Столица

«Я почувствовала острие ножа». Петрозаводчанка уже год пытается наказать сожителя: дело закрыли во второй раз

женщина заявила о нападении

Жительница Петрозаводска Ирина Р. (фамилия скрыта по ее просьбе) обратилась в нашу редакцию с просьбой помочь ей добиться справедливости. Молодая женщина утверждает, что год назад ее тогдашний сожитель Константин Щ. напал на нее с ножом, угрожал убить, а затем испортил практически всю ее одежду. За это время полиция дважды закрывала уголовное дело, причем правоохранители сразу же сказали Ирине, что ждать наказания для обидчика ей особенно не стоит.

Все произошло 31 января 2020 года, рассказывает Ирина. В тот вечер ее сожитель Константин, будучи нетрезвым, начал оскорблять ее и бить — у пары произошел конфликт на почве ревности мужчины. «Наносил удары правой ногой по моему правому бедру, в нижнюю область живота, паховую область, дергал меня за плечи волосы», — говорится в показаниях Ирины, которые она дала следователю отдела № 4 следственного управления УМВД Петрозаводска Юлии Готовецкой (документ есть в распоряжении редакции). Когда Ирина стала собирать свои вещи, сожитель схватил и напополам разломил ее телефон, говорит она. Схватив самое необходимое, Ирина убежала из дома к подруге, а на следующий день в сопровождении трех женщин-коллег пришла к Константину забирать свои вещи.

«Он находился в состоянии алкогольного опьянения, не хотел впускать меня в квартиру, — продолжает в своем заявлении потерпевшая. — Но в итоге впустил лишь меня». При входе в квартиру и потом в шкафу Ирина заметила испорченную одежду: буквально все ее вещи были залиты «Доместосом» и изрезаны ножницами. Собирая вещи в пакеты, Ирина передавала их коллегам, которые ждали ее за дверью квартиры.

Я стала одеваться, чтобы уйти — наклонилась, чтобы завязать пакет, — вспоминает она. — Так как я была повернута боком в сторону [cожителя], я увидела, что он выходил из кухни, руки держал за спиной. Он подошел, встал по правую сторону от меня, я почувствовала острие ножа. Он испортил мне пуховик: он воткнул в него нож и сделал разрез. При этом он высказывался нецензурно в мою сторону, сказал, чтобы я побыстрее уходила, а то он вообще меня зарежет.

По словам Ирины, одна из ее коллег, когда дверь квартиры открылась, увидела в руках у Константина нож. Женщина рассказывает, что Константин был судим за разбой, и признается, что сожитель и раньше неоднократно высказывал угрозы в ее адрес, говорил, что убьет. Ирина признает, что это были деструктивные отношения и сейчас очень о них жалеет.

«Знаете, как бывает: человек что-то скажет или совершит, а потом извиняется — говорит она. — Ты прощаешь, он какое-то время этого не делает, а потом всё начинается снова».

Ирина и Константин встречались три года, вместе жили в его квартире на Кукковке. Вместе с ними жил маленький сын Ирины от первого брака. По словам женщины, они часто ссорились из-за финансов, сожитель ее всегда беспричинно ревновал: «На работу иду — он стоит у работы, — вспоминает она. — Куда-нибудь с подружками иду, не успею ему позвонить, сказать, что собираюсь домой — он уже стоит у кафе. А сколько он там стоял? Может, с самого начала нашей встречи! Всегда говорил мне, что сам меня всюду отвезет и привезет обратно».

Перед окончательным расставанием сожитель забрал всё, что прежде подарил ей, говорит Ирина. А в пылу последней ссоры еще и зачем-то сказал ей, что возвращается к бывшей — матери одного из его детей. Но Ирину уже волновало совсем другое: через пару дней она написала заявление об угрозе своей жизни. Ее допросил следователь, потом заявление передали участковому.

Участковый сказал мне: «Вы же понимаете, что это дела семейные? А ими у нас не любят заниматься», — грустно улыбаясь, говорит Ирина. — То же самое мне сказал дознаватель.

Однако сначала Ирину потерпевшей признали-таки и не сразу, но назначили следственные действия. Так, ее и Константина вызвали на очную ставку, где мужчина утверждал, что сильно любил Ирину, но у них были конфликты, а куртку он ей испортил не ножом, а рабочей линейкой. При этом саму линейку, говорит Ирина, она никогда не видела ни в руках у сожителя, ни в его рабочей сумке — Константин часто просил ее что-то оттуда достать. Не увидела она ее и тогда, когда началось следствие, а вот бытовой нож в руках у Константина девушка помнит хорошо:

«Линейка была изъята из дела, отдана ему — он сказал, что ее выбросил, — разводит руками она. Кроме того, дознаватели Шлеханова и Мартюгова, на мой взгляд, сработали непрофессионально: не было осмотрено место происшествия, никто не выезжал на место преступления, не искал орудия преступления. Не были опрошены заявленные мною свидетели, которые видели меня в момент, когда все произошло. Зато зачем-то в качестве свидетеля был привлечен мой бывший муж — считаю это вторжением в мою личную жизнь».

девушка на берегу озера

В деле нет фото и описи испорченных вещей Ирины, они не были отправлены на экспертизу — а это практически вся одежда, которая у Ирины на тот момент вообще была. Экспертиза пуховика, в который, как говорит девушка, ее сожитель вонзил нож, была назначена только после ее заявления в прокуратуру. Проверка, проведенная специалистом экспертно-криминалистического центра карельского МВД Власовым, показала, что на куртке действительно есть два повреждения длиной почти 5 и 3 сантиметра. Как написано в заключении, повреждение было образовано «в результате резания, снизу вверх, вероятно, предметом с острым концом». И всё.

В сентябре прошлого года, спустя полгода, Ирина узнала, что уголовное дело в отношении ее бывшего сожителя следовательница 2-го отдела СУ МВД Володкович прекратила. Ирина узнала это от прокуратуры: она позвонила туда узнать, как продвигается дело, а ей ответили: вообще-то, дела уже никакого и нет. После жалобы следственные действия возобновили, но с тех пор тишина: никто Ирину ни о чем не уведомляет, а по телефону обещают «разобраться». Но Ирина уверена: ее делом просто не хотят заниматься — ни МВД, ни прокуратура Карелии.

На наш запрос в пресс-службе МВД Карелии ответили, что уголовное дело в отношении подозреваемого вновь прекращено «в связи и его непричастностью к преступлению». Больше объяснять ничего не стали.

Константин с журналистом нашего издания говорить отказался, сказав, что «следствие во всем разобралось». Он также отказался рассказать, что за линейка была у него в руках в момент конфликта с Ириной, а напоследок пригрозил: «Вы пишите, но учтите, что у меня есть адвокат. Если там [в статье] что-то будет не так, у вас будут проблемы».

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram