Главная тема

Неожиданное продолжение истории семьи, которая решила построить дом на кладбище

Недавно мы написали статью о многодетной семье, которая решила поставить свой дом на кладбище. Шокирующую историю поведали чиновники администрации города во время заседаний по внесению изменений в проект нового генерального плана Петрозаводска. В этом документе спорный участок земли обозначен как зона зеленых насаждений, а многодетные родители просили перевести его в зону индивидуальной жилой застройки.

Конечно, мы против, — сообщила в первый же день слушаний начальник отдела управления архитектуры и градостроительства администрации города Ирина Назарова и поведала присутствующим о возмущенных местных жителях, к которым чиновники решили прислушаться. Люди, мол, обещали выкопать кости и принести их в администрацию, так их задело намерение что-то построить на месте кладбища.

Ирина Назарова

На наш вопрос, как семье с таким странным желанием вообще удалось получить там участок земли, Назарова ответила, что через суд. И история стала казаться еще более странной. Да и люди, в общем-то, тоже: ну кому в здравом уме придет в голову поставить дом на костях? А овощи высаживать на месте захоронений? Даже звучит чудовищно.

Впрочем, еще больше мы удивились, когда познакомились с той самой семьей и осмотрели место, на котором, как нам сказали, только собираются строиться эти люди.

Мы с некоторой опаской заехали к ним на участок: меньше всего хотелось парковаться на кладбище. Впрочем, ничего даже отдаленно напоминающего территорию бывшего захоронения мы не обнаружили. Да и Алина и Михаил Богатыревы, пригласившие нас в гости, на сумасшедших совсем не смахивали.

Участок, о котором шла речь на публичных слушаниях, находится в районе Громовского проезда. Расположен он в очень хорошем месте: на южном склоне с замечательным видом на город.

— Как вы здесь оказались? – спрашиваю.
— Мы, как многодетная семья, еще в 2014 году обратились в мэрию с просьбой выделить нам участок земли в границах города, — рассказывает Алина Богатырева. — Нас поставили в очередь и последующие три года говорили о том, что участков нет.

Тогда супруги начали искать участок, на который могли бы претендовать, самостоятельно. Когда случайно наткнулись на свободную от застроек территорию в районе Громовского проезда, проверили ее по градостроительному плану (увидели, что там зона ИЖС) и сразу же обратились в Государственный комитет по управлению государственным имуществом и организации закупок (на тот момент земельными участками в пределах города распоряжалось именно это ведомство).

Заявление мы писали сразу на два участка, но ни на что особо не надеялись, — рассказывает Михаил Богатырев.

В итоге по первому участку им пришел отказ как раз по причине того, что оно оказалось в границах старого кладбища, а второй многодетной семье согласовали.

— Никаких судов не было, — говорит Алина. — Я вообще не понимаю, откуда Назарова взяла эту информацию. И возмущенных соседей мы ни разу не видели.

— Пока мы строились, никто к нам не приходил и ничего не говорил, — рассказывает Михаил. — Никаких претензий ни со стороны соседей, ни со стороны надзорных органов не было. Был мужчина, который решил, что я крышу неправильно делаю. Он принес мне книгу по деревянному строительству. Единственный конфликт, который у нас был, — это когда мы предъявляли претензии к тем, кто продолжал на нашем участке пасти коров. Договорились, что они будут убирать за ними навоз.

По документам участок Богатыревых находится в долевой собственности с несовершеннолетними детьми. На строительство дома, который, кстати, готов уже на 60 процентов, супруги потратили часть материнского капитала. И, конечно, очень удивились, когда в 2018 году им вдруг сообщили, что территория кладбища, оказывается, распространяется и на весь их участок, соответственно, строить на нем ничего нельзя: чиновники взяли и легким взмахом руки отменили разрешение на строительство.

Супруги просили сотрудников администрации города предоставить им документы, подтверждающие информацию о кладбище.

Но таких документов не оказалось, — вспоминает Михаил. — Нам показали только какой-то эскиз.

На этот самый эскиз (называется он эскиз реконструкции существующей застройки со схемами инженерных сетей жилого района «Соломенное»), разработанный в 1996 году проектной организацией «Карелпроект», ссылалась на общественных слушаниях и Назарова. Чиновники не спорят, что официально никакого кладбища на участке Богатыревых нет.

Тем не менее тогда, в 2018 году, было решено внести изменения в Правила землепользования и застройки города, обозначив в них участок Богатыревых природно-рекреационной зоной. По этому вопросу состоялись общественные слушания. Супруги просили оставить их участок в зоне ИЖС, и люди их поддержали. Но на решении администрации города, а позже и депутатов Петросовета это никак не сказалось. Изменения были внесены. И в проекте нового генерального плана города земля, выделенная Богатыревым под строительство дома, обозначена сейчас как рекреационная зона зеленых насаждений. Если так и останется, многодетная семья ничего не сможет возвести на своем земельном участке.

Я ходила в архив, в библиотеку. Искала хоть какую-то информацию по этому кладбищу, но единственное, что смогла найти, — то, что кладбище было на территории стадиона, — рассказывает Алина. -  Мы и в церковь ходили. Надеялись найти там похоронные книги. Книг не оказалось, но мы нашли местных жителей, которые подтвердили нам информацию про стадион.

Во время разговора мы заметили проходящую мимо участка женщину. Надо сказать, она порядком удивилась вопросу, нет ли у нее возражений относительно строительства дома на этом месте.

— Вот там, где уже заселяются, у нас были возражения, — махнула она рукой куда-то в сторону. — Там было три родника. А теперь ничего нет, всё засрано.
— А здесь? Говорят, что раньше здесь располагалось кладбище, поэтому местные жители и против строительства.
— Какие местные? — удивилась женщина. — Здесь из местных жителей никого не осталось. Почти все новые. Здесь вот все дома, что построены, так никого из старых нет.

Татьяна Капустина (так зовут соседку) рассказала нам про то, что очень хорошо помнит Громовское кладбище, потому как с рождения живет рядом и раньше вместе с бабушкой ходила туда на могилку к родственнику.

Оно было там, где сейчас стадион, — уверенно сообщила женщина. — Там в кустах около калитки до сих пор еще есть постамент от креста.

Женщина показывает палкой вдаль

Около стадиона мы и в самом деле нашли остатки могил.

Раньше их было больше, — рассказал нам один из местных жителей. — Мы из школы туда ходили в футбол играть. Когда первый раз увидел, помню, что было жутко.

Стадион

Не скажу, что сейчас, находясь там, испытываешь какие-то другие чувства. Это вообще довольно странное соседство. Особенно на фоне истории с участком Богатыревых.

У Алины и Михаила не только каркас дома уже стоит. У них закопан септик. И они при всем желании не смогли бы не заметить человеческие кости, которые, по словам Назаровой, реально там есть. Из реального там абсолютно точно есть бугры, состоящие из булыжников, и очень напоминающие гряды, которые раньше люди делали на огородах. И вот они действительно бросаются в глаза.

— Мы на этом участке картошку сажали, — рассказывает Татьяна Ивановна.
— Картошку? Ничего не путаете? Именно здесь? — продолжаю заваливать вопросами собеседницу.
— Ничего я не путаю. Здесь и сажали.
— А перестали почему?
— Потому что воровать стали, — говорит женщина.

Знаете, я вот еще стадион на кладбище представить себе могу, и даже жилище. Но чтобы местные жители картошку в могилы высаживали — это уже перебор. А потому есть стойкое ощущение, что дело вообще не в кладбище. Участок, на котором Алина и Михаил строят свой дом, и в самом деле довольно привлекателен. Осталось только понять, кого именно он привлек.

P.S. Участвовать в публичных слушаниях и лично рассказать общественности историю своего участка Алина и Михаил не смогли: заболели и находились на самоизоляции. Поэтому на заседаниях люди опирались на ужастики, выдаваемые чиновниками, и были явно растеряны. По итогу 258 человек проголосовали за то, чтобы зону изменить, 297 — за то, чтобы оставить прежней и 1294 — воздержались.

Яркая Карелия в нашем Instagram