Осужденные в Сегеже требуют больше денег за работу — им не на что жить. Что происходит с зарплатами в исправительном центре в Сегеже?
Главная тема

Осужденные в Сегеже требуют больше денег за работу — им не на что жить. Что происходит с зарплатами в исправительном центре в Сегеже?

На фото с сорванной встречи в кафе «Этажи» один из осужденных и сотрудники колонии.

В январе 2017 года в Сегеже при колонии № 7 появился «участок, функционирующий как исправительный центр», где отбывают наказание приговоренные к принудительным работам. Зачастую в этот центр переводят людей, отбывших часть срока в колонии и заслуживших своим поведением альтернативную форму наказания. Решение о замене части срока принимает суд. Цель таких центров — дать человеку возможность исправиться, социализироваться, работать. В среднем здесь проводят 2-3 года (максимальный срок, согласно закону, — 5 лет).

Сейчас в этом центре находятся 47 осужденных, из них пять женщин. Условия в центре облегченные, к тому же после работы у осужденных есть два часа свободного времени, которое они могут провести в городе. Однако обеспечить себя самостоятельно они не в состоянии, платят им копейки. На это и стали жаловаться в конце прошлого года.

По подсчетам осужденных, с каждого человека исправительный центр получает неплохие деньги, а вот точные статьи расходов им неизвестны. Мы решили встретиться с ними, чтобы узнать их взгляд на проблему. К сожалению, беседа практически не состоялась — через 15 минут в кафе «Этажи» ворвались сотрудники ФСИН (начальник исправительного центра Александр Сергеевич Павлович и его коллега) и приказали Максиму Романовичу, Геннадию Астахову и Сергею Лапину пройти вместе с ними. Без всяких объяснений. Как позднее те сообщили нашему журналисту, на Лапина в ходе частной беседы оказывалось давление — ему угрожали увезти обратно в колонию, поскольку он якобы встречался с журналистом в рабочее время. Рассказываем, из-за чего, собственно, и разгорелся этот скандал.

Непростая математика от УФСИН

Исправительный центр. Фото: «Руна»

Судя по тому, что рассказали осужденные, ситуация сложилась следующая. ИК-7 трудоустраивает осужденного исправительного центра на внутреннюю ставку колонии согласно штатному расписанию. Это «услуги по предоставлению рабочей силы». К примеру, 17 осужденных работают на Сегежском ЦБК с должностью «подсобный рабочий». Ставка фиксированная — 3600 рублей. ЦБК же, в свою очередь оплачивает,  услугу по тарифу 120 рублей в час. Соответственно, при усредненных 23 рабочих днях получаем 20 тысяч 80 рублей. Деньги же осужденным платит ИК-7. Так как зарплата не может быть ниже МРОТ, то из бюджета начисляются дополнительные деньги до суммы в 11 тысяч 280 рублей. Простая арифметика подталкивает к выводу, что ИК-7 имеет прибыль с осужденного 8 тысяч 800 рублей (за вычетом из этой суммы процента по льготному налогообложению).

Администрация центра удерживает эти деньги как вознаграждение за подбор персонала, а также, что следует из официального ответа начальника полковника внутренней службы Александра Тереха, на развитие колонии (документ есть в распоряжении редакции — прим. ред.). По договору с СЦБК в сумму оплаты услуг заложено нефиксированное вознаграждение ИК-7, которое они могут установить себе сами.

Из полученных денежных средств и производится выплата заработной платы, перечисление НДФЛ, перечисления в пользу взыскания третьих лиц, расходов по содержанию осужденных. Оставшиеся средства после уплаты вышеперечисленных платежей направляются на развитие производственной деятельности, что не противоречит Уставу учреждения (официальный ответ — прим. ред.). 

Как предполагают осужденные, при фиксированной ставке осужденного в 3600 рублей необходима доплата до МРОТ. ИК-7 является бюджетной организацией и осуществляет доплату до МРОТ за счет средств федерального либо регионального бюджета в размере 7680 рублей. Тогда получается ежемесячная прибыль с одного осужденного в среднем 16 480 рублей. Умножаем эту цифру на 47 (именно столько сейчас осужденных в центре). Впечатляющая сумма ежемесячно. По крайней мере, она впечатляет осужденных, с которыми нам удалось пообщаться.

На руки же, судя по квиткам, которые прислали осужденные, они получают 3-4 тысячи рублей (кто-то, судя по квиткам, побольше, а кто-то — еще меньше).

Правовой статус осужденных

ИК-7 регламентирует все свои действия правовыми актами, которые относятся к лицам, приговоренным к лишению свободы. Отбывающие наказание в центре таковыми не являются.

УИК РФ. Статья 60.8. Условия труда осужденных к принудительным работам: «Осужденные к принудительным работам привлекаются к труду в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации, за исключением правил приема на работу, увольнения с работы, перевода на другую работу, отказа от выполнения работы, предоставления отпусков».

Например, УФСИН утверждает, что осужденные не имеют права заключать трудовой договор и получать северные льготы. Однако у них другой правовой статус. Нарушения законодательства видят и адвокаты, с которыми мы проконсультировались, готовя этот текст. В других исправительных центрах России (Санкт-Петербург, Тульская область) сложилась иная практика: люди могут самостоятельно находить работодателя, заключать с ним договор и получать от него выплаты напрямую.

При такой схеме ИК-7 совершенно невыгодно наше трудоустройство напрямую к работодателю, поскольку тогда они теряют дотации из бюджета и прибыль из воздуха. Терех в официальном ответе забыл указать, что доплата до МРОТ в виде 7400 рублей на человека производится за счет дотаций из федерального бюджета. А это факт. Нам показывали бумаги, в которых это подтверждается, но копии снимать запретили. Таким образом, расходы колонии на нашу зарплату составляют 3600 рублей, остальное (около 17 000 рублей) они забирают себе как вознаграждение за подбор персонала, — рассказывает осужденный Геннадий Астахов.

Осужденные в центре уже поднимали этот вопрос на встрече с руководством, делали запросы в трудовую инспекцию, а также обращались в фонд защиты прав заключенных, но получали лишь отписки. Так, на вопрос о проверке трудовой инспекции они получили ответ, что она приезжает планово.

Не большая ли премия?

Возможно, читатель справедливо заметит, что осужденные должны быть благодарны за сам факт того, что им предоставили работу и отбывать наказание они могут в более легкой форме, нежели тюремное заключение. Такое замечание звучало и от руководства, когда обсуждался вопрос с зарплатами (диктофонная запись есть в распоряжении редакции — прим. ред.). Однако при этом осужденные находятся на самообеспечении, то есть должны самостоятельно покупать себе еду, продукты, медикаменты. Но получается, что на те суммы, которые они получают на руки, прожить практически невозможно.

Почему человек, отработавший 8 часов 5 дней в неделю, получает 1500 рублей? Здесь есть люди, которые благодарны, что вы их устроили на работу, но здесь также есть специалисты, которые имеют высшее образование и могли бы сами найти работу и платить налоги. Не большая ли премия — 8800 с человека? Взрослые мужики дерутся за баланду, которую жрать невозможно в принципе. Мы не против работы, но нам надо на что-то жить. И не рассказывайте мне, как вычисляются налоги, я сам из-за них здесь нахожусь, — рассказывает осужденный.

Реакция на общение с журналистом

После общения с прессой в кафе «Этажи» у жалобщиков могут возникнуть проблемы.

После встречи с журналистом с Сергеем Лапиным провели беседу, где ему сказали «собирать вещи и готовиться к колонии» за то, что он якобы нарушил правила содержания в центре. Всех троих заставили пройти медицинское освидетельствование. Также Максим Романович сообщил, что велось общение с бригадиром там, где он работает. Ему предлагали написать служебную записку на качество работы осужденных, о чем он и сообщил своим сотрудникам. Однако тот разъяснил, что не имеет претензий к осужденным.

Максим сообщил Daily, что 26 февраля у него состоялась встреча в районной прокуратуре. На проблему обещали обратить внимание. Там отметили, что нарушения закона в начислении заработной платы нет, но есть двойная трактовка закона по некоторым моментам, поэтому нужна третья сторона, которая разберется в этом вопросе — суд. В прокуратуре нашему изданию пояснили, что проверка еще продолжается.

Сейчас трудно сказать точно, но очевидно, что в ситуации нужно разобраться. Проверка по факту начисления заработной платы еще не закончена. Исправительные центры появились недавно, поэтому практика по ним пока еще не выработана. Нужно также отметить, что осужденные с заработанных денег могут не только выплачивать деньги исправительному центру, но и, например, гасить свои долги (моральный и материальный ущерб). Много нюансов, — отметили в пресс-службе прокуратуры Карелии.

Максим также написал исковое заявление в суд и прокуратуру, касающееся нарушения прав на перемещение в свободное время (есть в распоряжении редакции — прим. ред.). Обещали в прокуратуре разобраться и с фактом задержания трех человек в кафе. Будет проверка.

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings