Суд разрешил петрозаводчанке переехать жить в другой город
Столица

Суд разрешил петрозаводчанке переехать жить в другой город

Мы рассказали вам историю петрозаводчанки, которая из-за упрямства органов опеки не может разменять свою квартиру и переехать с дочерью в Санкт-Петербург. Добровольно пойти навстречу женщине сотрудники городской администрации не захотели. Их обязал это сделать суд.

 Напомним, что выставить свою двухкомнатную «хрущевку» на продажу Марина Бондаренко была вынуждена после того, как ее сын изъявил желание получить свою долю в квартире (имел полное право: квартира приватизирована и на него тоже). Разумеется, в денежном эквиваленте. Молодой человек попросил 500 тысяч рублей. У Марины Олеговны таких денег не оказалось. Было решено имеющееся жилье продать, а на вырученные деньги купить квартиру поменьше, отдав сыну его часть суммы. Правда, найти подходящий вариант в Петрозаводске не получилось, и женщина остановилась на комнате в питерском общежитии (подходящей по цене, местоположению и состоянию: обследовавшие жилье сотрудники питерского отдела по опеки и попечительству подтвердили, что комната подходит для проживания в ней ребенка).

Проблема возникла только из-за того, что третья часть петрозаводской квартиры принадлежит 14-летней дочери Марины Олеговны, а значит, на задуманные сделки купли-продажи нужно согласие городского отдела опеки и попечительства. И ведь что характерно – чиновники такое согласие дали. Но при этом зачем-то поставили женщине совершенно невыполнимое условие. А именно: сделки по продаже и покупке жилья Марина Олеговна должна провести одновременно. Теперь уже сложно понять, знали сотрудники отдела по опеке и попечительству изначально о том, что юридически сделать такое невозможно, или нет, но факт остается фактом: когда узнали, менять слово «одновременность» на словосочетание «с последующей покупкой» они отказались.

Отказалась от своей доли

Чтобы разрешить дело миром, Марина Олеговна в суде отказалась даже от каких-либо притязаний на свою долю в будущей комнате: жилье будет оформлено только на ее дочь Любу. Представитель органов опеки решение женщины поддержала, но позицию не изменила: сделки должны пройти одновременно.

— Да я готова была бы выполнить это требование хоть завтра, — говорит Марина Бондаренко. – Но как? Это технически невозможно сделать.

— Процедура регистрации права собственности в Санкт-Петербурге отличается от той же процедуры в Петрозаводске. И по срокам и сама по себе, — говорит юрист Лилия Петрашкевич. — Еще до подачи документов в Росреестр приобретателю жилого помещения необходимо внести деньги в банковскую ячейку. Это обязательное условие. Затем нужно предоставить свежую справку о регистрации граждан, подтверждающую, что помещение свободно от прав третьих лиц. И только потом подать документы в Росреестр Санкт-Петербурга. Регистрация у них идет в течение 30 дней. Только по истечении этого времени мы сможем получить свидетельство о праве собственности. Уже даже исходя из этого условия, одновременная регистрация невозможна. Марине Олеговне нужно как минимум три раза съездить в Санкт-Петербург. Мы тут, было дело, думали уже о том, чтобы заключить договор с каким-нибудь агентством недвижимости в Санкт-Петербурге, но вчера нас огорошили суммой – 135 тысяч рублей. Моя доверительница — пенсионерка и не может себе этого позволить (Марина Олеговна не сомневалась, что они с дочерью в скором времени переедут, поэтому с работы в Петрозаводске уволилась еще несколько месяцев назад. — Прим. авт.).

Представитель городского отдела по опеки и попечительству несовершеннолетних вроде бы и слушала Марину Бондаренко и ее представителя, но вела себя так, словно не слышала того, что они говорили.

Другой путь

— Мы считаем, что наше постановление отвечает интересам несовершеннолетнего ребенка, —  все твердила представитель ответчика.

— Но ее интерес в том, чтобы переехать, — напомнила женщина.

После окончания школы Люба планирует поступать в Университет физической культуры, спорта и здоровья имени Лесгафта, поэтому они обе так стремятся в Санкт-Петербург. Девочка уже даже придумала, как переоборудует комнату, чтобы и ей и маме там было комфортно жить. Но чиновникам до ее планов нет никакого дела.

Вот-она-с-дочерью-550x412

—   Бондаренко Марине Олеговне предлагалось решить эту проблему другим путем, — заявила представитель  опеки.

Предложенный администраций «другой путь» действительно подразумевает собой продажу с последующим приобретением (как вроде бы и нужно и женщине), но только с тем условием, что деньги от продажи будут перечислены на счет несовершеннолетнего ребенка. И будь это Петрозаводск или какой-то другой город – не проблема. Перечислила бы Марина Бондаренко эти деньги на счет своей дочери, а потом бы купила на них новое жилье. Но они хотят комнату в Санкт-Петербурге, а в Санкт-Петербурге, чтобы купить комнату или квартиру, деньги должны быть не на счету, а в банковской ячейке. Иначе говоря, чтобы воспользоваться тем самым «другим путем», Марине Бондаренко нужно где-то одолжить полтора миллиона рублей. Если бы эти деньги полежали на счету ее ребенка, пока она не приобретет комнату, опека была бы спокойна.

— Но у нас нет денег положить на счет, и взять их негде, — пыталась достучаться до своего оппонента Марина Олеговна.

— По-другому мы не можем разрешить, — твердила представитель опеки.

— Тогда расскажите, где мне взять деньги, чтобы в интересах ребенка поступить так, как вы говорите, — попросила Бондаренко.

И услышала ожидаемое:

— Не могу ответить на ваш вопрос.

Впрочем, это не единственный вопрос, на который не смогла ответить представитель отдела по опеки и попечительству.

Устная консультация

Лилия Петрашкевич попросила представителя опеки назвать норму закона, согласно которой администрация города требует от Бондаренко одновременность сделок (как известно, закон об одновременности вступит в силу только в марте 2018 года) или последовательность с такими неосуществимыми условиями.

— Норму закона я не могу назвать, — пояснила представитель отдела по опеки и попечительству. — Могу сказать, что у нас была устная консультация по телефону.

— А у нас письменный ответ, — в один голос почти закричали Бондаренко и Петрашкевич.

Ответом им была тишина.

— Почему вы не можете подтвердить свои слова каким-то документом, законом, хоть чем-то? – попытался достучаться до представителя опеки и сын Марины Олеговны.

— Мы работаем по статье 37-ой Гражданского кодекса, — ответила женщина. — В пункте втором этой статьи сказано, что опекун (подразумевается так же и родитель) не вправе распорядиться без согласия органов опеки имуществом своего несовершеннолетнего ребенка, влекущее уменьшение данного имущества. Ну вот мы и стараемся.

— Но ведь согласно всем представленным документам имущество не уменьшается, а увеличивается, — опешил от ответа молодой человек.

— Ну, на наш взгляд, если покупка будет не одновременной, а последующей, оно может уменьшиться, — парировала представитель опеки. — Последующая – это значит, что еще не известно, когда эта покупка состоится. Таким образом, данное постановление мы должны контролировать.

Похоже, именно в этот момент и прозвучали главные слова во всей этой истории. Вот же она причина упрямства органов опеки: нужно будет контролировать! А контролировать, по всей видимости, не хочется.

В постановлении, выданном Бондаренко администрацией города 23 декабря прошлого года, есть пункт, гласящий о том, что в срок до 1 июля 2014 года Марина Олеговна

должна представить в отдел по опеки и попечительству документы, подтверждающие переход права собственности на комнату в Санкт-Петербурге.

— Зачем тогда нужен был этот пункт, если вы требуете провести сделки одновременно? – поинтересовалась у представителя опеки Лилия Петрашкевич.

— Действительно, зачем? – обратилась к ответчику и судья.

— Чтобы мы могли проконтролировать.

— Вот именно. Почему тогда нельзя с последующей?

— Этот пункт некоторые родители выполняют, а некоторые нет, — ответила представитель опеки. — Понимаете?

— Понимаю, — заверила судья. — Так надо контролировать.

— Так вот мы и пытаемся.

Продолжать этот по сути бессмысленный диалог (когда одна сторона категорически отказывается понимать другую) можно было бы до бесконечности. Точку поставил суд.

В части одновременности судья признала постановление администрации города незаконным, обязав чиновников разрешить Марине Олеговне продать имеющуюся квартиру в Петрозаводске при условии последующей покупки комнаты в Санкт-Петербурге.

Вот-будущий-дом-550x411

В этом доме будет жить семья Марии Бондаренко


Будущая-комната-в-питере-550x411

Будущая комната

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings