Главная тема

Ненадлежащие ответчики. Петрозаводский суд отказал слепому человеку, которого сбила машина, в иске к мэрии

Михаил Магумов
На фото: Михаил Магумов

Петрозаводчанин Михаил Магумов — слепой. В феврале этого года его сбила машина. К счастью, обошлось без серьезных последствий. Машина выезжала с заправки, ехала медленно, потому лишь слегка задела переходившего дорогу Михаила. Он отделался легкими ушибами. На первый взгляд, обычный несчастный случай. Но дело в том, что 5 лет назад именно по заявлению Магумова прокуратура обращалась в суд с требованием обязать городскую администрацию обезопасить этот участок дороги. Суд предписал мэрии установить там пешеходный переход. Прошло 5 лет. Предписание суда не выполнено. И вот человека сбила машина.

Магумов обратился в суд и запросил 250 тысяч рублей с водителя как с непосредственного виновника аварии и еще 500 тысяч с мэрии. Он полагал, что если бы администрация исполнила решение суда и организовала там пешеходный переход, водители с большим вниманием относились бы к этому участку дороги. Вроде бы всё логично. Но суд посчитал иначе.

— Объясните, почему вы не воспользовались пешеходным переходом, который расположен на пересечении Лососинского шоссе и улицы Хейкконена? — спрашивала судья.

— Он более чем в 300 метрах от того места, где я находился, — объяснял Михаил. — И, главное, мне бы потом пришлось идти эти 300 метров назад по противоположной стороне, а там дорога совершенно не приспособлена для незрячих людей. Там надо пройти несколько нерегулируемых проездов, а потом начинается узкая грунтовка. Ямы, ухабы. Слева проезжая часть, куда всё время соскальзываешь. Хорошо, что там часто паркуются фуры, несколько раз они удерживали меня от скатывания под машины. А справа обрыв метров 5, я туда неоднократно падал. Это очень страшно. В темное время суток меня бы там еще и не нашли.

— Но зачем вы с вашими природными особенностями пошли куда-то в темное время суток? Что за крайняя необходимость у вас была? — выясняла судья.

— Днем мой доверитель работает массажистом, — объясняла представляющая интересы Михаила адвокат Наталия Чернова. — Темнеет зимой рано. А ему нужно было попасть в гараж.

Вообще, разговор этот казался несколько странным. Судья ведь не могла не понимать, что для незрячих людей любое время суток темное. Не говоря о том, что есть законы, обязывающие органы власти создавать для людей с ограниченными возможностями нормальные условия жизни. Они, как и все люди, в любое время суток должны чувствовать себя на улице в безопасности. И именно городская администрация обязана обеспечить им эту безопасность. Строить тротуары, делать пандусы, подъемники, организовывать пешеходные переходы. У нас в городе много мест, где и здоровому человеку ходить проблематично. Хорошо, чиновники мэрии могут не знать обо всех таких местах. Но этот конкретный участок был предметом судебного разбирательства еще 5 лет назад. И дело тогда вела та же судья Полякова.

Опасный участок на Древлянке

Чтобы было понятно, речь идет о Древлянке. О пересечении Ярославской улицы (до недавнего времени ее называли Скандинавским проездом) и Лососинского шоссе. Напротив заправки «Лукойл». После суда 2016 года мэрия проложила пешеходную дорожку со стороны заправки по направлению к центру города. Но, чтобы до нее дойти, нужно пересечь Лососинское шоссе. Ближайший же переход находится в 320 метрах, на пересечении с улицей Хейкконена. Это при том, что по нормативам расстояние между переходами не должно превышать 300 метров. Суд обязал сделать переход через Лососинское шоссе на участке между Хейкконена и Ярославской. Мэрия неоднократно просила отсрочить исполнение этого решения, но ей было отказано. Ссылки на нехватку средств суд не удовлетворили, так как «основными принципами обеспечения безопасности дорожного движения являются приоритет жизни и здоровья граждан… над экономическими результатами хозяйственной деятельности» (ст. 3 закона № 196 ФЗ). Другими словами, расшибись, но сделай жизнь людей комфортной и безопасной. Но расшибаться мэрия не спешила.

— Мы считаем, что администрация города не является надлежащим ответчиком и не имеет к этому инциденту никакого отношения, и вина полностью лежит на водителе, — устало вздохнув, сказала молодая юристка, представляющая мэрию.

— Мы тоже не являемся надлежащими ответчиками и своей вины не признаем, — добавила представительница «ТехРента», компании, занимающейся уборкой петрозаводских улиц и привлеченной к делу в качестве соответчика.

По словам Михаила, он, прежде чем ступить на проезжую часть, всегда нащупывает тростью край тротуара. Затем ждет, когда шум машин стихнет, после чего вытягивает трость вперед и ступает на дорогу. Но в тот день он не смог нащупать край тротуара. Снег был плохо убран, и понять, где заканчивается пешеходная зона, было невозможно.

— Я боялся, что уже вышел на проезжую часть, — сказал Михаил. — Непонятно же, снег и снег. Машины не шумели. И я пошел вперед.

— У нас с администрацией заключен договор, — продолжала представитель «ТехРента», — согласно которому в зимнее время мы имеем право оставлять 6 сантиметров уплотненного снега плюс 12 сантиметров рыхлого в условиях снегопада. Если же уборочная машина пройдет, так она снег сгонит к краю пешеходной зоны, и там он будет складироваться. Так что тростью границу тротуара нельзя нащупать. А вычищение до асфальта, согласно контракту, только начиная с весны. В наших климатических условиях это с 15 апреля. Так что мы действуем в рамках договора и виноватыми себя не признаем. И тоже считаем, что виноват только водитель.

И еще она добавила, что сумма, которую требует слепой, несоразмерна. Ведь их компания часто отвечает за травмы. И опыт говорит совсем о другом порядке цифр.

— Люди, бывает, по году на больничном сидят, — сказала девушка, — и с нас всего по 300 тысяч взыскивают. А тут 750 тысяч за ушиб мягких тканей.

То есть фактически признала, что компания, с которой мэрия заключила договор на уборку петрозаводских улиц, так «хорошо» работает, что по ее вине люди по году сидят на больничном.

Михаил Магумов

Михаил Магумов и место происшествия

— Мой подзащитный своей вины не отрицает, — сказала представительница водителя, сбившего Михаила. — Он с места происшествия не скрылся, готов компенсировать ущерб. Но с учетом легкости травм это все-таки не 250 тысяч, а… тысяч 10.

Прокурор тоже оказался на стороне органов власти, а не человека.

— Истец не привел ни одного доказательства, доказывающего причинно-следственную связь между отсутствием пешеходного перехода, неочищенной кромкой и произошедшим с ним дорожно-транспортным происшествием. С таким же успехом можно и правительство Российской Федерации привлечь, — сказал прокурор. — Неисполнение мэрией решения суда может рассматриваться в рамках другого процесса. А в деле о ДТП, я считаю, в иске к мэрии и «ТехРенту» следует отказать.

Как причудливо работает юридическая мысль. То, что для обычных людей кажется очевидным, юрист видит совершенно иначе. Причем ладно представители ответчиков, они обязаны находить аргументы, чтобы защитить своих доверителей. Это их работа. Но прокурор вроде не зависит ни от «ТехРента», ни от администрации. И, тем не менее, он не видит причинно-следственной связи между тем, что мэрия не создала для горожан безопасной среды обитания, и тем, что в этой небезопасной среде пострадал человек. На том самом месте, на которое мэрии было указано судом еще 5 лет назад. Но, в конце концов, решение выносит судья.  Она-то эту причинно-следственную связь увидит? Но нет, не увидела.

Суд постановил удовлетворить иск частично: взыскать с водителя 15 тысяч рублей, а в иске к мэрии и к «ТехРенту» отказать. Потому что не виноваты они.

Яркая Карелия в нашем Instagram