Мэр Петрозаводска Галина Ширшина: «Сломать меня сложно»
Столица

Мэр Петрозаводска Галина Ширшина: «Сломать меня сложно»

Мэр Петрозаводска Галина Ширшина дала большое интервью известному изданию FlashNord. Градоначальница рассказала о своих взаимоотношениях с республиканской властью, о том, что дорога в ее дворе разбита, но совесть не позволяет отремонтировать ее в первую очередь; о цене на проезд в троллейбусах; об арестах депутатов; о проблемах, которые возникли у мэра, когда она отказалась ремонтировать дороги к приезду Путина.
— А у нас ситуация такая, что мэр не может договориться, потому что нет аргументов, из которых можно было бы выбрать наиболее приемлемый для тебя. Вместо аргументов угрозы: «Я тебе дам деньги на дороги, а ты сядешь» или «Я тебе дам на дороги, а взамен ты поставишь моих людей на ключевые посты и в конечном итоге все равно сядешь», — рассказала Галина Ширшина.
Читаем полное интервью!

— Галина Игоревна, вы уже полтора года на посту мэра Петрозаводска. Время подвести некоторые итоги. Но давайте сначала вернемся к событиям, которые произошли незадолго до дня голосования и повлияли на вашу дальнейшую карьеру. За две недели до выборов с гонки сняли кандидата от партии «Яблоко» Эмилию Слабунову. Вас выставили как технического кандидата, который неожиданно получил поддержку большинства избирателей. Вас стали называть случайным победителем, не способным руководить самостоятельно. Говорили и о том, что на самом деле городом правит Слабунова. Как в действительности сейчас складываются отношения Ширшина — Слабунова — Попов?

— Технический кандидат в принципе никогда не рассчитывает на победу и не настраивается на нее. Мы четко знали, что я не иду на победу, но ровно до того момента, пока не сняли Слабунову. Если бы она участвовала в выборах, я оставалась бы кандидатом для ее страховки, но поскольку ее сняли, весь ресурс команды переключился на меня, а цель была одна — победить. Поэтому нельзя говорить, что я была не готова. Мы рассчитывали сделать все возможное, чтобы Слабунову не сняли, но мы не предполагали, что снять ее можно просто так. Этого мы не учли. (Смеется).

Сегодня Эмилия Эдгардовна является председателем экспертного совета при главе администрации Петрозаводского городского округа. Для всех очевидно, что эта должность досталась ей отнюдь не из-за наших личных отношений и не в качестве «отступного». Слабунова — это лицо и совесть всей Карелии. Это умнейший человек с широчайшим кругозором, компетентный во многих областях и прежде всего в образовании.

Василий Попов является лидером карельского «Яблока», позиции которого в Карелии достаточно сильны. Поэтому игнорировать его персону, что пытался сделать губернатор со своими соратниками, это большая глупость. Я как психолог (Ширшина закончила психологический факультет и аспирантуру на кафедре психологии — прим. FlashNord) и как человек понимаю: когда приходишь из другого города, района, ты должен понимать, кто здесь элита — то есть люди, которые оказывают воздействие на умы других людей. Попов обладает авторитетом в достаточно широких кругах в Петрозаводске и в Карелии в целом. Он же является владельцем единственной местной торговой сети, которая, кстати, страдает с момента моего избрания — ее «мочат» так, как будто бы там сверхприбылями ворочают. Но ведь Попов заслужил уважение не только как успешный бизнесмен. Я не знаю ни одного примера, когда бы он поступил плохо по отношению к общественности. Он всегда работал с ветеранскими организациями…

Мы всей командой очень хотели перемен в городе, хотели, чтобы в городе поменялась власть. Сейчас команда, с которой я выиграла выборы, со мной. Но она до сих пор находится под прессом за то, что привела меня во власть. Это печально. Но все члены команды молодцы: за свои действия и решения мы несем полную ответственность.

— Все время, что вы работаете мэром, у вас очень натянутые, мягко говоря, отношения с республиканской властью. По мнению некоторых политологов, вы — живое напоминание о провале команды губернатора на выборах мэра. Как вы считаете, вам действительно никак не могут простить победу над кандидатом-единороссом?

— Не хочу думать, что люди, которые наделены властью, живут на амбициях или обидах. Согласитесь, это страшно. Я больше склоняюсь к тому, что проблема перешла из политической плоскости. Она заключается в том, что я не согласилась решать вопросы так, как им хотелось. Хотя я человек, который умеет договариваться. Я профессиональный психолог, кандидат психологических наук и имею большой опыт переговоров.

Уверена, что действовать надо по законам. И любые приказы из серии «К нам президент едет, поэтому нужно без аукциона отремонтировать дороги именно к его приезду» недопустимы, противозаконны. Но команда губернатора не понимает, почему я отвечаю отказом. Такой стиль касается и кадровых вопросов. Назначила заместителем Евгению Сухорукову, а, по их мысли, надо было поставить другого. Но ведь за свои действия и поступки я несу персональную ответственность. Почему же я должна работать по рекомендациям сверху?

Готова сотрудничать с любым губернатором, но он должен понимать, что я работаю на горожан. Петрозаводск может многое дать для республики, поскольку это единственный город в регионе, который интересен инвесторам. И я готова работать на благо всей республики, но и для петрозаводчан у меня должны быть аргументы — что даст взамен городу сама республика? Например, дорожный фонд Карелии на 50% обеспечивают жители республиканского центра, но при этом бюджету Петрозаводска в этом году не досталось из фонда ничего. Не учитывается и тот факт, что в фонде социального страхования 51% поступлений от Петрозаводска.

Взамен против меня развязана открытая и жесткая информационная война. Но уже столько времени прошло, а меня эти «выстрелы» не подкосили, город тоже живет нормальной жизнью. Пора сесть со мной за стол переговоров и спросить, что мне нужно. Ведь всё просто и честно: городу нужны средства дорожного фонда, участие в федеральных программах, бюджетные кредиты, которые республика получает от Федерации.

— Партия «Единая Россия», униженная, можно сказать, вашей победой, постоянно пытается указать вам на то, что вы плохо управляете городом. Ваши отношения с первым заместителем главы республики Олегом Громовым до сих пор носят характер вызова на ковер? Правда ли, что на определенном этапе вы просто отказались от роли девочки для битья и перестали ходить на планерки в правительство Карелии?

— Я запретила своим подчиненным ходить на мероприятия, которые проводит г-н Громов, после того как из правительства республики поступило предложение совершить незаконное действие (заключение без проведения аукциона контракта на ремонт дорог в преддверии визита президента РФ — прим. FlashNord). Мы, конечно, готовились, это было очень важное событие (приезд президента — прим. FlashNord) для города, которое надо использовать максимально. Но предложения, которые переросли в жесткие требования, для меня были непонятны. Мягко сказать, я была очень недовольна ситуацией. После этого инцидента я запретила подчиненным участвовать в совещаниях у Громова, потому что это небезопасно. У меня все должно быть прозрачно, все должно быть четко, в рамках закона.

Я просила Худилайнена только об одном — поменяйте нам куратора, когда им был Громов, и я буду ходить на совещания. Он очень долго думал. Сейчас куратора поменяли, но это уже не играет никакой роли. Есть куратор, есть губернатор, будем работать со всеми…

— Последние протестные акции в городе с требованием отставки главы республики, а также с требованием прекратить уголовное преследование ряда лиц, вынудили администрацию региона принять закон, согласно которому уведомления о митингах в большинстве случаев нужно будет подавать властям республики, а не в органы местного самоуправления. На ваш взгляд, Петрозаводск как город, свободный для выражения мнения, прекратил существование?

— Наши горожане найдут возможность выражать свое мнение. И этот менталитет надо учитывать, если приходишь работать с Петрозаводском. С петрозаводчанами нужно разговаривать, объяснять свои решения, свою позицию. Уверяю, что это приятное общение, когда жители задают вопросы, в чем-то не соглашаются. У нас если и есть оппозиция, то оппозиция с интеллектуальным лицом.

— Галина Игоревна, целый месяц вы отчитывались о своей работе на посту мэра перед жителями всех микрорайонов города. Во время ваших отчетов неожиданно сформировалась так называемая добровольная демократическая дружина. Она следовала за вами и создавала заслон провокаторам, которые пытались сорвать отчеты. Вы вступали в контакт с этой дружиной? И были ли так называемые наезды провокаторов вне рамок отчетов?

— Эта дружина стала для меня настоящей броней. Я её не просила, но жители посчитали нужным мне ее предоставить. Когда ты видишь, что люди готовы защищать тебя, это, конечно, дорогого стоит. Но появляется и дополнительная ответственность: если тебя так поддерживают именно эти люди, то ты должен соответствовать во всем. Буду стараться, хотя, скажу откровенно, это очень тяжело.

Коллегам же я сказала, чтобы они не считали провокаторов моей личной проблемой, ведь я держу отчет за всех. А провокаторы для меня всего лишь как один из видов клиентов психолога. После того разговора кроме, как вы сказали, добровольческой дружины мне пришли помогать и коллеги.

— Сейчас чиновники очень любят время от времени продемонстрировать «близость к народу». В присутствии журналистов проехать в общественном транспорте, зайти в супермаркет. В реальности многие давно потеряли представление об этой жизни и узнают о ней из «выглаженных» отчетов своих помощников. Имеют ли расхождение с реальностью отчеты, которые готовят вам? Можно ли вас назвать по-настоящему «народным мэром», который знает, чем живут его избиратели?

— Отчеты не всегда соответствуют реальности. Часто бракую то, что мне готовят, поскольку знаю реальную ситуацию в городе. Я же живу в этом городе, хожу в магазины. Недавно была не очень приятная ситуация, когда я вышла из своей машины, на которой стараюсь передвигаться по городу в выходные, и стала покупать овощи в ларьке. Поскольку я была одета в деловой костюм, покупатели узнали меня сразу. И один мужчина спросил, живу ли я где-то рядом. Я ответила, что нет. Похоже, он не поверил, как и продавщица. Она недоумевала: «Если здесь не живете, зачем сюда пришли?» Я ей говорю: «Проезжала мимо, вспомнила, что овощи надо купить». Но она осталась при своём мнении. Хотя всё действительно было так, как я объясняла. Я сама плачу за квартиру, езжу по этим дорогам и знаю, где самые раздолбанные ямы. У меня к подъезду в новом доме, в котором я купила квартиру до избрания мэром, разбитая дорога. Когда я стала мэром, ко мне подошел председатель нашего ТСЖ и попросил содействия в ремонте дороги. Я извинилась перед жителями дома, сказала, что им не повезло с соседкой. Мне совесть не позволяет отремонтировать себе дорогу в первую очередь. Сделаю ее только тогда, когда во всем городе будут сделаны. Соседи в ответ сказали, что напишут жалобу мэру. Вот теперь сижу эту жалобу рассматриваю (Смеется).

— В первый же год работы вы приняли сразу несколько довольно непопулярных решений: отменили инаугурацию, затем новогодние корпоративы для мэрии, «золотые парашюты», сократили часть сотрудников администрации. Ваши оппоненты тут же назвали это чистой воды популизмом. Какой практический эффект таких решений для городской казны?

— Многое для экономии бюджета мне не дают сделать депутаты. Что касается перечисленных вами решений, то все они имеют свое финансовое выражение. Мы отказались от заказных пиар-статей на тему: «Какой мэр замечательный и что он сделал хорошего за неделю». Вместо этого сделали современный сайт, один раз потратив на него деньги, которые больше тратить не надо. Не нужно ежегодно выкидывать из бюджета по 5 миллионов рублей на пиар-статьи. Кстати, на сайте мы публикуем не только позитив, ведь наша жизнь состоит не только из него, но и негатив. Мы пишем о проблемах, о том, что нам пока не удалось сделать.

Я не люблю таких пафосных мероприятий как инаугурация и корпоративы. Мне жалко на них времени и сил, а тратить на них еще и бюджетные деньги — это безумство.

— Год назад вы очень решительно выступили против перевозчиков, которые требовали повышения тарифов в общественном транспорте. Тогда цены удалось сдержать, они были самыми низкими на Северо-Западе. А с 1 мая проезд в троллейбусе подорожал на 50% — до 15 рублей. Почему не получилось удержать цену в этот раз? Была ли экономически выгодной прежняя цена?

— Если говорить о результатах 2014 года, по которому можно судить о работе новой администрации во главе со мной, то мы вытащили из банкротства наше муниципальное троллейбусное предприятие. Сейчас следовало бы поддержать предприятие и оставить прежний тариф, чтобы обеспечить необходимый пассажиропоток. Но команда губернатора приняла решение поставить председателем Петрозаводского городского Совета Геннадия Боднарчука — бизнесмена, у которого есть коммерческие интересы в сфере автоперевозок. Выводы понятны. Поэтому депутаты не согласились сохранить 10-рублевый проезд. Я была к этому готова, но мне нужно, чтобы они открыто высказали свое мнение. Я понимала, что депутаты не согласятся на предоставление субсидии для городского транспорта, хотя везде электротранспорт субсидируется. Более того, это нормально, когда муниципальное предприятие, обеспечивающее транспортное обслуживание пенсионеров, школьников, студентов, мам с детьми, субсидируется из бюджета. Я сказала, что найду эти деньги, только оставьте возможность стоять этому предприятию на ногах. Но такая ситуация создает угрозу благополучию маршрутчиков. У наших троллейбусов было одно конкурентное преимущество — цена. Сервис, конечно, не самый лучший, из-за высокой степени износа, отсутствия электронного билета и Wi-Fi. Но мы совершенствуемся, и надо было выдержать бой, сохранить предприятие. А тут началась чудная игра на публику: депутаты просят маршрутчиков не поднимать цены. Но ведь у них в руках был и есть рычаг, чтобы не просить, а просто не дать экономической возможности поднять цены. Это делали на протяжении года, а теперь они просят маршрутчиков… Отвратительно, одним словом.

— Но в итоге цены на проезд в маршрутках поднимут.

— Да, конечно. Только сейчас ради пиара они какое-то время подержат старые цены, а потом их поднимут.

— Кстати, еще одно решение, не прибавившее вам очков у депутатов-лоббистов.Вы наложили вето на решение Петросовета о снижении арендной ставки. Какая ставка сейчас и почему депутаты так ратуют за её снижение?

— В Петросовете есть два депутата, которые заинтересованы в снижении базовой арендной ставки с 45,5 тыс. рублей. Один из них полностью сдает в субаренду торговый комплекс, который сейчас хочет выкупить. Второй руководит управляющей компанией и имеет в собственности много площадей. Депутаты объясняют свое решение желанием защитить малый бизнес.

После принятия этого решения я наложила на него вето. На местном телеканале тут же показали сюжет, в котором авторы этого решения объясняли зрителям, что я пытаюсь нарушить права малого бизнеса, накладывая вето на снижение арендной ставки до 35 тыс. рублей, а они не должны допустить этого.

Как раз после этой передачи у меня была очередная отчетная встреча перед жителями. В углу стоял очень пожилой мужчина. По окончании я подошла к нему, а он взял мою руку и чуть ли не со слезами на глазах сказал: «Только посмотрите, что депутаты про вас говорят…». Я отвечаю ему: «Не расстраивайтесь, ради Бога. Что им еще говорить? Они же не могут признаться, что защищают свои интересы».

— Депутаты преодолеют вето?

— Конечно, преодолеют двадцатью голосами. У меня уникальная ситуация: у меня нет поддержки большинства депутатов в Петросовете. При этом я общаюсь с некоторыми из тех, кто голосует против моих инициатив, и знаю, что они относятся ко мне по-человечески. Депутаты мне откровенно говорят: «Мы боимся. Пойми, все, кто тебя поддерживал, уже сидят или с уголовными делами». А у них у каждого есть за что переживать. Если Олега Фокина (глава Петросовета — прим. FlashNord), которого все знают как бизнесмена, задержали за 3 миллиона налогов, то депутата и ярую общественницу Ольгу Залецкую закрыли, а потом выпустили под домашний арест, так и не предъявив обвинений. За нее народ вышел на улицу. Для депутатов это стало уроком: если даже Залецкую задержали, то и они не застрахованы. Но если хоть одного депутата сейчас арестуют, выйдет ли народ? Сомневаюсь. Народ-то умный.

— Галина Игоревна, принятые решения поставили вас в довольно не типичную для России ситуацию. С одной стороны — народная любовь, что в нашей стране редкость для чиновника, с другой стороны — и это уже в порядке вещей — ненависть коллег. Оппозиция называет вас народной любимицей, вы лидируете во многих рейтингах руководителей, но депутаты Петросовета пытаются поставить вам «неуд», тем самым демонстрируя свое пренебрежение. Трудно жить между этой народной любовью и давлением со стороны депутатов?

— У меня нет «своих» депутатов ни в Законодательном собрании Карелии, ни в горсовете. У меня нет поддержки и конструктива со стороны правоохранительных органов и со стороны правительства республики. Но у меня рабочие отношения с депутатом Госдумы Валентиной Николаевной Пивненко, сенатором Владимиром Александровичем Федоровым, заместителем секретаря Совета безопасности России Рашидом Гумаровичем Нургалиевым. С ними я могу встретиться и обсудить вопросы и проблемы без прикрас и знаю, что они мне помогут. Такая поддержка дорогого стоит.

Тяжело — не тяжело? Сложно сказать про «народную любовь». Кто-то любит Ширшину, а кто-то ненавидит. Недавно я ехала с дачи, маме продукты отвозила, и подобрала голосовавшего на дороге мужчину. Он сел в машину и меня не узнал. Я ему вопросы задаю — он мне отвечает. Про дороги, про общественный транспорт, другие сферы. А он искренне возмущается и заявляет «Вы лучше у Ширшиной спросите, чего у меня интересоваться». Отвечаю ему: «Я — Ширшина». У него шок, он узнал меня и говорит: «До города больше ни слова не скажу».

Люди правы — мэр отвечает за все. Но в свою очередь мэр должен договариваться с губернатором, чтобы дали денег, например, на ремонт дорог. А у нас ситуация такая, что мэр не может договориться, потому что нет аргументов, из которых можно было бы выбрать наиболее приемлемый для тебя. Вместо аргументов угрозы: «Я тебе дам деньги на дороги, а ты сядешь» или «Я тебе дам на дороги, а взамен ты поставишь моих людей на ключевые посты и в конечном итоге все равно сядешь».

— Политолог Константин Калачев выразил мнение, что у вас есть только два пути — «уйти или сесть», поскольку попытки сломать вас не прекращаются.

— Уйдет или сядет? Посмотрим (Улыбается). Сломать очень сложно. Для меня важно самоуважение. Чтобы потом я сама знала, как себе же объясню свой поступок

— Меняется ли, на ваш взгляд, в лучшую сторону Петрозаводск? Какие изменения происходят? Обычно мэра пинают за мусор на улицах и разбитые дороги. Кроме того, в глаза бросается разномастная реклама, которой заклеены дома и окна до высоты третьего этажа. И это на главной улице города. Вывески, как в рекламном буклете, — всех цветов и размеров. Есть ли планы по наведению порядка в этой сфере?

— Если бы вы были в городе летом 2013 года, то обнаружили бы гораздо больше этой рекламы. Мы несанкционированную рекламу сейчас снимает каждую неделю в огромном количестве — эти баннеры, уродующие город растяжки. Но мы можем делать это лишь на тех объектах, которые принадлежат муниципалитету. Там, где частная собственность, работают правила благоустройства. Мы пытались их ужесточить, но прокуратура сказала: «Ширшина, вы из 90-х», и запретила нам это. Хотя, когда мы изучаем правила благоустройства Санкт-Петербурга или Москвы, то видим там такие штрафы, которые отбивают саму мысль вывесить рекламу. Но мы к ужесточению правил благоустройства еще вернемся. К примеру, у нас сейчас идут суды по озеленению. Мы первый суд у одного бизнесмена выиграли, на второй он приходит и предлагает мировое. Я говорю: «Нет, мне нужны прецеденты, чтобы люди видели, что так делать нельзя».

— Галина Игоревна, когда год назад вы только вступали в должность, у вас наверняка помимо официальной программы, задач, которые вы ставили перед собой, был личный, скромный план — вот стану мэром и обязательно сделаю то-то… Что вы, как говорится, хотите успеть сделать на своем посту?

— Поймите, что в тех условиях, в которых я нахожусь, я не могу, к большому сожалению, планировать масштабные вещи. Наши основные проблемы знаю: плохие дороги, изношенные инженерные сети, дефицит спортивных учреждений…

Я четко понимаю и знаю, как решить проблему с дорогами. В нашем городе вообще не должно быть дорожных проблем. Я не прошу отдать весь дорожный фонд, не нужно. Предлагаю заключить соглашение, по которому в течение двух лет сделать все дороги в городе, а после в течение многих лет муниципалитет и республика будут расплачиваться за это. Но диалога нет, не хотят.

Проблема сетей решается поступательно. За схему теплоснабжения, которая позволит нам войти в федеральную программу, мы не потратили ни копейки, это сделала ТГК-1 — собственник Петрозаводской ТЭЦ.

Спортивных учреждений в городе мало. Я вижу, что у жителей есть потребность в занятиях физкультурой и спортом.

Целей у меня как у мэра может быть много, но глобально хочу, чтобы люди стали реальными хозяевами своего города. Хочу, чтобы они не шарахались от мэра, когда увидят его на дороге или в магазине. Хочу, чтобы видели в мэре партнера, которого надо использовать для решения городских проблем. Хочу, чтобы они понимали: если ты изуродовал новый остановочный комплекс, то ты выкинул на ветер деньги из своего кармана. Когда житель станет хозяином города, ему никакие выборы не страшны. Горожанин будет свободно выбирать человека, которому сможет доверить управление городом. Конечно, если выборы не отменят (Смеется).

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings