Главная тема

Год больших пожаров, митингов и QR-кодов. Всё главное, что случилось в Карелии в 2021-м

Фото: ИА REGNUM, официальная страница Владимира Любарского, Губернiя Daily, Максим Блинов / РИА Новости

Вспоминаем основные события минувшего года, которые запомнила вся республика. Борьба с пандемией и несогласными, смена караула в мэрии, Карелия в огне и кризисе и другие яркие события, очевидцами которых мы стали.

Ковид — наше всё

Ушедший год был вторым годом пандемии со всеми его прелестями. В республике то ужесточали, то ослабляли ограничения, нагоняли страх и жуть новым локдауном или закрытием общепита, а потом на какое-то время словно вообще забывали о коронавирусе.

Всплески антиковидной активности со стороны Минздрава и губернатора Артура Парфенчикова, похоже, весь год были привязаны к показателям вакцинации, которые спускались им сверху.

Артур Парфенчиков
Скриншот трансляции заседания правительства Карелии

Надо повысить процент привитых — власти говорят о введении паспортов коллективного иммунитета с послаблениями для тех, кто его получил. Надо еще раз повысить процент вакцинации — вводят QR-коды для посещения общественных мест, и все бегут в прививочные и толкутся в них без всякой соцдистанции.

А потом все эти требования резко отменяются, и можно хоть весь день сидеть в кафе и танцевать потом в ночном клубе — никаких тебе QR-кодов. Такие вот социальные технологии.

Попротестовали — и хватит

Несмотря на ковид, начало прошлого года было бурным и митинговым. Сторонники оппозиционного политика Алексея Навального, который вернулся в Россию после отравления и лечения и был вскоре арестован и посажен, дважды устраивали по всей стране акции протеста. Одну в январе, а вторую — в апреле. Петрозаводск тоже не стал исключением.

Оба раза на площади Кирова собирались несколько сотен человек, требовавших политических обновлений в стране, после чего правоохранители в форме космонавтов фактически разгоняли несанкционированные митинги, а некоторых из участников задерживали. Причем довольно грубо, с применением силы.

митинг задержание полиция
Фото: «Губернiя Daily»

Однако протестующие пытались изменить тактику — митинг трансформировали в шествие по улицам города. И если в январе это еще сработало, то в апреле тех, кто пошел вверх по проспекту Ленина, партией за партией рассовывали по автозакам, так что до вокзала уже почти никто не добрался.

Смена караула в мэрии

Кроме несистемной политики, в прошлый год было хоть отбавляй и вполне системной, согласованной и обыденной. В петрозаводской мэрии, например, произошла смена караула — точнее сити-менеджеров. Ирина Мирошник, поставленная на эту должность в 2016 году Петросоветом совместно с тогдашним губернатором Александром Худилайненом, спустя пять лет бесцветного и блеклого правления уступила это место. Занял его один из ближайших соратников нынешнего главы Карелии Артура Парфенчикова Владимир Любарский — большой любитель самокатов, лыж, водного плавания и прочего спорта.

При этом, как обычно, был разыгран фарс с конкурсной комиссией, которая якобы объективно отбирала кандидатов на пост градоначальника, чтобы затем депутаты горсовета смогли выбрать из них самого-самого. В реальности же они выбрали того, кого заранее определило правительство во главе с губернатором, а всё остальное было пустой формальностью.

мэр Петрозаводска Любарский
Фото: «Губернiя Daily»

Но все-таки надо отдать должное господину Любарскому. В отличие от своего шефа, меньше чем за год он показал умение менять имидж и стиль вслед за запросами времени. Работая до этого замом губернатора, Любарский был закрыт, необщителен и малодоступен для прессы. Но в новой должности он показал чудеса политического перевоплощения — завел страницу в соцсетях, где стал не просто выкладывать скучнейшие пресс-релизы, как Парфенчиков, а постарался выстроить диалог с горожанами, оперативно реагировать на городские проблемы, сообщать об их решении, а в случае неудач — подробно рассказывать о причинах и все-таки искать пути выхода.

Всё это выглядело ново и необычно по сравнению с суперзакрытой Мирошник или официозным и нередко агрессивным в общении Парфенчиковым. Хотя говорят, что за этим стоит вполне прозаическая задача — с помощью грамотных политтехнологов вырастить из Любарского кандидата в губернаторы, который бы не вызывал в народе отторжения.

И надо сказать, что пока это получается, несмотря на отсутствие каких-либо глобальных достижений у нынешнего сити-менеджера. Да и он сам явно старается вжиться в подобранный образ.

Карелия в огне

Июль в ушедшем году стал по-настоящему жарким. Настолько, что заполыхало полреспублики. Зной и отсутствие дождей привели к многочисленным лесным пожарам, с которыми не смогла справиться оптимизированная по максимуму авиалесоохрана. Получилось почти как фильме «Огонь» с Константином Хабенским, который снимался в Карелии годом раньше.

Чтобы справиться со стихией, в республику отправляли пожарных-десантников и технику из других регионов, а волонтеры из Петрозаводска и других городов массово шли на помощь огнеборцам. Но самое, пожалуй, героическое поведение продемонстрировали жители тех поселков, которые чуть не сгорели из-за лесных пожаров. Как могли, спасали себя, свои дома и населенные пункты жители Найстенъярви, Кудамы и Больших Гор.

Сергей Шугаев
Фото: Сергей Шугаев

Ситуация с лесными пожарами в Карелии была настолько критическая, что в регионе побывал даже глава МЧС Евгений Зиничев (погибший в этом же году в сентябре во время учений в 120 км от Норильска) и остался не особо дольным работой местных чиновников. Да и чем было быть довольным, если в регионе почти разгромили свою службу авиационной и наземной охраны лесов, главный принцип работы которой — профилактика. А для этого нужны самолеты и вертолеты и не просто патрулирование с воздуха, а возможность сразу сбросить на место команду квалифицированных пожарных, которые быстро бы локализовали возгорание.

Но почти всё это утрачено: в Карелии не осталось своей авиатехники, а нанятая на сезон может только осуществлять облеты. Да и к пожарным-десантникам отношение как к изгоям — зарплаты мизерные и выдаются с задержками. Плюс к этому — отсутствие нормальных условий труда на базе, где даже, извините, негде по-человечески помыться, а туалет склочен самими сотрудниками на улице.

Кто вообще пойдет на такую работу?

Шестой срок Пивненко

Если в Карелии очевидная проблема с лесными пожарными, то вот с депутатами всё наоборот. Желающих получить мандаты народных избранников всё еще достаточно. Все они выстроились на выборы в Петросовет, Заксобрание и Госдуму.

Итоги выборов в Карелии стали вполне ожидаемыми — «Единая Россия» сохранила за собой большинство, а Валентина Пивненко в шестой раз избралась в Госдуму, куда исправно проходит с 1999 года. Хотя не все так было безоблачно для партии власти — к примеру, на выборах в Заксобрание «ЕР» получила всего 29% при голосовании по спискам. Спасло единороссов от потери большинства в ЗС лишь голосование по одномандатным округам, которые за редким исключением достались ее выдвиженцам.

Фото: Государственная Дума РФ

В оппозиции же к единороссам в парламенте Карелии остались справедливороссы, КПРФ, «Новые люди» и «яблочники», которые из-за малочисленности практически ни на что повлиять не могут. Разве что потрепать критикой нервы губернатору или министрам — скажем, за увеличение расходов на себя любимых и куда меньшее внимание к проблемам остальных жителей Карелии.

Кстати, выборы в Заксобрание показали и формирование еще одного центра власти в Карелии — вокруг сенатора и рыбопромышленника Игоря Зубарева, который не просто снова попал в Совет Федерации, но и провел своего ближайшего соратника Илью Раковского в вице-спикеры регионального парламента.

Говорят, что последний, по сути, даже выполняет роль вице-губернатора по внутренней политике — вместо формально занимающего этот пост замглавы Карелии Игоря Корсакова. А еще в политической тусовке не исключают и того, что группа сенатора Зубарева сможет настолько усилиться, что проведет со временем Раковского на место председателя парламента. Если, конечно, такому усилению не воспротивится федеральный центр и силовые структуры.

Антифорелевый бунт и молочный кризис

О чем еще стоит сказать напоследок, так это о антифорелевых бунтах и молочном кризисе. Эту тематику с ярко скандальной окраской в Карелию привнес глава Минсельхоза республики Владимир Лабинов. На четвертый год его работы в Карелии произошло несколько столкновений жителей районов с форелеводами. Люди все чаще стали выступать против хищнического использования озер для садкового разведения рыбы — ведь из-за форелевых хозяйств вода становится совершенно непригодной ни для питья, ни для готовки.

Наибольшего напряжения в прошлом году эта проблема вызвала в деревне Ватнаволок в Кондопожском районе, утихомирить которую попытался Владимир Лабинов. Однако министр настолько по-барски и снисходительно общался людьми, что чуть не был освистан. Да и сами по себе попытки убедить местных жителей в безвредности форелеводства вопреки их собственному опыту не могли вызвать иной реакции.

Лабинов, Ватнаволок
Фото: «Губернiя Daily»

Однако Владимиру Лабинову словно было мало скандалов вокруг своей персоны. Наверное, поэтому осенью он устроил новый, получивший название молочного кризиса, когда на три недели в октябре лишил значительной части сырья Олонецкий молочный комбинат и комбинат «Славмо». Освободившееся молоко министр приказал отправлять из государственных совхозов в Вологодскую область, из-за чего в магазинах Карелии несколько раз исчезала местная молочная продукция.

Отменить приказ министра помогло только активное недовольство жителей республики, которые завалили федеральный Минсельхоз жалобами. А это еще раз говорит о том, что активность людей, невзирая на разгоны митингов и победу одних и тех же людей от «ЕР» на выборах, все-таки может решить иногда многое.

Коротко о главном в нашем Telegram