Главная тема

«Он сразу сказал, что живым не выйдет». Жительница Карелии два месяца пытается выяснить, от чего умер ее отец в ковид-центре

пациент болеет ковидом
Фото: из личного архива семьи Спиридоновых

Жительница Петрозаводска несколько месяцев не может добиться от Минздрава ответа, что же произошло с ее отцом в ковидном госпитале. Виктора Николаевича Спиридонова госпитализировали в апреле. До этого он прошел сложную операцию по удалению злокачественной опухоли головного мозга, начал химиотерапию, но в Республиканской больнице заразился коронавирусом. Виктор оказался в ковид-центре.

— Спустя неделю врач сказала, что легкие чистые, пневмонии нет. Но когда мы просили министра здравоохранения взять под контроль лечение папы и узнать про его состояние, так как до врачей не дозвониться, вдруг выяснилось, что папу доставили уже с пневмонией средней тяжести. Кому верить? — говорит Любовь, дочь Спиридонова.

Затем родственники случайно узнали от соседа по палате, что Виктор полмесяца мучается, спит на короткой кровати. На все просьбы поменять ее медперсонал отвечал, что других коек нет. Семье о возникших неудобствах мужчина рассказывать не стал, спать долгое время пришлось с согнутыми ногами. Койку поменяли лишь после вмешательства родственников. Затем к майским праздникам состояние Спиридонова улучшилось, пневмония отступала.

Перед уходом на праздники ему сказали отвыкать от кислородной маски, он в ней, мол, больше не нуждается, и убрали некоторые лекарства, — вспоминает дочь. — На майские врачи его не посещали, только медсестры. В итоге состояние у папы ухудшилось, и он попал в ИТАР с поражением КТ3. Когда пошли улучшения, врач снова убрала кислород, некоторые лекарства, а через неделю случился очередной кризис, ИТАР и поражение соответствующее КТ4.

Дозвониться до главврача и его заместителя по медицинской части никак не получалось. 6 июня дышать Виктору стало совсем сложно, но дежурный врач осмотрел его только спустя семь часов после жалобы медсестре. Появившуюся боль в боках медик объяснил просто: «Отлежал». Через два дня Спиридонов в очередной раз оказался в реанимации, где и умер.

Я считаю, что допущена халатность. За всё это время, что папа там находился, он постоянно говорил, что лечащему врачу не верит. Он сразу сказал, что живым не выйдет. Мы писали обращения на перевод в другую больницу несколько раз. Один раз папа всю ночь звонил и в бреду говорил, что его убивают, что у него пустая капельница, в прямом смысле орал на всю палату, но мама ни разу не услышала, чтобы к нему кто-то подошел. А на заднем плане очень сильно стонал мужчина, который лежал в той же палате. Я не знаю, что там происходило, но папа очень настрадался.

Вскрытие показало у Спиридонова острую респираторную недостаточность, вызванную пневмонией. При этом тесты уже месяц как не выдавали ковид, поэтому в заключении вирус не упомянут. По словам дочери умершего, за время болезни он изменился до неузнаваемости.

Когда общались с папой по видео, он был отекший, мало похож на себя. Но из морга я забрала его в еще более ужасном виде. Лицо стало заметно больше, грудина сильно увеличилась, руки и ноги худые. Дома его никто не узнал. Даже думали, что я привезла не папу. Но по шраму от операции на голове поняли, что это он. Пока папа лежал в ковидном центре, нам приходилось покупать ему даже дешевый омепразол, которого не было в госпитале. Врачи забрали лекарства, но папе не отдали. За два месяца он ни разу в душе не помылся. Мы деньги предлагали, но его только влажными салфетками обтирали. Весь заросший был, только поступив на шестой этаж в середине мая, его хотя бы побрили и обтерли один раз не просто влажными салфетками, а мокрой тряпкой.

Когда Виктора не стало, его дочь Любовь запросила в Минздраве Карелии проверку, чтобы специалисты оценили правильность хода лечения. Глава ведомства Михаил Охлопков при общении в соцсетях дважды заверил, что проверка идет и о результатах родственникам сообщат. Но с тех пор прошло два месяца, Минздрав лишь рапортует о продлении расследования. Ничего конкретного семье так и не сообщили. По заявлению Любови проверку одновременно начали в страховой компании РЕСО-Мед, однако недавно вновь продлили сроки — теперь до 7 сентября. Как отметили в организации, до сих пор первичная документация по Виктору Спиридонову находится в патологоанатомическом отделении БСМП, в ковидный госпиталь бумаги не приходили.

Жаль, что в последнее время стало такое наплевательское отношение к пациентам и их близким. Сколько мне еще ждать, неизвестно. Нас игнорируют, а мы не знаем, что делать. Такое отношение и в госпитале было, и теперь у властей. Я уже обратилась в прокуратуру с просьбой разобраться в происходящем, нас в Минздраве Карелии не слышат.

В ведомстве на запрос от редакции ответили то же самое: проверка идет, время на нее еще есть, результаты сообщат семье. Дочь умершего Виктора Спиридонова надеется, что обращение в прокуратуру ускорит все проверки и карельский Минздрав все-таки расскажет, что произошло с ее отцом.

Яркая Карелия в нашем Instagram