Столица

Петрозаводчанки потеряли свои квартиры из-за долгов и наивной доверчивости – говорят, поверили тому, кому верить было нельзя

Фото из личного архива

Елена Петрова и Оксана Гарибова — сестры. И обе сейчас в большой беде: долг в 15 миллионов рублей, проданные с молотка квартиры и суды. Женщины уверены, что пострадали из-за некачественной юридической помощи, которую им обеспечил некий Геннадий Дроботун. Говорят, что по их сценарию еще с десяток петрозаводчан лишились квартир и денег. Пока в уголовном и гражданских делах разбираются в суде, Елена и Оксана решили поделиться своими грустными историями, чтобы предупредить других.

История Оксаны Гарибовой

Фото из личного архива

Оксана вместе с мужем заложила свою квартиру строительной компании «САНА», так как им нужны были деньги на бизнес. Компания оценила квартиру в полтора миллиона и дала заем в валюте. Всё было хорошо, год семья исправно выплачивала долг, а потом произошел резкий скачок курса. Платить супруги больше не могли, реструктуризация долга тоже не помогла. Квартира по определению суда оказалась у судебных приставов на реализации. Оксана стала искать человека, который мог бы хоть как-то помочь. Старая знакомая посоветовала обратиться к некому Геннадию Александровичу, который помогает тем, кто оказался в сложной ситуации по компании «САНА».

— Я позвонила, вкратце объяснила ситуацию. Он сказал: «Приходите, выход найдем, квартиру отвоюем». На нашей встрече Геннадий Дроботун заявил, что надо выходить на процедуру личного банкротства.

Сегодня, уже после консультации с другими юристами, Оксана понимает, что так поступать было нельзя. Способ нерабочий. Но тогда она Дроботуну поверила. Это было единственное жилье семьи. Оксана говорит, что за услуги заплатила 180 тысяч рублей, но не все траты удалось доказать, так как мужчина давал разные карточки и счета. Неладное семья заподозрила тогда, когда новый арбитражный управляющий сообщил, что Геннадия он на судах ни разу не видел.

— Дроботун нам предлагал, например, разделить имущество и свою долю снять с торгов (мы потом выяснили, что это невозможно). А потом я узнала от сменившегося арбитражного управляющего, что ни одного документа он не принес, ни на одном заседании не был. Хотя деньги я платила исправно за его «услуги», да и он сам сказал: «Выписывайте на меня доверенность, я всё сделаю, вам никуда ходить не надо». Когда я стала задавать вопросы, то Дроботун просто перестал брать трубку. Документы наши он вернул странным образом: выкинул документы на стойку администратора в отеле. На этом наше общение прекратилось. Мою квартиру выставили на торги. Нашей семье пришлось продать землю, которую нам выдали как многодетной семье, и выкупать свою квартиру, — рассказывает Оксана.


15 миллионов долга и проданная квартира: история Елены Петровой

Фото из личного архива

У сестры Оксаны, Елены Петровой, ситуация еще хуже. Ее бывший муж также заложил квартиру в «САНЕ» из-за банкротства его фирмы. Елена в этой фирме работала бухгалтером. Пара не могла платить по долгам, оба супруга остались без работы. В поисках помощи семья (на тот момент у них было двое детей, сейчас уже четверо) обратились к юристу, чтобы составить договор о реструктуризации.

— Нам не нужно было личное банкротство, наш долг был всего 560 тысяч. Мы подробно рассказали Дроботуну о всех подводных камнях: что нашу фирму банкротят, в каком мы положении. Нам нужна была лишь реструктуризация: сейчас нет денег, но потом бы трудоустроились и заплатили. Он начал нас убеждать: «Ты что, какая реструктуризация, ой вы что, даже не подписывайте». Двое детей, «САНА» давит, мы без работы. Я поверила ему.

Дроботун якобы предложил Елене заморозить долг, а потом выкупить квартиру с помощью процедуры личного банкротства. А дальше право распоряжаться заложенной квартирой неожиданно перешло от компании «САНА» к главному кредитору мужа, и Петрова здесь видит подозрительную схему.

— Я говорю Дроботуну: «Как это самый главный кредитор мужа стал владельцем квартиры?» Он: «Ничего страшного, не переживай, ты выкупишь эту квартиру».

Фото из личного архива

Вдобавок ко всем неприятностям в 2018 году Елена узнала из официального письма, что может стать субсидиарной ответственной на 15 миллионов в фирме мужа. При этом в компании женщина была обычным бухгалтером. Ситуация хуже некуда.

Дроботун убедил женщину, что всё под контролем. И всё это время она платила ему деньги за оказание юридических услуг. Елена принесла ему 5 коробок документов, надеясь, что 15-миллионный долг повесят не на нее. В тот момент в семье тяжело болела мама, и она не стала вникать в процессы. Как оказалось, очень зря.

— В 2019 году мне приходит письмо о том, что мне присудили эти 15 миллионов. Я пошла к другому адвокату. Он открыл карточку дела и удивился. Мне уже все присудили, все сроки апелляций прошли. А в суде второй инстанции мои документы уже были никому не нужны, даже несмотря на начатое уголовное дело. Я рыдала и умоляла, но в суде были непреклонны: «Вы должны были следить за делом». В итоге я осталась без квартиры и с долгом в 15 миллионов. Из квартиры мы должны будет съехать, как только детям исполнится 18 лет. Сейчас у меня надежда только на уголовное дело.

На услуги Дроботуна Оксана потратила около 400 тысяч рублей.

— Он так к себе располагаете, вы не представляете. Показывает тебе всякие папки: «Я вот выиграл дела». Выглядит представительно, холеный, хорошо пахнет. Умеет расположить к себе. Рассказывает, как воевал в Донбассе. Только сейчас понимаю, что по факту он мне лишь говорил: «Да ты не переживай, всё будет хорошо». Зомбировал как будто.

Дело «Автопаритета»

Имя Геннадия Дроботуна уже фигурировало в СМИ. Его признали виновным в мошенничестве (хищение 4,3 миллиона рублей). Тогда он в качестве председателя президиума Карельского общественного фонда инвалидов воинской службы и руководителя негосударственного учреждения «Автопаритет» обманул людей при продаже автомобилей. Его приговорили к условному лишению свободы сроком на 6 лет с испытательным сроком 5 лет и штрафу в размере 12 тысяч рублей. Деньги, как рассказывают очевидцы, потерпевшим раздавал прямо в суде.

Любопытно, что юристы компании «ЮрфинЭкс», которые сейчас занимаются помощью пострадавшим петрозаводчанам, обнаружили, что у Дроботуна даже нет юридического образования (и он не может, например, подавать документы в апелляционную инстанцию). Также юристы подозревают, что он мог действовать от чужого лица и даже подделывать документы. Сейчас «ЮрфинЭкс» разбирается в деле, и всплывают все новые и новые нелицеприятные подробности.

— Когда я начала придираться к оформлению документов, то обнаружила, что здесь может быть либо подлог, либо подделка документов, — комментирует дело Валерия Кекко, старший юрист компании «ЮрфинЭкс», — Всего к нам обратились 5 человек, которые оказались в такой ситуации из-за Дроботуна. Но пострадавших больше. Он участвовал в деятельности благотворительных фондов, хотя оказывал платные услуги. Когда мы запросили в ФСС данные, то оказалось, что он вообще нигде никак не фигурировал, не числился. Сейчас я уточняю информацию по этому делу.

Виноват или нет, решит суд. По словам Оксаны и Елены, их цель — предупредить других петрозаводчан, последствия наивной доверчивости, по их опыту, могут быть плачевны.

P.S. Попытка взять комментарий у Геннадия Дроботуна не увенчалась успехом. Мужчина взял трубку, уточнил, кто спрашивает, узнал, что журналисты, после чего сообщил, что мы ошиблись номером. 

Коротко о главном в нашем Telegram