Столица

Мужчине и его сыну, на которых в зоокомплексе напала медведица, выплатят почти миллион рублей компенсации

Вчера Петрозаводский городской суд частично удовлетворил иск петрозаводчанина Дмитрия Сенькина к зоокомплексу «Три медведя», на территории которого два года назад мужчину чуть не загрызла насмерть медведица Даша. Напомним, что в качестве компенсации морального вреда Дмитрий хотел получить три миллиона рублей. Директор же зоокомплекса считал, что эта сумма несколько завышена как минимум в 20 раз.

Судебных заседаний было всего два. На одном допросили Дмитрия Сенькина и его бывшую супругу. На втором – свидетелей. Среди тех, кто в тот злополучный день оказался около разъяренной медведицы, была журналистка Анна Романова. Сразу после случившегося Анна опубликовала статью, в которой описала случившееся (этот материал был представлен суду). Вчера она повторила то, о чем писала, в суде.

22-550x413

По словам свидетеля, когда медведица с разбегу прыгнула и повисла на ограде вольера, один из мужчин подхватил дочку на руки, а другой, им как раз и был Дмитрий Сенькин, оттолкнул людей от вольера (оградив их этим от опасности) и бросился с сыном бежать. Анна говорит, что медведица легко перемахнула ограду и бросилась в сторону бегущих.

— «Бегите!» – кричала девушка-гид мужчинам с детьми и уже нам: «Стойте там, не двигайтесь», — вспоминает Анна. — Мы застыли, а из-за угла раздались крики, детский плач, рев испуганных медвежат.

Напомним, что в тот момент, когда медведица бросилась на людей, в зоокомплексе выгуливали медвежат. Дмитрий говорит, что Даша очень нервничала, глядя на них, и выпрыгнула именно в тот момент, когда медвежата скрылись из виду.

— С балкончика мы видели, как наш гид мечется по территории зоокомплекса, выкрикивая имена сотрудников, она звала на помощь. Но никто не спешил на ее зов, — говорит Анна. -  Рядом просто никого не было. Мы слышали  стоны и думали, что отца и сына уже нет в живых.

Через какое-то время появился сотрудник зоокомплекса, который, схватив большую сосновую жердь, бросился с ней на медведицу. От происходящего Даша пришла в еще большую ярость. Позже, как известно, сотрудникам заведения пришлось выпустить собак, которые и отогнали медведя от Дмитрия, а разрешилась ситуация только в тот момент, когда прибежал директор «Трех медведей» и застрелил свою подопечную.

К слову, сложно сказать, что было бы, если бы директор промахнулся или только ранил медведя.

— Я выстрелил и ушел, — рассказал Василий Борисович в суде.

— Как это выстрелили и ушли? – недопоняла адвокат Сенькина. — А если бы вы только ранили?

— Я не хочу об этом вспоминать, — отмахнулся Попов. — Вы хотели насыпать мне соль на рану? Сыпьте.

Все время, пока сотрудники зоопарка пытались обезвредить зверя, свидетели происшествия, прижавший друг к другу, стояли на помосте около вольера. Что происходило с Дмитрием, они не видели, но пришли в ужас, когда после схватки с медведем тот вернулся к ним в поисках сына (мальчику с прокушенной ногой удалось убежать, когда отец отвлек внимание зверя на себя).

— Лицо Дмитрия было просто сплошным кровавым потоком, он берег левую руку, она была прокушена и опухла, футболка в крови, на воротнике кожаной куртки лежали лохмотья окровавленной кожи, — вспоминает Анна. — Рана на голове выглядела ужасно.
Чудом оставшиеся в живых и до смерти напуганные посетители зоопарка пытались как-то поддержать мужчину.

— Мы говорили с ним, убеждали, что его ранения не серьезны, что он обязательно выживет, а самих трясло от ужаса, — говорит свидетель.

Полувольные условия

На первом судебном заседании директор зоокомплекса — Василий Попов заявил, что собирается выступать без адвоката, несмотря на то, что все ему советуют взять защитника. Правда, уже ко второму заседанию Василий Борисович передумал и пришел в суд с профессиональным юристом, которая сразу дала суду понять: с точки зрения защиты, Дмитрий Сенькин хочет просто нажиться на этом несчастном случае.

Василий Попов уверен: произошедшее – это ничто иное,  как несчастный случай. Мужчина вроде бы и считает себя виновным в произошедшем, но, в то же время, своей вины он не видит. Показания Василия Борисовича были очень сбивчивыми и несколько противоречивыми.

— Естественно, в этом виноват только я и никто другой, — сначала заявил ответчик, но когда речь зашла о том, что после случившегося Василий Борисович вроде бы и предложил пострадавшим свою помощь, но сильно на ней не настаивал, директор пояснил: — Искупать вину, которой нет? Ну это случай…Ходить вымаливать, ну это не серьезно.

dmitr2-550x349-550x349

— Я ведь не уходил от ответственности, потому что когда произошел этот случай, меня посетили все проверяющие органы, — говорит Василий Попов. -  Нас проверяли от и до. В конечном итоге все протокольные вещи зафиксированы. И они положительные. Следственный комитет закрыл уголовное дело. Я думаю, по-другому и быть не могло. И другие проверки подтвердили возможность работы зоокомплекса. Все соответствовало всем мерам безопасности. Были незначительные замечания прокуратуры, которые я устранил в течение двух-трех дней.

Василий Борисович уточнил, что у него есть разрешение на содержание животных в полувольных условиях. И после случившегося ничего в этом плане не поменялось, да и предписаний таких не было. В вольере, где сидела Даша, сейчас находится другая медведица – Маша. Вольер немного подремонтировали, но конструкцию не меняли. Он остался той же высоты и открытым сверху.

Директор зоокомплекса уверен, что так правильно и безопасно.

— Я очень хорошо знаю этого зверя. Очень хорошо. И считаю, что только любовь и добро может вызвать у зверя позитив. Вся остальная ситуация, которая может произойти, это происходит только по вине самого человека. Это неоднократно доказывала история. Это не только с Дмитрием. Это происходило со многими людьми, — пояснил суду Василий Борисович.

— А в чем виноват Дмитрий и его несовершеннолетний ребенок в данный конкретный момент? – уточнила адвокат Сенькиных.

— Мне кажется, что это не совсем корректно, — в очередной раз ушел от ответа директор. -  Ну произошел такой случай. На меня три года тоже назад напал медведь. Правда, это было в лесу. Я же тоже этого не хотел. Но так произошло. Так получилось. И много таких случаев в мире происходит. Головы отрывают. Съедают людей. Вы понимаете? И это происходит в серьезных заведениях. Это мировой опыт. Все происходит в жизни.

800 тысяч

Дмитрий вроде бы и согласен с тем, что в жизни всякое случается, но в данной конкретной ситуации, с его точки зрения, очевидно, что сотрудники зоокомплекса оказались не готовы к чрезвычайной ситуации. К тому же, аптечка «Трех медведей» оказалась практически пустой. Ну и, судя по тому, что медведица все-таки выпрыгнула из вольера, меры безопасности зоокомплексом явно не были в полной мере соблюдены. «Три медведя» — известное в Карелии место, его посещают многие жители и гости Карелии. Все они люди разные, и действия около животных они могут производить разные. Надо полагать, руководство зоокомплекса, как-то должно это учитывать. Нельзя же рассчитывать только на то, что абсолютно все посетители будут вести себя правильно. Да и как это – правильно?

Василий Борисович уверяет: всем, кто приезжает в «Три медведя» четко разъясняют правила поведения рядом с животными. Дмитрий Сенькин, да и другие свидетели говорят: не было это. Наш журналист был в зоокомплексе за два дня до трагедии и подтверждает: никакого конкретного инструктажа относительно того, что можно или чего категорически нельзя делать около вольеров с теми же медведями, не было.

Напомним, что Василий Борисович изначально соглашался на выплату Дмитрию морального вреда. Его смущала только запрашиваемая сумма.

110-550x413

—    Иск завышен и необоснован, — говорил Попов. — Истцы вводят суд в заблуждение.

В частности, по словам директора зоокомплекса, Дмитрий лукавит, говоря, что из-за случившегося он надолго лишился работы.

— Истец не работал на момент событий. То есть, он не доказал потерю работы. То есть заработка он не терял, так как и не имел его, — пояснил Василий Борисович.

Дело в том, что на момент трагедии Дмитрий находился в стадии смены работы и неофициально трудился на одном из предприятий на испытательном сроке. Потому и соответствующих документов суду представить не смог. Однако, его голова – без волос и вся в шрамах, все-таки очень красноречиво говорила о том, что человек намучился и вообще чудом остался жив.

Судья частично удовлетворила исковые требования истца, постановив взыскать с зоокомплекса «Три медведя» в пользу Дмитрия 800 тысяч рублей, и пользу его сына Вячеслава — 150 тысяч рублей.

 

Яркая Карелия в нашем Instagram