришили ее на место, явно не про Петрозаводск. 62-летний Вячеслав Копылов теперь знает это наверняка: на выходных он случайно отрезал себе палец циркулярной пилой и, несмотря на шок и фонтаны крови, сам доехал с дачи до Петрозаводска и сам разыскал врачей с просьбой пришить ему палец на место. Пока не поздно. Но наши врачи устроили несчастному настоящий квест под названием «Найди того, кто обратит на тебя внимание» и в итоге забрали у него палец, ничего и никуда не пришив.

«Я почувствовал, что я — никто»

Эта история произошла в пятницу. Вячеслав Михайлович мастерил на даче домик для своих внуков и внезапно отрезал себе циркулярной пилой большой палец на левой руке. Несмотря на шок и хлеставшую из руки кровь, мужчина не растерялся и, перевязав руку и найдя отрезанный палец, положил его в чистый пакет.

— Мама, увидев эту картину, тут же упала в обморок, — рассказывает эту жуткую историю дочь Вячеслава Михайловича Анна. — Папа, несмотря на ситуацию, всё очень грамотно сделал: мало того, что он сам себе оказал первую помощь, так он еще и маму в чувство привел. Правда, льда на даче не оказалось — отрезанные части тела все-таки лучше класть в лёд или морозильник. Но времени не было. Он сел в машину и, управляя одной рукой, поехал в Петрозаводск — в себе он был уверен и «скорую» решил не вызывать, ведь сколько бы она ехала — неизвестно.

В «скорую» позвонили уже родные Вячеслава. Описав ситуацию, они попросили медиков выехать навстречу папе (их дача находится в 28 километрах от города) и уже там оказать ему помощь. Медики предложили отцу Анны остановиться и дождаться их на обочине.

— А теперь представьте ситуацию, — взволнованно говорит Анна. — Папа в шоковом состоянии, управляет машиной одной рукой, боится не успеть спасти свой палец. Я предположила, что папа просто не в состоянии взять трубку, и медики тогда заверили меня,что травма не настолько опасна, чтобы он не смог доехать до Петрозаводска.

Стоит отдать должное мужеству отца Анны: в Петрозаводск он действительно доехал и с полным пакетом крови, обмотанным вокруг руки, зашел в Республиканскую больницу. В приёмном покое у него попросили паспорт и попросили подождать врача у кабинета.

— Я просидел там 15 минут, — с горечью рассказывает Вячеслав Михайлович. — И когда меня все-таки впустили, врач удивленно спросил меня, почему я приехал к ним, а не в БСМП. Как ни в чем не бывало, отправил меня в городскую больницу. Я вышел из его кабинета, снова сел за руль машины и почувствовал, что я — никто.

«Попейте «Найзу»

В БСМП Вячеслав Копылов 40 минут просидел в приемном покое, ожидая, пока операционная освободится. Медсестра забрала у него палец и куда-то, видимо, его отнесла.

— Когда папу, наконец, приняли, врачи ничего не стали ему объяснять, — говорит дочь Анна. — У него из руки торчала наружу кость, и ее пришлось отрубить. Потом место раны зашили и наложили повязку. Мы не знаем — может, палец действительно невозможно было пришить. Но возмущает то, что папе, так надеявшемуся, что палец сохранят, никто и ничего так и не объяснил. Полагающейся в таком случае прививки от столбняка не сделали, велев «сходить в понедельник в поликлинику и сделать ее там». И, вместо того чтобы хотя бы дать ему обезболивающих, посоветовали ему в понедельник пойти на прием в травмпункт и — дословно — попить «Найзу».

Анна всё это время консультировалась со своими знакомыми профессионалами, которые сталкивались с подобными ситуациями. Знакомый криминалист, узнав, что отцу Анны отрезало палец, поспешил ее успокоить: мол, такие истории на производстве случаются ежедневно и врачам ничего не стоит пришить палец обратно. Подруга — врач из Финляндии — заверила Анну, что палец можно пришить обратно в течение 16 часов после получения травмы и волноваться не надо. Каково же было их общее удивление, когда отец Анны вернулся домой в тот же вечер без пальца!

— Он без конца повторял: «Да всё хорошо, всё хорошо», — чуть не плача, рассказывает Анна. — Подруга-медик, узнав, чем закончилась вся эта история, мягко говоря, удивилась. Случись такое в Финляндии, человека оставили бы в больнице и хотя бы прокололи ему курс антибиотиков, не говоря уже о прививке от столбняка! Не сделай они этого — заверила меня она — врачей бы тут же лишили лицензии.

Дистанционный осмотр

Всё это время Анна пытается хоть как-то разобраться в этой ситуации. Но люди, когда-то дававшие клятву Гиппократа, как будто забыли об этом. По телефону в БСМП на ее вопросы отказываются отвечать. В пятой поликлинике, куда они пришли за прививкой от столбняка, тоже произошла странная история.

— В регистратуре нас отправили без очереди к терапевту, — говорит Анна. — Однако, когда мы постучались-таки в кабинет, нас не пустили, попросив «подождать в коридоре» и отчитав нас за то, что у папы нет карты. Карты у папы действительно нет — он 30 лет не обращался к врачам вообще. Но разве это хоть как-то их оправдывает?

Через 15 минут медсестра вынесла Вячеславу градусник и какие-то бумаги на подпись «об обработке персональных данных». Карту ему все-таки сделали и прививку тоже, но потом долго отказывались карту отдавать — якобы не положено.

— Когда карту нам таки отдали, мама, открыв ее, возмутилась, — рассказывает Анна. — Представляете, в ней был отчет об осмотре терапевта: мол, «жалоб нет», «зев чист», «тоны сердца чистые», «в легких хрипов нет» и т. д. Хотя папу даже не пригласили в кабинет, не говоря уже о самом осмотре.

Обещали разобраться

В итоге Анне ничего не осталось, как звонить бывшему министру здравоохранения, а ныне замглавы республики по соцвопросам Валентине Улич. Чиновница, по словам Анны, вежливо с ней пообщалась и, выслушав всю историю, пообещала Анне провести подробную проверку.

Мы будем продолжать держать вас в курсе этой истории и надеемся, что каждый ее участник понесет ответственность, равноценную своим действиям... или бездействию.

Срочные новости в нашем Telegram