Приговор сотрудникам полиции, не разглядевшим маньяка, оказался с сюрпризом
Главная тема

Приговор сотрудникам полиции, не разглядевшим маньяка, оказался с сюрпризом

Вполне себе ожидаемый оправдательный приговор сотрудникам полиции, которых судили за халатность, приведшую к убийствам двух девушек в сентябре 2018 года, оказался с весьма неожиданной мотивировкой. Если всё так, как указал суд, то еще одно уголовное дело просто не может не появиться.

Напомним, старшего участкового отдела полиции № 2 Рината Гратия, замначальника следственного управления петрозаводской полиции Ивана Воронова и старшего следователя Екатерину Хорину судили за халатность, которая, по версии следствия, привела к тому, что в сентябре 2018 года, ранее неоднократно судимый Антон Ипатов убил в Петрозаводске двух незнакомых ему девушек. Согласно обвинительному заключению, все трое прекрасно осознавали, с каким опасным человеком имеют дело, но не предприняли мер для того, чтобы вовремя возбудить в отношении него уголовное дело и изолировать об общества.

Камнем преткновения стало избиение Ипатовым в июне 2018 года во время общего застолья его знакомого Круковского. Именно по этому делу подсудимые должны были своевременно задержать будущего «петрозаводского маньяка» (как его потом окрестили в городе), а они почти за три месяца бюрократического путешествия материалов об избиении от Гратия к Воронову и потом к Хориной никаких мер не приняли.

Запредельная нагрузка

Первое, но не главное:

Судом было установлено, что, независимо от того, что делали Гратий, Воронов и Хорина, оперуполномоченные уголовного розыска начали искать Ипатова еще 23 августа 2018 года (почти за месяц до убийств) и не нашли. Еще Гратий (если бы ему удалось установить личность преступника), мог как-то повлиять на эту ситуацию, организовав поиск Ипатова раньше, а вот Воронов и Хорина…

А вот теперь главное.

Обязательным условием уголовной ответственности за халатность является наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и наступившими вредными последствиями, — указано в приговоре в суда.

Председательствующий посчитал доказанным, что Ринат Гратий недостаточно полно провел первичную проверку материала по причинению телесных повреждений Круковскому: он не общался с врачом, не выяснял характер повреждений у потерпевшего, не назначил своевременно его судебно-медицинское обследование, не продлил срок проверки по материалу, а когда постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено, не стал лично проводить дополнительную проверку, а перепоручил ее коллеге, которая находилась в командировке. Но… Всё это, по мнению суда, свидетельствует только о том, что Ринат Гратий недостаточно добросовестно отнесся к своим служебным обязанностям при разрешении конкретного материала. Что, собственно, и неудивительно.

В судебном заседании установлены высокая служебная нагрузка подсудимого Гратия, объективно препятствующая качественно и в установленные сроки разрешать материалы, содержащие сообщения о преступлениях, — указано в приговоре суда.

Ринат Гратий не отвечал за участок, на котором произошло преступление. За тот участок вообще никто не отвечал (место участкового было вакантно). Ринату просто пришлось выполнять чужую работу. Примечательно, что, несмотря на нехватку участковых в Петрозаводске в июне — июле 2018 года, одну из коллег Гратия почти на два месяца отправили в командировку в Санкт-Петербург обеспечивать проведение чемпионата мира по футболу.

Всё это, по мнению суда, никакого отношения к тому, что Ипатов совершил в сентябре 2018 года, не имеет. Прямая причинно-следственная связь, которая необходима для обвинительного приговора, отсутствует.

Впрочем, самое интересное не это. Анализируя содержание обвинения, предъявленного Ринату Гратия, суд усмотрел в нем «факты и обстоятельства, изложенные следователем недостоверно, поскольку они не соответствуют действительности». И таких фактов в деле более чем предостаточно.

Мы не будем перечислять все. Остановимся, на наш взгляд, на самом возмутительном. Так, в обвинении было указано, что уже при первичной проверке материала Гратий должен был и мог предвидеть дальнейшие последствия от преступных действий Антона Ипатова, так как в нем имелись достоверные данные о личности подозреваемого и его судимостях за совершение насильственных преступлений. В суде же было установлено, что участковый ничего, кроме имени преступника, на тот момент не знал, и никакую справку о криминальном прошлом Ипатова из информационного центра МВД Карелии получить не мог. Этого документа вообще не было в уголовном деле избитого Круковского до сентября 2018 года (и никто из подсудимых его не видел). Так откуда справка взялась в уголовном деле сотрудников полиции? По большому счету, именно этот документ лежит в основе уголовного дела. По версии следствия, он указывает на то, что Гратий, Воронов и Хорина изначально знали о послужном списке Ипатова и могли оценить его опасность для общества.

Кто добавил то, чего изначально не было? Хочется верить, что следствие, которое после такого приговора должно начаться, выяснит имя этого «доброго» человека и усадит его туда же, где все это время вынуждены были находиться подсудимые.

Воронов, кстати, тоже почти месяц исполнял обязанности по двум должностям, что недопустимо. Когда в отдел поступили материалы по делу Круковского, фактически он уже не являлся начальником этого отдела, но продолжал выполнять работу, потому что кто-то же должен был.

Суд пришел к выводу, что, в отличие от Гратия, Воронов и Хорина надлежащим образом исполнили свои должностные обязанности. И это исполнение никак не связано с убийствами девушек.

Одни вопросы

На самом деле, от всей этой истории осталось странное послевкусие. К моменту убийств Ипатов засветился в нескольких криминальных происшествиях (было и еще одно избиение человека, и хищение вещей), за каждое из которых в теории его могли бы задержать, изолировать, и тогда бы он точно никого не убил. Однако зацепились именно за то дело, которое шло по рукам Гратия, Воронова и Хориной. А остальные где? Где следователи, которые, в отличие от этой троицы, изначально знали, что по их делам главный фигурант Антон Ипатов? Им-то точно ничто не мешало сразу установить его криминальное прошлое и вовремя среагировать. Разумеется, по преступлениям, которые они расследовали, суд мог и не отправить Антона за решетку. Но мог ведь и отправить. Так почему их тоже не попытались посадить на 5 лет?

А почему никто не понес ответственности за то, что подсудимые вынуждены были устанавливать личность Ипатова? Вообще-то, когда 10 июня 2018 года наряд ППС приехал на происшествие с избиением, на месте были все участники знаменательного застолья, включая Антона Ипатова, который и не бежал никуда, и все данные свои им оставил. Как вообще получилось, что он потом стал неопознанным Антоном, на установление личности которого ушло почти три месяца?

А почему не появилось уголовное дело в отношении тех сотрудников полиции, которые, приехав на ножевое ранение несовершеннолетней, умудрились позвонить Ипатову? Именно они спугнули подозреваемого. В декабре прошлого года, во время оглашения приговора Антону Ипатову, судья Верховного суда Карелии вынес частное определение, касающееся действий указанных стражей порядка. Он перечислил конкретные пункты законов и уставов, которые были ими нарушены. И что? А ничего. На данный момент (а прошло уже полгода) никаких известий о том, что этих людей привлекли к ответственности, нет.

Ну, и совсем непонятно, как умудрились избежать уголовного дела те, кто должен был надзирать за работой подсудимых и других сотрудников полиции, расследовавших иные дела Ипатова. Мы уже писали о том, что была служебная проверка по факту ненадлежащего исполнения служебных обязанностей работниками прокуратуры Петрозаводска в ходе надзора за проведением доследственной проверки по драке Ипатова с собутыльником. И во время этой проверки было установлено, что первый заместитель прокурора Петрозаводска Гравченков П.Л. и помощник прокурора Петрозаводска Рудакова Г.И. «ненадлежаще исполнили служебные обязанности», за что заслуживают «привлечения к дисциплинарной ответственности». Документ, свидетельствующий об этом, был подписан начальником отдела по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью правоохранительных органов и органов юстиции Дмитрием Рачковым и согласован заместителем прокурора Карелии Сергеем Губиным. Составили его еще в ноябре 2018 года. Несмотря на это, приказы о привлечении к дисциплинарной ответственности указанных сотрудников так и не появились.

К слову, именно Сергей Губин инициировал данное уголовное дело, им же было подписано и обвинительное заключение (несмотря на то, что сторона защиты к тому моменту неоднократно указывала на то, что к делу приобщена справка сомнительного происхождения).

В суде представитель прокуратуры просил для Хориной, Гратия и Воронова 5 лет колонии, тогда как при имеющемся обвинительном заключении его коллеги явно должны были разделить с ними скамью подсудимых.

В этом деле вопросов больше, чем ответов. И уж слишком очевидно желание выдать на растерзание хоть кого-нибудь, чтобы остальных не задело. Но фальсификация документов и откровенное искажение фактов — это уже перебор. Речь идет о живых людях! Если приговор устоит, они будут иметь право на реабилитацию и компенсацию морального вреда за незаконное уголовное преследование.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings