Столица

«Мой ребенок весь в рвоте умирал у меня на руках...» Петрозаводчанка чуть не потеряла сына из-за нерасторопности врачей

Российская медицина в небольших городах и поселках все еще остается источником трагических сюжетов для журналистов. Иногда у врачей нет времени на обслуживание населения, иногда не хватает квалификации и такта. Проблема есть, но серьезно взяться за нее не могут, поэтому приходится писать такие грустные истории. Петрозаводчанка Ирина рассказала про врачей, которые чуть не довели его годовалого сына до смерти.

— В мае 2016 года я нашла у своего сына небольшую припухлость в области паха,после чего сразу обратилась к врачу. Мне сказали, что я сумасшедшая мамаша и ничего у моего сына нет. Я успокоилась. Летом мы были у бабушки в Чупе. Я заметила, что эта припухлость увеличивается и пошла в больницу. Хирург поставил диагноз паховая грыжа и сказал, что нужно оперировать. Но в Детской Республиканской больнице в Петрозаводске можно было записаться только на платную операцию за 20 тысяч или ждать до конца следующего года, — вспоминает Ирина, - Меня убедили,что в грыже нет ничего страшного. Люди живут с ней годами.Но я боялась ущемления грыжи, одного из  серьезных осложнений. Мы решили, что когда вернемся в Петрозаводск покажемся врачам.

Но 14 августа сын Ирины начал очень сильно капризничал, был вялым и не реагировал на ее слова, поэтому женщины вызвали скорую.

— Медсестра осмотрела ребенка, я все твердила про грыжу, но она ничего криминального там не увидела. Я попросила вызвать хирурга. Он снова осмотрев Ваню, сначала сказал, что все нормально, и только потом понял, что это все-таки ущемление. В итоге Ивану вкололи обезболивающее и нас отправили в Кандалакшу, даже не сказал адрес больницы. Поехали мы на своей машине с медсестрой, — продолжает Ирина.

— Пока укол действовал, Ванечка спал у меня на руках, иногда постанывая во сне, но потом его начало сильно рвать, у него лилось все через нос и рот, и он вырывался у меня с рук. Мы постоянно останавливались, успокаивали его и ехали дальше.Я была уверена,что еще чуть-чуть- и нам помогут.

Больницу в Кандалакше нам помогла найти полиция. Там Ване поставили диагноз ущемление паховой грыжи, хирург сказал,что нужно срочно оперировать. У Вани взяли кровь, определили нас в палату, через 20 минут к нам подошла хирург и сказала,что Ваню оперировать не будут, и она ничем не может нам помочь: нет детского анестезиолога.

Мы спустились в приемный покой, просили позвонить заведующей, она отказалась помогать нам,все это время ребенок в одном одеялке, весь в рвоте, умирал у меня на руках,его никто не осмотрел. Всем было все равно, они только твердили: мы не можем помочь,хотите- везите в Мурманск. Но я понимала,что он не перенесет дороги. Хирург позвонила анестезиологу. Но она отказалась ехать, сославшись на то,что это не её рабочее время, и когда ей говорили,что речь идет о жизни ребенка, ей было все равно!

Прошло два часа: Ваня потихоньку умирал у меня на руках, а врачи продолжали дальше сидеть в своих кабинетах. Они предлагали оперировать сына под местной анестезией. Я собралась с мыслями,  потребовала скорую и бригаду врачей, чтобы сопроводить нас до ближайшего города — Полярные Зори. Врачи вызвали скорую,мы уговорили хирурга ехать с нами.

Примерно через час приехала скорая, нас отвезли в Полярные Зори. Ваню экстренно прооперировали замечательные врачи!Но весь страх,который пережила моя семья и мой сын за эти несколько часов в больнице в Кандалакше просто не описать словами! Сейчас я призываю всех писать жалобы в Минздрав, ведь в Чупинской больнице фактически нет врачей, которые могли бы  оказать экстренную помощь. Любой из нас может оказаться в такой ситуации и не факт, что все закончится благополучно. Все ,что нам сделали в Полярных Зорях, были обязаны сделать врачи в Чупинской больнице, и нам бы не пришлось везти больного ребенка в Кандалакшу, но в Чупинской больнице нет ни анестезиолога,ни детской маски.

Яркая Карелия в нашем Instagram