Главная тема

Многодетную карельскую семью замучили проверками: выяснили, кто и зачем всё это устроил

фото: Губерния Daily

Эта история началась со звонка в редакцию, а продолжилась заявлением участковому на нас, журналистов. Уже любопытно? Мы проделали неблизкий путь в Крошнозеро, в поселение Котчура, в гости в Ирине и ее мужу Виктору, чтобы лично убедиться, что рассказанное ими по телефону – правда.

Семья эта удивительная. Их уютный дом – как ботанический сад. Здесь и огромные урчащие коты, и белый пес, словно облако, встречающий вилянием хвоста. Ирина даже местных птиц прикормила, чтобы они не пускали «чужаков» к кустам с ягодами!

 

К сожалению, идиллию вот уже как год нарушает череда неприятных событий, после которых многие мчали бы отсюда, не раздумывая. Но эти люди настроены по-боевому.

Раньше здесь на месте домов были поля совхоза «Эссойльский». Затем их размежевали и начали продавать как участки для дач. Ирина и ее семья одними из первых построил тут дом семь лет назад. Два года назад узнали, что 20 метров до озера от их участка тоже можно выкупить, что и сделали.

— Нам в Пряже сказали, что это земли сельхозназначения. Мы уже не первый год планируем заниматься фермерским хозяйством. Дополнительно выкупили поле у администрации Крошнозера — 2,5 га земли недалеко от дома, а к нему — технику, всё на свои накопленные годами деньги. Решили попробовать силы, вдруг получится. А нет — можно поле просто картошкой засадить, у нас семья большая, трое сыновей, — рассказывает Ирина.

Неожиданные проверки

В октябре 2020 года семье прилетела жалоба из Росреестра. Написали, что их участок у воды используется не по назначению. Но ведь документы они изучали тщательно, как и агрономию: на участке стоят теплицы и оранжереи, берег без заборов, открыт для всех.

— Оказалось, что проверяющие приезжали, делали замеры и выявили, что веранда нашей бани выходит за пределы нормы на 120 см. Баню назвали фундаментальным строением и предписали снести, — рассказывает хозяйка дома. — Мы оплатили работу судебного эксперта высшей категории, который подтвердил, что строение некапитальное. Даже съездили в Министерство земельных отношений, где нам подтвердили, что границы водоохраной зоны не обозначены, а значит, правда на нашей стороне.

Еще одним нарушением в ведомстве посчитали валуны, которые просто сдвинуты друг к другу. Ирина говорит, что за все эти годы они вывезли с берега два КамАЗа мусора, очистили берет от камыша, выгребли ил со дна и перенесли его под растения. Мы смотрим вокруг — чистый, ухоженный берег, видно, что люди здесь с любовью относятся к природе. Неужели во всей Карелии настолько нет реальных проблем и нарушений, что проверки летят именно на эту семью?

— Спустя несколько месяцев нам пришел штраф на 10 тысяч рублей. Оказалось, что письма Росреестра по электронной почте уходили в спам. Было решено начать общение заново. Мы готовы платить штрафы, если реально виноваты. Но у нас должна быть по закону возможность защитить свои права. И было бы здорово, — говорит Ирина, — присутствовать на проверках, потому что по нашему участку ходят именно в то время, пока нас нет дома (мы это видим по камерам видеонаблюдения), и никто не предупреждает заранее.

Возник вопрос: почему проверять пришли именно эту семью? Ведь таких участков вдоль водоема немало. Оказалось, что виной всему жалоба женщины, которая купила участок рядом.

Как продавались земли

Продажами земель в районе поселения Котчура занимался Василий Евсеев (по доверенности). Спустя время выяснилось, что кадастровая нарезка сделана с нарушениями. Дом люди купили вместе с участком и забором, поэтому даже не подозревали, что забор был установлен с нарушениями не в их пользу.

— А наши полтора метра «оказались» у соседей, там уже сарай стоял. Мы подписали бумаги, что претензий не имеем, и отдали землю безвозмездно. Но нам никто «прощать» 120 см не планирует. Если баня — это полбеды, то с единственной дорогой, которая ведет к домам на улице, всё хуже. В течение семи лет все жители нашей улицы занимались ее обслуживанием. А весной она «поплыла», так как новый собственник одного из участков закопал мелиоративную канаву.

Вся вода стояла у соседей, колею даже на внедорожнике сложно было проехать. Владелец дороги, тот самый Евсеев, предлагал людям ее выкупить. Жители улицы были согласны, даже нашли б/у плиты для нее. Но когда позвонили, оказалось, что он уже продал ее некой Ольге. Дорога по документам почему-то оказалась участком сельхозназначения для дачного строения, что для всех стало шоком! То есть в любой момент на ней строят дачу — и всё, проезда к домам нет…

Юристы посоветовали предложить сервитут собственнику. Но Ольга на письмо ответила, что подала в суд на мужа Ирины.

— Она написала жалобу, что он при покупке участка не спросил у нее разрешения. Оказалось, она купила землю напротив нас полгода назад. Суд ей так и сказал: каким таким образом Виктор должен был два года назад спрашивать у нее разрешение? Да и зачем?

За что так?!

Ирина попыталась выяснить, чем они не угодили. Получила ответ — купили землю, которая нужна была этой женщине. И проверки различных ведомств посыпались с новой силой. Ольга даже пригласила телеканал, которому рассказала, что ей перекрыли «дорогу к воде». Интересно, что в этом сюжете нет ни слова о том, что у женщины в Крошнозере несколько участков, и она — на минутку — риелтор.

— Нам она сообщила, что у них есть «административный резерв». Чуть позже мы поняли смысл ее слов. Водная прокуратура, Россельхознадзор, Рыбнадзор. Все проверки проводились без нашего участия. Зато истец сама с ними ходила по нашему участку и всё показывала. То есть ее зовут, а нас — нет. Они там ходят, что-то измеряют. А жалобы все летят и летят.

На семью написали жалобу участковому за то, что их гости ставят машины на дороге. Пришлось убрать навес, чтобы люди заезжали сразу во двор.

— Тогда соседи привезли бетонные кольца и поставили на дорогу так, что наша сельхозтехника, которая стояла чуть дальше, оказалась заблокированной. А еще написали жалобу в администрацию Пряжи. На берегу лежала куча из палок и камней, мы ее вывезли, под ней оказалось месиво из глины, а чтобы всё это не утекло в озеро, привезли песок. Приехала целая делегация! Нам сообщили, что раз тут лежит глина и песок, значит, мы хотим строить сарай — а это нарушение.

То есть, чтобы вы понимали, поступила жалобу из серии «они хотят построить сарай». Если такие жалобы сделать предметом проверок, у нас все ведомства работать не смогут, некогда будет. Проверяющий (однофамилец Ольги — вот так совпадение!) также сказал, что они перегородили кучей песка проезд к воде. Когда Ирина спросила про бетонные плиты за спиной,  было сказано, их можно обойти, значит, это не нарушение. А кучку песка не обойти, выходит?

Отстаивать правду накладно

На сегодня семья Ирины и Виктора потратила уже более 300 тысяч на проведение экспертиз и адвокатов, чтобы отбиваться от нападок. А на одном из судов в Пряжинском районе судья вообще спустя месяц заявила, что только сейчас заглянула в паспортные данные и (снова по невероятной случайности) она, оказывается, родственница Ольги. Взяла самоотвод. Приезд сотрудников Рыбнадзора из-за жалобы (с фотографией кавальера песка) тоже выглядел эпично.

— Приехали двое, — говорит Ирина. — К тому моменту мы уже запесковали почву. Но в протоколе они указали почему-то, что видели отвал размывной. У нас есть видео даже, что при проверке кавальера уже не было. Однако к протоколу прикреплено фото именно жалобщика. Они нам сказали, что засыпать глину песком можно только после согласования с ними. Спрашиваю: в Рыбнадзоре? А за нашей спиной, к слову, озеро, кишащее заброшенными сетями. Они вновь — тут водоохранная зона. Я отвечаю: где? Она нигде не указана в документах. То есть нам пытаются приписать что угодно, лишь бы значилось как нарушение.

Причем семье почти всегда говорят, что проверяют их участок просто так, в рамках «рейда». Якобы выбрали случайно. Но разве бывают такие совпадения, чтобы все проверки и на один участок? А случайно ли горело дерево на берегу рядом с домом Ирины? Благо, соседка увидела и вовремя потушили. Или, может, случайно были порваны паруса судна семьи (они занимаются парусным спортом), стоявшего на берегу? Случайны ли жалобы в структуры, которым присылаются бумаги, где от руки нарисованы места с мусором на участке, когда буквально на днях камеры запечатлели там мужчину, который его разбрасывает?

— Если бы на нашем месте была пенсионерка, она бы погрязла в штрафах и просто продала участок за бесценок. Я спать ложусь и уснуть не могу от переживаний. Это не дачная разборка, когда соседи ругаются из-за кустов и сараев, ведь эти люди на этой улице даже не живут. Один опытный юрист нам так и сказала, что на сегодняшний день такие дела заканчиваются либо стрельбой, либо поджогами, — говорит Ирина. — Я писала губернатору Артуру Парфенчикову, он поручал администрации Пряжинского района взять нашу ситуацию под контроль. Но оттуда нам никто так и не ответил. Знает ли он об этом? Подобные истории с земельными войнами в этих местах уже происходили в 2013 году. Тогда был громкий скандал. Потом затишье. И вот снова.

Заявление на журналистов

Кстати, во время поездки в Котчуру мы решили прогуляться к одному из участков Ольги, на который нам указали местные жители. Мы подошли к забору со стороны дороги (обычной уличной, как нам казалось, дороги, ведущей сразу к нескольким домам), убедились, что у большого дома, где живет риелтор, есть свой персональный выход к воде.

В этот момент со стороны дороги к нам подошел мужчина с огромной собакой без намордника. Как потом выяснилось, проживает с Ольгой в одном доме. Он снимал нас на камеру. Спросил, что мы делаем «на частной территории». Согласитесь, странный вопрос людям, стоящим просто на дороге у забора. Но мы уже понимали, к чему он клонит. Дорога и к этим домам выкуплена, это позднее подтвердили документы. И снова вопрос: зачем им это?

Ольга и Антон нашу редакцию завалили гневными звонками и письмами, а затем написали на нас заявление участковому за то, что мы «зашли на частную территорию». Похоже, жаловаться им явно по душе.

Во время поездки мы также стали случайными понятыми во время проверки участка соседа Ирины — Николая, к которому приехал Россельхознадзор. Чтобы вы понимали, его 8,5 соток ехали проверять на плодородность почвы…. И именно этот участок находится с другой стороны от нового участка Ольги (снова совпадение?). Но об этой проверке мы расскажем в отдельном материале, после того как сможем получить в ведомстве ответы на все интересующие нас вопросы.

Яркая Карелия в нашем Instagram