В Росреестре до сих пор нет данных о том, что земли, из-за которых судят Сухорукову, особо ценные
Столица

В Росреестре до сих пор нет данных о том, что земли, из-за которых судят Сухорукову, особо ценные

Происходящее на суде по делу заместителя мэра Петрозаводска Евгении Сухоруковой создает удручающее впечатление. И дело не том, что кто-то из свидетелей дает показания, изобличающие Евгению Александровну. Этого-то как раз и не происходит. Просто если собрать воедино показания свидетелей – представителей надзорных ведомств, получается безрадостная картина: в области надзора за использованием земель полный хаос. Никто особенно ни за чем не следит. Никто не перенапрягается при ответах на запросы. И после никто особо не думает над этими ответами. А по итогу на скамье подсудимых оказывается Сухорукова.

На последнем заседании была допрошена специалист-эксперт управления Росреестра по РК – того самого органа, опираясь на ответ которого комиссия, созданная при администрации Прионежского района, и приняла решение о возможности перевести земли, принадлежащие ООО «Ерошкина сельга», под дачное строительство. Именно Росреестр в 2011 году сообщил собственникам о том, что данных о том, что земельный участок площадью 61 га не является осушенным. Правда, когда в 2013 году началась проверка и запрос в ведомство написало уже УФСБ РФ по Карелии, а не какая-то «Ерошкина сельга», специалисты Росреестра почему-то гораздо внимательнее отнеслись к имеющейся у них информации.

— Когда мы даем ответы заинтересованным лицам, мы обязаны ссылаться на те документы, которые хранятся у нас в государственном фонде данных, поскольку они являются официальным источником, — сообщила специалист-эксперт Янина Иванова.

ddVO6_F9B28

Вот при ответе ООО «Ерошкина сельга» такими документами они и руководствовались. А именно – материалами инвентаризации осушительных и оросительных систем сельхозпредприятий 1987 года. Согласно этим документам, на землях, о которых спрашивала «Ерошкина сельга», никакой мелиоративной системы нет. Что и не удивительно. Мелиорация там появилась только в 1991 году. Если Росреестр — держатель государственного фонда данных — об этом не знал, если представитель бывшего собственника земли — директор совхоза «Маяк» — об этом ничего не говорил, то с чего вдруг директор ООО «Ерошкина сельга» должен был понять, что приобретенные им земли особенно ценные? И как об этом должна была догадаться Сухорукова, которая вообще не видела документов по этому делу? Ей на подпись лег документ, уже согласованный всеми ведомствами.

Только в 2013 году после запроса УФСБ РФ по Карелии сотрудники Росреестра начали перерывать у себя всю документацию и нашли-таки какие-то бумаги, свидетельствующие о строительстве на указанных землях мелиоративной системы. Чего бы сразу-то было так пристально не посмотреть? Впрочем, как пояснила представитель Росреестра, найденные документы хоть и свидетельствуют об осушенности земель, опираться на них при ответе на запросы граждан ведомство все равно бы не смогло.

— Акты приемки в эксплуатацию мелиоративной системы не являются документами государственного фонда, то ест, они не являются землеустроительной документацией, — пояснила Янина Иванова. — Они подтверждают, что были проведены работы по мелиорации. Этот документ сохранился у нас чисто случайно.

— Я правильно понимаю, что если бы этот акт у вас не сохранился, вы бы до сих пор давали данные о том, что участок не осушенный? – уточнил судья.

— Да. Все верно. Мы так и даем.

То есть если бы сегодня ООО «Ерошкина сельга» обратилось бы в Росреестр с вопросом, являются ли его земли осушенными, ведомство бы вновь ответило, что таких данных у них нет.

Оказывается, ответ Росреестра по данному конкретному вопросу не является окончательным. Согласно показаниям специалиста-эксперта, ведомство всего лишь имело в виду, что в 1987 году на том месте ничего не было построено, а построилось ли оно после, они не знают. В общем, членам комиссии и новому собственнику нужно было не запросы в специализированные органы писать, а собственное расследование проводить.

Самое интересное, что раз в Росреестре до сих пор нет официальной информации о том, что на землях совхоза «Маяк» в 1991 году была построена мелиоративная система, то эти земли по сей день, согласно кадастровой стоимости, ценными не считаются. Их стоимость всего 9 копеек за квадратный метр! И вроде бы выяснилось же в 2013 году, когда появилось дело в отношении Сухоруковой, что земли представляют собой ценность, и вроде бы человека из-за них судят и хотят посадить на срок до 10 лет, и вроде бы ущерб ей вменяют немыслимый, а кадастровую стоимость никто не пересматривает и, похоже, не собирается. По всей видимости, потому что земли и их ценность (сомнительная, кстати, если учесть, что у построенной в 1991 году и почти сразу заброшенной мелиоративной системы уже закончился срок службы) в этой истории играют явно не ключевую роль. Важно – наказать Сухорукову. А за что, большого значения не имеет.

5rcCA9orA2o

Напомним, что Евгению Сухорукову обвиняют в том, что в период своей работы в прионежской администрации она подписала постановление об изменении вида разрешенного использования земель, принадлежащих ООО «Ерошкина сельга», с «для сельхозназначения» на «для ведения дачного хозяйства». По данным следствия, делать этого было нельзя, так как земли, о которых идет речь, оборудованы системой мелиорации, отчего являются осушенными и считаются особо ценными. Правда, об этой ценности никто не знал и не вспоминал, пока Евгения Сухорукова не поссорилась с губернатором.

OVttBRLV6uA

Вступайте в группу поддержки Евгении Сухоруковой

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings