Столица

Полицейские, присвоившие украденные из банкомата миллионы, остались на свободе

Наверное, впервые в таком случае не хочется писать: «Как так: украли и не сели?» Мы ожидали увидеть на скамье подсудимых молоденьких нагловатых парней, которые без зазрения совести присвоили себе деньги, украденные грабителем из банкомата. Ожидания не оправдались. Ни спеси, ни наглости и, кажется, ни способности даже смотреть людям в глаза. То, что они сожалеют о случившемся, понятно без лишних слов, которые им в суде давались ой как не просто. Напомним, что сотрудники полиции оказались на скамье подсудимых за то, что злоупотребили должностными полномочиями, когда случайно обнаружили украденные миллионы.   

В тот день они, как обычно, патрулировали город и просто обратили внимание на подозрительного человека, который нес в руках четыре банковские «кассеты» (впрочем, что именно он нес, стражи порядка сразу даже не поняли). Мужчина же, завидев патруль, испугался, выбросил ношу и убежал. Подсудимые подъехали, увидели на земле непонятные ящики, положили их в машину и поехали работать дальше. По пути две из найденных «кассет» они вскрыли. В ящичках оказались деньги. Много денег. Более 1 миллиона 700 тысяч рублей. Это были деньги, украденные из банкомата «ТрансКредитБанка», расположенного в административном здании на улице Шотмана, в районе Товарной станции: злоумышленник отключил банкомат, спилил болгаркой петли и забрал кассеты с деньгами (в четырех кассетах было около трех миллионов рублей).

Теперь уже можно только гадать, почему полицейские не стали догонять подозрительного мужчину, известно ли им было про банкомат, и что на самом деле крутилось в их головах при виде крупной суммы. Впрочем, доказательств того, что они решили эти деньги присвоить, нет. А вот в то, что испугались увольнения, поверить можно. Согласно закону о полиции, если у них не было возможности задержать преступника, то они должны были хотя бы обеспечить сохранность обстановки и предметов, имеющих отношение к совершению преступления. Ее-то они и не обеспечили и уже при любом дальнейшем развитии событий попадали под увольнение (так или иначе, но по их милости, человек, распотрошивший банкомат, до сих пор на свободе). Тогда, по версии следствия, им и пришла в голову эта «гениальная» мысль: две целые «кассеты» сразу положить обратно на то место, где они их и обнаружили, сообщив о находке оперативному дежурному, а как вернуть оставшиеся деньги, не заимев при этом проблем, подумать после. Так и поступили. Два ящика с деньгами, в которых было более одного миллиона рублей, они положили обратно в кусты и позвонили в дежурную часть.

Конечно, подсудимые и понятия не имели, что были очевидцы, которые видели, как стражи порядка забирали «кассеты» в свою машину и что именно их сразу же начали подозревать в пропаже оставшейся суммы денег. Они несколько дней ломали голову над тем, как, не лишившись работы, подкинуть куда-нибудь эти проклятые (а ведь для них они как раз такими и оказались) бумажки. И придумали. Они попросили своего знакомого положить эти деньги около дома на улице Разина и сообщить о находке в полицию. Тот  положил и сообщил. Вот только когда сотрудники полиции пересчитали найденные купюры, оказалось, что двухсот тысяч в пакетике не достает. Оказалось, тот самый отзывчивый товарищ решил оставить «немного» денег себе. Так, «благодаря» этим миллионам закон преступил еще один человек.

Оступились лучшие

Суд над сотрудниками патрульно-постовой службы длился всего один день. Они полностью признали свою вину и ходатайствовали о рассмотрении дела в особом порядке. Это такой порядок, при котором вынесение оправдательного приговора уже невозможно, невозможно и обжалование вынесенного приговора по причине несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Зато назначаемое подсудимому наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. При рассмотрении дела в особом порядке судебное следствие не проводится, свидетели и подсудимые не допрашиваются.

Представитель потерпевшего вообще не пожелал присутствовать на процессе. Впрочем, это и не удивительно – никаких исковых требований банк к подсудимым не предъявлял.

Большую часть этого и без того не продолжительного процесса суд знакомился с документами, характеризующими личности подсудимых. Оба сотрудника ППС до момента обнаружения миллионов работали в полиции уже много лет. За это время у них не было ни одного взыскания по работе. Сплошные поощрения и благодарственные письма. Один из подсудимых — обладатель нагрудного знака «Лучший сотрудник патрульно-постовой службы».  Во всех характеристиках: «К служебным обязанностям относились с полной отдачей, не жалея ни здоровья, ни времени». Вежливые, корректные (это очевидно даже по их реакции на присутствие в суде представителя СМИ). Оба с высшим образованием. Оба семейные. У обоих маленькие дети и супруги, находящие в отпуске по уходу за детьми.

Государственный обвинитель не настаивала на изоляции подсудимых от общества. Она просила суд назначить им наказание в виде 2 лет и 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком три года.

Но адвокату и это наказание показалось излишне суровым:

— Потеря работы в настоящее время уже большое наказание как для них, так и для их семей. Материальное положение, которые они имеют на сегодняшний день (несмотря на то, что оба мужчины трудоустроились, их нынешний заработок очень мал для того, чтобы содержать семью. – Прим. авт.), уже указывает на то, что они наказаны. И столь длительное условное осуждение, как три года, еще долго не позволит им получить достойную работу и достойный заработок…

По мнению защитника, суд мог бы ограничиться наказанием в один год и шесть месяцев с испытательным сроком два года:

— И это было бы справедливое наказание, учитывая их положительные характеристики. Люди оступились. Наверное, неправильно оценили ситуацию.

В результате, один подсудимый был приговорен к двум годам лишения свободы, а другой — к двум годам и одному месяцу. Оба — условно, с испытательным сроком в один год.

Яркая Карелия в нашем Instagram