Главная тема

Что не так с «Юностью»: старейший петрозаводский стадион «завис» между силовым кабелем и грунтовыми водами

Стадион Юность

Обратили внимание, как славно изменилось футбольное поле на стадионе «Юность»? Оно стало яркое, полосатое, похожее на астраханский арбуз. Работы по замене покрытия начались в конце весны и к июлю уже были закончены. Казалось, остается лишь убрать мусор, и на поле вновь можно будет пускать футболистов. Но рабочий процесс неожиданно прекратился. Стадион словно впал в кому, и никто даже не пытался его реанимировать. Почему? Что на этот раз помешало в срок завершить начатое дело? И только я решил выяснить причины, как у меня зазвонил телефон.

Что-то пошло не так

Звонили из футбольной спортшколы. В прошлую пятницу утром у них уволили директора Дениса Семенова. И уволили именно из-за ситуации со стадионом. Вроде как нашли крайнего. Городская администрация посчитала, что Семенов не умеет договариваться с подрядчиком, и именно из-за него рабочие перестали работать. Впрочем, всё по порядку.

Конкурс на проведение работ по реконструкции стадиона «Юность» был проведен в декабре 2020 года. Выиграла его волгоградская компания «Спорт Инжиниринг», в послужном списке которой значилось обустройство футбольных полей к чемпионату мира, 26 госконтрактов и высокая степень надежности – в общем, со всех сторон хорошая фирма. Заказчиком задания выступала спортшкола.

Согласно проекту, кроме замены искусственного футбольного газона, предполагалось еще переложить и расширить легкоатлетические дорожки. Вместо четырех сделать шесть, чтобы соответствовать международным стандартам и иметь возможность принимать соревнования. От протекающей рядом Лососинки стадион планировалось отгородить подземной подпорной стенкой, которая в случае подъема уровня воды предотвращала бы сползание беговых дорожек в реку. Начать работы должны были в середине апреля. Но с самого начала что-то пошло не так.

По словам представителей подрядчика, у них не было разрешения на проведение земляных работ. Это разрешение у мэрии почему-то должен получать не тот, кто непосредственно выполняет работы, а тот, кто эти работы заказывает. То есть спортшкола. Но спортшкола никуда не спешила и получила необходимый ордер только 9 июня.

Денис Семенов

— Что значит мы не спешили? — удивляется Семенов. — Согласно постановлению мэрии, это разрешение должен получать заказчик в том случае, если он является правообладателем земли, а спортшкола правообладателем земли не является. Земля под стадионом находится в ведомстве дирекции спортсооружений. И как только мы узнали об этой ситуации, мы сразу туда обратились. Было это 30 апреля. А дальше наступили майские праздники, и ответ мы получили только 13 мая.

Ох уж эти праздники. Святое дело. Жизнь в эти дни замирает, и пусть весь мир подождет. Ну да, казалось бы, можно было приступить к работам сразу после майских. Но нет. Дирекция спортсооружений не стала запрашивать в мэрии ордер на проведение земельных работ, а предложила выписать спортшколе доверенность — а те уже пусть сами обращаются в мэрию. Семенов не возражал. Но почему тогда дело затянулось еще на три недели?

— Да потому что этот ордер нужно подписать в тридцати инстанциях, — объясняет бывший директор. — Тридцать! От МЧС, МВД и РЖД до горгаза и чуть ли не Беломорканала. Удивительно, что мы за три недели всё это успели.

Вообще, звучит это как нагромождение каких-то диких бюрократических препятствий. И здесь первый и главный вопрос: почему мэрия сама не выступила заказчиком этого строительства? И спортшкола, и дирекция спортсооружения являются муниципальными учреждениями. По сути они подчиняются мэрии. И сам стадион, по большому счету, — собственность города. Зачем же взваливать бремя ответственности на спортшколу, где нет ни юристов, ни специалистов по строительству, в то время как сама администрация на разного рода контрактах съела не одну собаку и имеет разнообразнейшие рычаги воздействия на подрядчиков?

Впрочем, до начала июня «Спорт Инжиниринг» и не должен был приступать к земельным работам. У них еще было достаточно других дел. Так что эта небольшая задержка серьезной проблемой не явилась. Настоящие проблемы начались позже.

Пусть лежит, как лежал

А позже выяснилось, что строители не считают целесообразным менять асфальт под беговыми дорожками и дренаж под футбольным полем.

— Они ссылались на то, что и дренаж, и асфальт находятся в хорошем состоянии, — говорит Семенов, — однако не подкрепляли свои слова никакой экспертизой. Но ведь так, на глазок, нельзя. Я же отвечаю за конечный результат, и, если потом что-то случится, спросят с меня. Есть проект, он утвержден, и ему надо следовать.

По его словам, асфальт под дорожками, может, и правда был хороший, но он был другой. Не тот, который был предусмотрен проектом для данного вида дорожек. Щебень под полем действительно соответствовал нормам, его решили не трогать, но покрытие под дорожками следовало снять и положить новое, тем более что под этим покрытием проходит силовой кабель, и, согласно техническому заданию, его необходимо уложить в железобетонный короб. И тут в строительстве произошел первый неразрешимый затор.

Подрядчик объяснял, что для работы с электросетями им придется обесточить Национальный театр и Театр кукол. Готов ли заказчик компенсировать театрам материальные потери? Представители «Спорт Инжиниринга» предложили два других варианта: или провести рядом другой кабель, или оставить всё как есть. В первом случае заказчику нужно будет купить кабель за свой счет, а это порядка миллиона рублей. Во втором вообще ничего делать не надо. Кабель закопан в землю на метровой глубине, столько времени с ним ничего не случалось, может быть, и дальше не случится.

— Я посчитал, что оба варианта неприемлемы, — говорит Семенов. — Лишний миллион не заложен в смету. Его нам никто не даст. А оставлять всё как было — это значит нарушить техническое задание. Неспроста же проектировщики считают необходимым прятать кабель в короб. Значит, так безопаснее. А по поводу обесточивания театров я консультировался со специалистами: если заранее вырыть траншею и подготовить короб, то отключать ток нужно будет всего на несколько часов.

В принципе позиция бывшего директора спортшколы понятна. Сколько уже в современной российской истории было случаев, когда несоблюдение технических норм приводило к трагедии. Может быть, не стоит каждый раз рассчитывать на авось? Но, с другой стороны, и подрядчики, и представители строительного контроля не уверены, что такой длинный и тяжелый кабель невозможно достать, не повредив его. Лежал он 50 лет и еще пролежит, а тронешь ковшом — и точно повредишь. И тут уже несколькими часами обесточивания не обойдешься. Больше десяти дней назад Семенов обратился в ОРЭС (объединенные региональные энергетические сети) с вопросом, можно ли изменить проект в этой части, но ответ от специалистов пока не получен.

Патовая ситуация

Стадион Юность

И, наконец, третья нерешаемая проблема оказалась связана с тем, что, начав возводить подпорную стену, подрядчик неожиданно обнаружил под землей грунтовые воды. Требовалось произвести водоотводные работы. Но, как явствует из письма, подписанного генеральным директором этой компании Ириной Макаренко, «ООО «Спорт Инжиниринг» не имеет опыта и квалификации в проведении указанных работ». Кроме того, подрядчик утверждает, что водоотведение не было предусмотрено проектно-сметной документацией, а потому исполнитель предложил заказчику самому «в максимально сжатые сроки организовать отвод воды».

— Разве так бывает? — недоумевает Семенов. — Есть же правила. Если появляется фронт работ, с которым подрядчик не может справиться, он нанимает субподрядчика. А заказчик имеет возможность увеличить смету на 10 процентов. И я не понимаю, почему они утверждают, что в проекте не было упоминания о грунтовых водах. Информация о возможном наличии грунтовых вод содержится в документах.

— Но мы действительно не имеем достаточной квалификации в исполнении такого рода, — объяснял заместитель директора ООО «Спорт Инжиниринг» Константин Голуб. — Всем будет плохо, если мы сделаем что-то не так.

Константин Голуб

Константин Голуб

Почему же они сами не наняли субподрядчика? Зачем требовали этого от заказчика? Не хотели брать на себя ответственность за чужую работу? Непонятно. Дошло до того, что на прошлой неделе руководство «Спорт Инжиниринга» поменяло все замки на воротах перед входом на территорию стадиона и перестало пускать туда представителей спортшколы. По сути, исполнители выгнали с объекта заказчика. Ситуация стала патовой. И тогда мэрия приняла решение избавиться от директора спортшколы.

Демонтаж не входит в смету

В понедельник, уже после увольнения Семенова, на руинах полуразрушенной «Юности» состоялась встреча исполнителей, заказчиков и представителей технического контроля. Во время этой встречи выяснилось, что субподрядная организация для осушения котлована уже найдена и сейчас знакомится со сметой и с проектом.

— Так как они в итоге работать будут, по смете или по проекту? — пошутил кто-то из присутствующих, имея в виду, что заложенных денег может не хватить на выполнение работ строго по проекту.

— А если вода окажется слишком глубоко?
— Тогда пусть засыпают дно крупным щебнем или твердым мусором.
— Пусть субчики, субподрядчики то есть, уже и осушают, и подпорную стенку сами делают, а мы будем проверять, чтобы они все хорошо выполнили, — говорил представитель подрядчика.
— А кабель все-таки лучше не трогать, — рассуждал представитель технического контроля. — Сегодня ждем ответ из ОРЭС.
— А если ОРЭС не разрешит -  оставлять кабель без короба?

Последний вопрос, кажется, так и остался без ответа.

— А что делать с этой осветительной опорой? — вдруг спросил представитель спортшколы. — Демонтировать? Ее же подмыло, и она может рухнуть.
— Демонтаж не входит в смету, — отвечали ему.
— Ну, значит, сходим в церковь и помолимся. Что еще остается?

Оказывается, после того как со стороны реки вырыли котлован, вода опасно подмыла одну из световых опор. Пока она стоит довольно прочно, но никто не знает, надолго ли ее хватит.

— Мы не понимаем, как составлялся этот проект, — говорили представители «Спорт Инжиниринга». — Не были проведены ни геодезические, ни геологические, ни экологические изыскания. Со многими проблемами мы столкнулись только после того, как приступили к работе. А ведь проектировщиков у нас в стране в последний раз посадили в 1989 году, а подрядчиков сажают постоянно.

Это звучало несколько странно, так как накануне я своими глазами видел два тома инженерно-геодезических и инженерно-геологических изысканий, выполненных ЗАО «ПИ Карелпроект» по заказу московской компании «Магнум», которая и осуществляла проектирование благоустройства стадиона.

Как бы то ни было, строительство долгое время стояло и не двигалось с места. Обычно в таких случаях заказчик переводит всю вину на исполнителя и расторгает с ним контракт. Наверное, если бы заказчиком выступала мэрия, она бы так и сделала. Но в данном случае администрация выставила вместо себя «стрелочника» и до поры до времени почему-то самоустранилась. По крайней мере, складывается такое впечатление. Ведь вроде бы понятно, что футбольная спортшкола как никто другой заинтересована в скорейшем завершении реконструкции стадиона. Ее директор не мог быть заинтересован в затягивании сроков. Он, видимо, просто хотел, чтобы всё было выполнено в рамках проекта правильно и качественно. А в итоге именно его и уволили.

Яркая Карелия в нашем Instagram