Столица

В Карелии люди с заболеванием почек месяцами ждут операций

К нам в редакцию обратилась наша читательница, жительница Петрозаводска Валентина. Женщина рассказала, что в Республиканской больнице сломан единственный на всю Карелию аппарат для дробления камней в почках. Валентина рассказала нам свою историю.

— В начале этого года, в феврале, у меня стал периодически побаливать живот, не так чтобы сильно и долго — поболит и отпустит. Но однажды вечером прихватило так, что пришлось вызвать «скорую». Машины все не было, и спустя сорок минут я перезвонила. Я буквально корчилась от боли, но мне сказали, что вы тут не одна, ждите. Я ждала два часа, при этом болело так, что я буквально кричала. Потом стала звонить снова, но трубку никто не брал: может, зафиксировали мой номер и не хотели отвечать?

Я не очень понимаю, почему сильные боли в животе не относятся к срочным вызовам, ведь это может быть что угодно, вплоть до острого панкреатита или аппендицита. В итоге «скорая» так и не приехала, и зять с дочерью повезли меня в БСМП на своей машине. Никаких лекарств я не пила, потому что не знала диагноза. Кстати, в этом смысле мнение медиков расходится: одни говорят, что до приезда «скорой» или прихода врача не надо принимать медикаментов, а другие говорят, почему ничего не выпили. У меня аллергия на обезболивающие — любой анальгетик может спровоцировать приступ астмы.

Когда мы приехали в БСМП, то увидели, что там теперь зал ожидания, как на вокзале. Был полумрак, регистратура закрыта, и, судя по всему, туда никто не собирался приходить, хотя, кроме нас, в зале были еще люди. Перед нами очередь заняли немолодой отец с сыном, и в конце концов сын не выдержал, пошел в отделение, видимо, что-то сказал, и в регистратуре появилась женщина. Нам сказали подождать у какого-то кабинета, где было не на что сесть, и я, мучаясь от невыносимой боли, кое-как притулилась на подоконнике.

Мужчину, что был передо мной, отправили на УЗИ, а меня — нет, просто пощупали и сказали, что, вероятно, это камни в почках. Правда, взяли анализы, на основании чего диагноз был подтвержден. В больнице мне сделали укол но-шпы и отправили домой. Дома меня все-таки чуть отпустило, и я, хотя и с трудом, но заснула. Когда на следующий день пришла в поликлинику к урологу, меня провели на УЗИ без очереди, но там, посмотрев, сказали, что камней нет, видимо, «выходил песочек».

Какое-то время сильных болей не было, а потом снова схватило, еще хуже, чем в первый раз, и к этому прибавилась рвота. В этом случае «скорая» приехала минут через сорок, опять вкололи но-шпу и дали общие рекомендации. В поликлинике снова сделали УЗИ, и на сей раз определили, что в почке большой камень, который сам не выйдет, нужно его раздробить специальным аппаратом.

Меня направили на госпитализацию в урологическое отделение Республиканской больницы, где находится этот самый аппарат — один на всю Карелию. Готовясь лечь в больницу, я сдавала анализы, но тут вдруг сказали, что оборудование сломалось, и его починки я ждала больше месяца. В конце концов, мне все же сделали литотрипсию (дробление камня), но последующие снимки показали, что он где был, там и остался.

Назначили повторную процедуру, которую можно было делать не раньше, чем через месяц после первой. И тут аппарат опять сломался, причем мне сказали, что лучше не ждать, а постараться взять квоту и ехать в Санкт-Петербург. Поскольку меня периодически мучили боли, препараты вроде цистона не приносили большого облегчения, мне приходилось поднимать тяжести, а больничного мне не давали, я была согласна на хирургическое вмешательство. Но врачи отсоветовали: сказали, что такие операции очень сложные, почка — субстанция нежная, неизвестно, какие могут быть последствия и восстановление займет много времени.

Таким образом эта эпопея тянется почти год. Сейчас я подала документы на квоту, срок ожидания определили в три-четыре недели. Надеюсь, что все закончится хорошо, и все-таки мне непонятно, почему такой аппарат всего один на всю республику: ведь она не такая уж маленькая и людей с заболеваниями почек достаточного много. И не у всякого есть возможность, даже добившись квоты, поехать в Санкт-Петербург, ведь нужны деньги и на билеты, и на какие-то расходы. Получается все, как обычно: шестьдесят миллионов на какой-то там ситуационный центр у республики есть, а на аппарат, в котором нуждаются жители Карелии, нет? Или это ситуация, которая не имеет значения?

Комментарий Министерства здравоохранения РК:

Комплекс системного оборудования для литотрипсии — дробления камней в почках без хирургического вмешательства, находящийся в урологическом отделении Республиканской больницы, в настоящее время сломан. Он был приобретен еще в 2007 году и безостановочно эксплуатировался в течение 10 лет, что, конечно, привело к износу. Купить новый комплекс, стоимостью более 60 млн рублей, по причине дефицита бюджета сейчас нет возможности, но он подлежит ремонту, который тоже стоит недешево — примерно 1,8 млн. Это высокотехнологичное оборудование, для которого нужны импортные запчасти. Согласно закону, сначала необходимо организовать конкурс на поставку медицинского оборудования, на что обычно уходит порядка месяца, а далее — привезти запчасти, что занимает не меньше двух месяцев. Ориентировочно начало запуска комплекса — не раньше февраля 2018 года. Мы понимаем, что население республики нуждается в качественной технике, способной с высокой точностью определить местоположение камней в почках и измельчить их в мелкий песок, потому для решения проблемы делается все возможное. А пока пациенты, стоящие в очереди на плановую госпитализацию в урологическое отделение Республиканской больницы, могут обратиться к лечащему врачу и сделать литотрипсию в других медучреждениях путем получения квоты — денежных средств, выделенных из государственного бюджета на оказание гражданам услуг здравоохранения с использованием высоких технологий.

Яркая Карелия в нашем Instagram