Главная тема

«Наша жизнь разделилась на до и после». Как в Петрозаводске выживают из домов тех, кто мешает «развивать» территории

Я хожу по участку Владимира Ильина, восхищаюсь его помидорами и прекрасно понимаю, почему он не хочет никуда уезжать. Пока, правда, и необходимости такой нет, но если посмотреть по сторонам… За забором его дома скоро может появиться высотка в 10, 16, а то и в 25 этажей, и тогда жизнь этого позитивного человека может превратиться в кошмар, и ему придется либо смириться, либо бежать. Судя по всему, именно последнего и добиваются те, кто придумал эту застройку деревянных кварталов многоэтажками.

— Я родился в этом доме в 1957 году. Мой дед его строил, — рассказывает Владимир Михайлович. — Я принципиально его не продам.

При этом мужчина допускает, что его семью могут банально выжить. Неподалеку стоит дом Маргариты Еремеевой. Она уже побывала в строительном аду. Больше года над ее домом работал кран.

После того как начали строить, наша жизнь разделилась на до и после. Если раньше всё было прекрасно и чудесно, то потом началась стройка, и стало страшно: плиты летали у нас над головами, — вспоминает женщина то время. — Грязь была везде, и дома тоже. Окна не открыть, всё в строительной пыли. От нашего забора до многоэтажного дома нет и пяти метров. Во время стройки забор вообще рухнул.

— Там же скала. Когда при строительстве дома ее долбили, было совершенно невыносимо даже тем, кто живет далеко от этого места. Не знаем, как Маргарита всё это вытерпела, — рассказывают соседи женщины.

Сейчас уже почти не страшно: стройка закончена, и на небольшом участке земли уродливо возвышается девятиэтажка. А в нескольких метрах от нее стоит дом Еремеевой, и вся ее жизнь теперь как бесплатное многосерийное кино для жителей высотки. Некуда им больше смотреть. Их окна выходят на участки домов тех, кто не захотел уезжать.

Мы сейчас практически не пользуемся территорией своего участка, — говорит женщина. — Нам на головы постоянно что-то летит: мусор, огрызки. Сырые яйца уже кидали.

Я разглядываю некогда закрытую от посторонних глаз беседку и лужайку Маргариты, а из открытых окон каждый мой шаг изучают незнакомые люди (которые, конечно, не виноваты в таком соседстве), и это, скажу я вам, неприятно. Один из них курит. И однажды его (или любого другого курильщика из этого дома) хапчик может уничтожить дом Еремеевых. Хорошо, если без людей.

Что делать? Страховать жизнь и имущество? Не вариант. Если с домом Маргариты когда-нибудь что-нибудь случится, она никогда не сможет его восстановить. Так же как ее соседи никогда не смогут построить себе баню, пристроить веранду или надстроить этаж.

Всё дело в том, что еще в 2008 году депутаты Петрозаводского городского Совета решили, что несколько кварталов Старой Кукковки можно отдать под высотки, и перевели их из зоны индивидуального жилищного строительства в зону многоэтажной застройки. Говорят, всё делали на основании результатов публичных слушаний.

— Мы обращались в администрацию с просьбой рассказать, кто участвовал в этих общественных слушаниях, сколько человек голосовали, но такую информацию нам предоставить отказались, — говорит Михаил Малюк. — Впоследствии, общаясь между собой, мы выяснили, что ни один человек из домовладельцев Старой Кукковки мало того что не голосовал — понятия не имел об этих публичных слушаниях. Мы допускаем, что администрация города соблюла все формальности и где-то на сайте разместила информацию о мероприятии, но люди, которых она непосредственно касалась, проинформированы не были. Мнение жителей даже не спросили.

И теперь благодаря внесенным тогда изменениям на части Старой Кукковки можно строить только многоэтажные многоквартирные жилые дома. И никаких других. А те другие, что уже стоят, могут только стоять. Никаких манипуляций с ними производить нельзя, что бы ни происходило.

Звучит настолько бредово, что не укладывается в голове. Буквально в двух шагах от участка Маргариты стоит сгоревший деревянный дом, и по закону хозяин может на его месте поставить другой, но только многоэтажный многоквартирный.

— Когда я покупал участок, я планировал строиться, — говорит Михаил Малюк. — Решение о том, что здесь возможна только многоэтажная застройка, уже существовало, но мы были не в теме. Если бы знали, вряд ли бы рассматривали этот вариант. Когда я коснулся вопросов стройки, мне было отказано.

Право на нормальную жизнь

Особенно людей удивляют аргументы, которые использует застройщик (а строит дома там группа компаний «Нова»), преподнося происходящее как благое дело.

Бомжатник, крысиные дворы. Как только нас ни называют, и в прессе в том числе, — говорит Михаил Малюк. — Поймите: люди могли бы и хотели бы строиться, но из-за статуса земельных участков они бессильны. Они не имеют права ничего делать. А те, кто стеснен в финансовых средствах, не могут даже продать свои дома желающим построиться здесь и жить в частном секторе. По той же причине. Кто захочет покупать, зная о статусе земли?

Нет сомнений, что на Старой Кукковке есть люди, готовые продать застройщику свои дома и переехать в квартиры. Возможно, некоторым из них эти несговорчивые граждане мешают исполнить свою мечту о благоустроенном жилье.

— Некоторые наши соседи построили роскошные дома, отгородились заборами. Они купили свои участки дешево, потому что Старая Кукковка — это настоящая деревня в городе. И теперь они решают за нас, не давая нам реализовать свои права на комфортное проживание в собственном городе. Вставляя палки в колеса строительным компаниям, готовым купить у нас наши дома за хорошие деньги, наши соседи лишают нас, наших стариков и детей, возможности на нормальную жизнь, — это цитата кого-то из местных жителей с сайта одного информационного ресурса.

И здесь у каждого своя правда. Одни хотят уехать, другие — остаться. Проблема в том, что, если бы функциональная зона земли осталась прежней, старенькие и ветхие дома у тех, кто хотел бы переселиться в квартиры, давно бы  приобрели те, у кого есть желание жить в частном доме.

— До того, как это всё произошло, люди активно покупали здесь участки и расселяли, в том числе неблагополучные дома, — говорит Артем, один из владельцев добротного дома.

Это депутаты и чиновники сделали всё для того, чтобы развалюхи на Старой Кукковке были интересны только застройщику. При чем здесь граждане, которых устраивает их место жительства?

 Не помогли не понимать

Не надо быть семь пядей во лбу, чтобы понять: всю Старую Кукковку высотками не застроить. От той деревянной части микрорайона, которую я помню с детства, здесь уже и следа не осталось. Очень много добротных домов. Нет сомнений, что никто из владельцев этих строений не собирается никуда уезжать и продавать свои дома под снос. Нет сомнений и в том, что их и выкупать-то никто не будет — невыгодно. А значит, эти люди (или другие люди) будут продолжать в этих домах жить.

Значит, в администрации города просто не могли не понимать, во что превратится эта часть микрорайона, когда на ее территории начнут появляться высотки. Не нужно быть архитектором, чтобы визуально представить будущее уродство. И, конечно, можно сколько угодно долго размышлять о том, что в городе достаточно подобного рода гадких сочетаний строительства, но это же не значит, что так должно продолжаться. Вот сейчас в Петрозаводске сменился мэр, и почти сразу сменился начальник городского комитета градостроительства и землепользования. Вот бы они вместе заскочили в гости к Маргарите Еремеевой. Жители Старой Кукковки уже обратились к Владимиру Любарскому за помощью.

— Дома в несколько этажей гармонично бы вписывались в архитектуру, — уверены люди. — Пусть бы строили трех- или четырехэтажные дома, никто бы не возмущался. Но почему 25?
— 25 выгодно, а три нет, – говорю.
— Нет. И три выгодно. Просто строительство таких домов не принесло бы космической выгоды, сверхприбыли (застройщик, кстати, категорически с этим утверждением не согласен, — прим.авт.)

Но ведь дело даже не в выгоде. С застройщиком как раз всё понятно. Его цель — извлечение прибыли. А какую цель преследовали народные избранники и чиновники? Помочь застройщику? Изуродовать микрорайон? Ну должна же была быть в голове какая-то картинка, план действий, варианты развития событий.

Дело принципа

Вот еще занятный штрих к картине. Насколько цинично застройщик готов действовать по отношению к жителям частных домов, можно судить по одному эпизоду. Когда строительство девятиэтажки на улице Мончегорской только начиналось, выяснилось, что забор Маргариты Еремеевой поставлен не там, где он должен быть (на дачных участках и на территориях с частными домами такое встречается нередко). Специалисты Росреестра, естественно, указали женщине на нарушение.

Хозяйка участка нарушение устранила, штраф заплатила, забор перенесла, застройщик смог беспрепятственно начать строить дом над головой Маргариты. Казалось бы, ну что еще нужно? А нужно, судя по всему, окончательно вымотать женщине нервы: «Нова-Инвест» обратилось суд с заявлением о взыскании с собственников земельного участка неосновательного обогащения в размере более 18 тысяч рублей, за пользование теми самыми метрами, которые какое-то время находились по другую сторону забора.

«Ответчиками использовался земельный участок, находящийся в собственности общества, в связи с чем они обязаны возместить собственнику неполученные доходы в виде сбереженной арендной платы», — указано в исковом заявлении ООО. К расчетам, приложенным к заявлению, очень много вопросов. Но их даже задавать не хочется. Понятно, что дело не в цифрах. Дело в принципе: такое ощущение, что это такая подлянка в ответ на то, что возмущаются и не дают спокойно работать.

Ожидание

На минувшей неделе застройщик сообщил в СМИ, что получил разрешение на строительство третьей высотки. В дальнейшем таких сообщений может быть еще очень много: мы гуляем по микрорайону, и люди то и дело показывают мне уже выкупленные дома. Единственная их надежда на суд.

В сентябре прошлого года Верховный суд Карелии постановил признать недействующими решения Петросовета, согласно которым три квартала Старой Кукковки были переведены в зону многоэтажной застройки. Фактически это означает, что и изменения, внесенные в Генплан города в 2008 году, и правила землепользования и застройки, утвержденные в 2010-м, тоже недействующие.

Но судебное решение пока не вступило в законную силу. Оно, как того и следовало ожидать, было обжаловано. Заседание суда назначено на конец июля.

Если решение ВС РК устоит, в суд обратятся и жители других кварталов. Что в этом случае будет с теми, кто купил квартиры в строящихся домах, большой вопрос.

Послесловие

Всего этого можно было бы избежать, если бы при принятии решения о внесении изменений в генеральный план города и новых правил землепользования и застройки в 2008 и 2010 годах Петросовет просто бы посмотрел, к чему приведет его решение, — уверен Виктор Молодежников, юрист, представляющий интересы жителей Старой Кукковки (пока это владельцы 25 домов).

А решение привело к судам не только по зоне застройки. В настоящий момент идет еще несколько интересных судебных процессов. В одном из них рассматривается законность разрешения на строительство 25-квартирного дома на улице Лыжной. Дело в том, что в проекте планировки территории квартала, в котором строится ЖК «Карельский», есть дырка — земельный участок, который никому не принадлежит. И в любой момент у этой дырки может объявиться владелец, а по ППТ там транспортная инфраструктура.

Как выдавали разрешение на строительство? Как утверждали проект планировки квартала? Как проверяли информацию о собственниках земельных участков? И главное — почему, раз уж наш градостроительный регламент не предусматривает размещение в одной зоне объектов ИЖС и многоэтажной застройки, произошла эта ситуация в микрорайоне Старая Кукковка, детально разобраться в которой решил только Верховный суд Карелии? — задается уже риторическими  вопросами Молодежников.

Вопросами он закидывает в суде и представителей администрации города. Ответов по большей части пока нет.

Яркая Карелия в нашем Instagram