Столица

Известный петрозаводский бодибилдер Владимир Виноградов требует, чтобы дизайнер вернула ему 100 тысяч за проект новой квартиры: они с женой уверены, что их обманули

Конфликт в деловых отношениях часто зреет долго и тихо и доходит до точки кипения, когда одна из сторон окончательно теряет терпение. В большинстве случаев для того, чтобы избежать подобной ситуации, достаточно оставаться в рамках правового поля и здравого смысла. К сожалению, в этом случае такого не произошло, и теперь одна сторона желает наказать другую и компенсировать убытки, а другая не признает обвинения и считает, что к такой ситуации привела разница взглядов на одни и те же вещи. Скандал разгорелся между известным в Петрозаводске тренером, спортсменом и бодибилдером Владимиром Виноградовым и дизайнером Мариной Сташковой. 

Дизайнер попросила 100 тысяч за работу

— Когда мы с супругой купили новую квартиру, то прежде чем начать в ней ремонт, решили обратиться к дизайнеру, руководствуясь мнением, что специалист обладает опытом, которого у нас нет, знает больше вариантов для решения различных проблем, поможет избежать ошибок, подскажет, на чем можно сэкономить, а где не стоит этого делать, — вспоминает Владимир Виноградов.

Первого августа 2017 года я пришел в ателье мебели, которое в том числе сотрудничает с дизайнерами, где мне посоветовали обратиться к Марине Сташковой. В результате моя жена заключила с ней договор о дизайн-проекте нашей квартиры. Общая сумма договора составила сто тысяч рублей. Вначале Марина взяла с нас пятьдесят тысяч, через пару месяцев потребовала еще тридцать, якобы чертёжникам, которые должны были начертить проект. Сташкова обязалась закончить работу к первому сентября 2017 года, но в целостном виде проект не предоставлен нам до сих пор.

Нанятые мной строители тоже безуспешно требовали этот проект для своевременного и грамотного выполнения ремонта. Человек не хотел работать, если что-то и делал, то очень медленно, все приходилось вытягивать клещами, много раз звонить, выпрашивать, даже ругаться, многое делать самому, постоянно нести дополнительные расходы и без конца портить нервы. Когда я писал Марине, почему не заказано то или это, она ссылалась на то, что все затягивает моя жена, то есть виноватыми, по ее мнению, были мы, а не она, человек, не исполняющий свои обязательства согласно условиям договора.

Не имела права работать и брать деньги?

Далее всплыли еще более вопиющие факты. Оказалось, на тот момент, когда Марина Сташкова заключала с нами договор, она была уволена из фирмы, не имела права брать деньги и пользоваться печатями. Каким образом они к ней попали, остается только догадываться. Несмотря на все это, я предлагал Марине вернуть нам деньги и таким образом разрешить конфликт мирным путем, но она отказалась, потому что считает, что отработала переданную ей сумму.

Мало того, дизайнер просила доплатить ей еще девятнадцать тысяч, мотивируя это тем, что она занимается только нашим проектом и ей не на что жить. Несмотря на все наши попытки донести до Марины Сташковой конкретные требования, втолковать, что прошли все сроки, в течение которых она должна была представить результаты своей работы, дизайнер продолжает жить в своем собственном мире и ни на что не реагирует.

Впоследствии я узнал, что мы с женой не единственные обманутые заказчики, есть и другие люди, пострадавшие из-за своего долготерпения и доверчивости. В такой ситуации мне ничего оставалось, как подать в суд на возмещение всех убытков, моральную компенсацию и проценты за каждый просроченный день.

Несколько листочков с изображениями

— Если посмотреть на то, что Марина предоставила нам за год, то в ее понимании проект — это несколько листочков с изображениями, — сетует Мария Виноградова. — А должна быть целая книга в тридцать-семьдесят страниц, где представлено все, от технической составляющей до финала, в цвете, с мебелью. Как будто ты ходишь по квартире. А этого мы так и не увидели. В итоге квартира будет без вкуса и стиля. Это очень обидно. Да и жили бы мы в ней уже давно, а из-за этой ситуации до сих пор не можем переехать и ютимся втроем в квартире-студии площадью тридцать метров. Марина не воспринимала слова моего мужа о том, что пора заканчивать работу, и не стала работать быстрее. Больше всего жаль бригаду, которая не может уйти с нашего объекта. Там их инструменты, пылесосы и т. д. Если б Марина хотя бы сказала, что не делает свою работу за месяц, как указано в договоре, мы бы не стали с ней сотрудничать и нашли другого человека, тем более что дизайнеров по городу много и есть такие, кто делает подобный метраж за двадцать-тридцать тысяч, а не за сто двадцать, и при этом выполняет работу качественно и быстро.

— Основная проблема заключалась в отсутствии целостного проекта, без которого было сложно что-то спланировать. Вместо него я видел какие-то листочки, которые постепенно передавала Марина. Каждый этап работы затягивался, приходилось долго ждать заказанных материалов, постоянно звонить и что-то спрашивать, уточнять по деталям. Сделать проект четко и вовремя вполне реально, если этим заниматься. Я считаю, что человек должен браться за работу, только если он готов ее сделать, — подтверждает слова Марии Евгений, строитель, который делает ремонт в квартире Виноградовых.

Мнение второй стороны

Мы связались с Мариной Сташковой, чтобы узнать, что она думает по поводу разгоревшегося конфликта. Вот что рассказала нам дизайнер:

— Я окончила Петрозаводский строительный техникум, отделение архитектуры, являюсь членом Союза дизайнеров России с первого марта 2017 года. Занимаюсь дизайном мебели пятнадцать лет, из них восемь лет — дизайном интерьера.

Дизайн интерьера — это совместное творчество, когда я помогаю человеку понять, почувствовать, что ему нравится и как это можно воплотить в жизнь. Каждый проект реализуется по-своему. С кем-то мы работаем ясно, быстро и четко. А с кем-то работа растягивается на год, а то и на два по объективным причинам. В процессе работы многое происходит, меняются обстоятельства, настроения, что-то складывается, что-то — нет. Сложно предугадать, что будет на начальном этапе. Это можно увидеть только в процессе, и в зависимости от происходящего гибко менять план действий.

Над проектом квартиры я работала с Марией, женой Владимира, с августа 2017 и до июня 2018 года. Подтверждением этому служит наша переписка, обмен картинками, чертежами, визуализациями. С самого начала мы не смогли составить ясного технического задания по стилю будущей квартиры, а это прямым образом влияет на сроки. С Владимиром я виделась один раз, передавая ему документы для строителей, и мы не разговаривали. В проектировании он участия не принимал, не приехал ни на одну встречу. На момент окончания сроков договора мы сделали проектную планировку, расставили мебель, а со стилем и материалами так и не было ясности.

На протяжении всей работы Владимир звонил с обвинениями в срыве сроков, угрожал судом и негативной рекламой в социальных сетях. Когда со мной так общаются, я теряюсь и с трудом могу что-то ответить. При этом с Марией мы спокойно продолжали работу. В это же время они решили продать квартиру и купить такую же, только на более высоком этаже, и это добавило нам времени на поиск стиля и материалов. Мария понимала, что затягивает с выбором, и сама предложила отдавать документы строителям по мере согласования, чтобы они могли начать ремонт.

К сожалению, мы не подписывали соглашения о продлении сроков, но своими действиями в процессе совместной работы Мария автоматически продлевала договор. К моменту приемки квартиры в декабре техническую часть мы сдали строителям, и они начали ремонт, а мы дорабатывали проект. К июню ремонт подошел к концу, вешали люстры, мы с Машей подобрали плитку на экран кухни и собирались заказывать мебель и текстиль.

В это время Владимир принес претензию с просьбой о возврате денег и расторжении договора. Мария в этот момент была в отъезде и не в курсе событий, а на мой вопрос о том, что происходит, ответила, что хочет продолжить работу. Тут я окончательно перестала что-либо понимать, а Мария и Владимир уехали в отпуск. Возможности встретиться и поговорить у нас не было.

С юридической стороны я совершенно не защищена, понимаю свои ошибки в этом вопросе. Я занимаюсь оформлением и регистрацией своей мастерской и теперь приложу все усилия, чтобы договоры и соглашения были четкими и ясными. Насколько бы неприятной ни была ситуация, она меня хорошо встряхнула. И я благодарна происходящему, Владимиру, Марии и самой Жизни.

На данный момент я готова отдать все проектные документы, которые были утверждены и проработаны. С требованием о возврате денег не согласна, учитывая все факты и фронт проделанной работы.

В поддержку Марины выступили и ее коллеги, председатель Правления КРО ООО «Союз дизайнеров России» Егор  Пермяков. И, объективности ради стоит отметить, что о работе Марины Сташковой есть много положительных отзывов, многие ее клиенты остались довольны работой. Очень надеемся, что семье Виноградовых удастся разрешить этот конфликт. 

Яркая Карелия в нашем Instagram