Главная тема

Что сейчас на самом деле происходит в Найстенъярви: репортаж спустя две недели с начала пожара

пожар Найстенъярви
Фото: Нина Кошева (Губернiя Daily)

«Бабочки сидят на дороге. Думаешь, это хорошая примета?» — спрашивает одна местная жительница у другой. «Я думаю, это значит, что в Найстенъярви всё плохо», — отвечает та.

Поселок Найстенъярви горит уже две недели. Информация оттуда поступала разная: одни говорят, что пожар локализован, другие — что лес бесконтрольно полыхает и огонь может перекинуться на деревню. Корреспондент Daily Нина Кошева отправилась туда, чтобы увидеть всё своими глазами.

Я еду с главой поселка на ее немолодой «Ниве» осматривать территорию. Она рассказывает про волонтеров, про то, чем кормят военных и чего у них не хватает. Говорит, что недалеко от места, где мы проезжаем, разгорелся сильный пожар, туда стянуты все силы. И вдруг мы замечаем сильный дым. Не просто небольшое задымление, как порой в Петрозаводске, а мощные клубы дыма из глубины леса. Мы останавливаем машину и бежим туда. Следом за нами останавливается еще одна легковушка, в ней, как я узнаю позже, местный герой Феликс, который с самого начала борется за лес вместе с другими жителями поселка. Наталья (глава Найстенъярви — прим. ред.) побежала за водой, я в панике достаю телефон. Первый раз вижу открытый огонь таких масштабов. В лесу безумно жарко. Феликс в майке, шортах и шлепках, как бывалый тушитель, срывает ветку и пытается погасить огонь, который идет по земле, но у него не выходит. Огонь идет на нас. Деревья трещат, становится еще жарче. Тут кто-то кричит, чтобы я отошла, оборачиваюсь, а рядом стоящая сосна горит до макушки. Дети носят воду из бочки, двое мужчин тушат огонь, все кричат, зовут Наталью, а она вызывает подмогу. Это продолжалось минут 30, но мне показалось, что прошло несколько часов. Когда подъехали две машины МЧС, мы уже затушили большую часть пламени. Я в золе, с неба летят хлопья, будто снежинки, и дышать трудно. 

Глава поселка Наталья

День у Натальи начинается с телефоном. Ей звонят сообщить об очередном возгорании. Сначала она сама выезжает на место, оценивает ситуацию и решает, вызывать пожарных или нет. Говорит, что очень часто поступают ложные вызовы и она не может всюду отправлять машины. Я спрашиваю: «Неужели главе поселка и правда надо самой ездить и тушить пожары? Почему нельзя, чтобы каждый занимается своей работой?»

Наталья устала, а еще она злится. Ей кажется, что все считают ее плохой. Говорят, что она ничего не делает. «Я стараюсь делать всё, что в моих силах, люди не понимают, что у меня часто просто связаны руки. Некоторые вещи не в моей компетенции». А еще она хвалит МЧС и военных, говорит, что ребята делают большую работу и без них было бы не справиться.

Военные и спасатели

Военных я увидела под вечер, когда их привезли с тушения на ужин. Они зашли в школу все черные, в золе и грязи. На лавочке возле школы их поджидали местные девочки, как мне сказали, эти красавицы постоянно топчутся тут, ждут, когда с ними познакомятся.

Там находятся солдаты и спасатели, всего человек 120. Выглядели они уставшими, но улыбались. На ужин у них была тушеная капуста, говорят, что от гречки все уже устали. Комнаты с провизией забиты до потолка, работницы кухни жаловались только на отсутствие молока и картошки.

Ребята говорят, что хотят попросить хотя бы один выходной перед возвращением на службу. А еще они уже собираются домой. Мы не поверили: лес-то горит, куда они поедут? Глава посмеялась. На тот момент она еще не знала, какое распоряжение придет утром следующего дня.

Пока мы собирались в магазин за молоком для солдат, к нам подошел шатающийся мужчина с красным лицом. Я спросила у главы: «Местный?», а она мне: «Нет, военный. Их тут двое, ходят парой. Говорят, им всё равно, собираются увольняться».

Местные жители

После такой картины я прекрасно могу понять местных, которые порой в шоке от военных. Им ведь никто не объясняет, что таких всего двое, а остальные ребята работают на износ. А этим двоим всё равно, какое впечатление они создают у людей и как будут относиться ко всем остальным.

Местные очень обозлены. Они злятся на военных, на МЧС, на главу, на волонтеров. Они устали. В машине у каждого есть вода, лопата, лейка. Они больше не паникуют, знают, что надо делать. Они собирают группы и патрулируют леса даже в ночное время. Это их лес. И они уверены, что могут рассчитывать только на свои силы.

Пожар

В то время, как республиканские власти отчитываются о небольшом задымлении, которое ликвидировали к обеду, я вижу отрытый верховой огонь в километре от поселка. Вдоль дороги стоят бочки с водой, чтобы каждый мог взять ведро и тушить возникающие очаги. Местами лес выглядит так, будто наступила весна, а местами и вовсе кажется, что я на Марсе. Вокруг только черная выгоревшая земля.

Если вы никогда не видели лесной пожар, то будьте уверены, это не похоже ни на что другое. Огонь контролировать почти невозможно. Он идет по сухим деревьям — и ты ничего не можешь сделать. Особенно если ты один, а в руках у тебя маленькая пластиковая лейка.

А еще нельзя геройствовать. Можно увлечься тушением, зайти далеко и не заметить, как огонь окружит тебя со всех сторон. Такое чуть не случилось с одним из местных на моих глазах.

Наталья сообщила, что 29 июля пришло распоряжение и Невский спасательный центр 30.07 в 6:00 командируют обратно. По ее словам, военные уедут днем. Решение это глава поддерживает, на территории поселка прошел сильный дождь. Остается надеяться, что дождь и правда нас всех спасет.

В идеальном мире такие беды объединяют. У всех общая цель и только одно желании — спасти свою землю. Но не в этот раз, сейчас все просто очень сердиты друг на друга. И я их понимаю.

Фото: Нина Кошева («Губернiя Daily»)

Яркая Карелия в нашем Instagram