Главная тема

Типа «Охраняется государством»: в Карелии гибнет уникальный памятник 1706 года постройки

Мало кто знает, что в карельском поселке Кончезеро есть совершенно уникальное сооружение. Бывший медеплавильный завод 1706 года постройки. Толстые каменные стены, подземная штольня, рельсы, вагонетки, сохранившиеся с XVIII века, — это самый настоящий, шикарный исторический памятник. Но памятник этот постепенно превращается в руины. И, по большому счету, ни у кого нет реального представления, как его спасти.

Кончезерский завод был построен во времена Северной войны. Сначала он наряду с другими Петровскими заводами выпускал чугунные детали для пушек. Затем в тех местах было найдено месторождение меди, и после победы над шведами Кончезерский завод переквалифицировался на литье монет. Но месторождение оказалось небогатым, и при Екатерине на заводе вновь стали изготовлять сырье для пушек, а потом бытовые чугунные изделия.

В итоге завод прожил 200 лет и прекратил свое существование в 1905 году. А еще через полвека на его площадях разместился механический цех Кончезерского совхоза. Там размещались кузница и токарный цех, ремонтировались тракторы, а под крышей была организована столовая. Экскурсоводы по дороге в Марциальные Воды обязательно обращали внимание экскурсантов на эту старинную постройку. Прошло еще 50 лет, Советский Союз распался, совхоз стал частным предприятием, и в 2005 году здание бывшего Петровского завода перешло к предпринимателю Юрию Михалеву, который обязался содержать его в целости и сохранности. Однако что-то пошло не так.

Дырявые стены, разбитые окна

В редакцию «Губернiи» обратилась бывшая работница Кончезерской школьной библиотеки Наталья Ефимова-Романова и рассказала о том, в каком бедственном состоянии находится сегодня исторический памятник. И действительно, то, что мы увидели, было ужасно. Развалившаяся крыша, дырявые стены, разбитые окна, внутри всё истерзано до основания, и на фоне этих обломков глумливая табличка «Охраняется государством». Ощущение, что на здание упала вражеская бомба. Но в том-то и дело, что враги здесь абсолютно ни при чем. Всё это мы сделали сами. Сами своими руками уничтожили собственную историю.

Это ужасно, — рассказывает Наталья Петровна. — Пока здание принадлежало совхозу, оно было целое. Мы экскурсии туда водили. Шутка ли, завод петровских времен! Да в Карелии нет второго такого памятника. И вот во что оно превратилось после того, как перешло в частные руки.

Ефимова-Романова и еще несколько активистов натаивают на том, чтобы государство забрало памятник у Юрия Михалева и взяло на себя бремя заботы о нем. Ведь через Кончезеро проходят туристические маршруты, и бывший завод может стать достойной частью туристической индустрии республики.

— Действительно, очень обидно, — говорит директор Национального музея Карелии Михаил Гольденберг. — Такой мог бы быть привлекательный объект. Карелия могла оказаться, что называется, в тренде. Сегодня подобные явления называются творческой индустрией. Это когда берется какое-то старое индустриальное пространство и превращается в пространство культурное. Знаете, наверное, такие места в Москве как «Гараж» или «Винзавод». В Финляндии тоже есть прекрасный опыт: Оутокумпу — шахта горного тролля. Экскурсантам выдают свитеры, спускают в настоящую шахту, там сидят рабочие — потрясающая атмосфера.

Михаил Леонидович вспомнил также знаменитый на всю Россию музей в Коломне, где практически на ровном месте энтузиаст Дмитрий Ойнас создал блестящий историко-культурный центр. Яблочная пастила, калачи, винный отдел гастронома «Огонек», где в свое время Венечка Ерофеев работал грузчиком. Всего 12 лет назад в Коломну заезжало от силы 30 тысяч туристов в год. Сейчас туристический поток увеличился до полутора миллионов.

— Там самое настоящее паломничество, — говорит Гольденберг. — Об этой пастиле 100 лет никто не вспоминал. Но вот вспомнили и выстроили вокруг нее целую историю. Берется кусочек контента и капитализируется. А мы даже никак не можем по-настоящему использовать нашего Петра. Он четыре раза к нам приезжал, минимум 90 дней у нас провел, шестнадцать Петровских заводов в Олонецкой губернии было. И ничего. В Карловых Варах или в Голландии вокруг его фигуры выстраивают прибыльные туристические объекты, а у нас один памятник установили — и всё. Проблема в том, что у государства на такие вещи нет ни денег, ни фантазии. Нужна личность. Люди с идеями и возможностями. А такие в условиях Карелии пока нашлись лишь однажды и сделали совершенно прекрасный парк в Рускеале.

Денег нет, но вы...

Но что же все-таки делать с гибнущем зданием старинного завода? Как спасти его? С этим вопросом мы обратились к начальнице управления по охране объектов культурного наследия РК Юлии Алиповой.

— Сейчас здание принадлежит частному предпринимателю Юрию Михалеву, — сказала Юлия Борисовна. — Есть судебное решение о принуждении его к сохранению культурного памятника в достойном состоянии. Однако Михалев судебное решение не исполняет, и наше управление сейчас прорабатывает вопрос об изъятии у него этого объекта.

Мы, естественно, поинтересовались: а что будет после изъятия? Хватит ли в республиканской казне средств на то, чтобы реставрировать и содержать старинное здание? На это Юлия Борисовна ответила, что средств, конечно, не хватит, но они ищут инвестора. Пока, правда, найти никого не удается.

Вот такая патовая ситуация. У всех на глазах разрушается редчайший объект культурного наследия, владелец объекта даже не пытается его спасти, государство хочет забрать памятник себе, но денег на его содержание не имеет. И что делать? Мы обратились к самому Юрию Михалеву, чтобы узнать, почему он, собственно, не выполняет взятых на себя обязательств по содержанию исторического здания.

Дело в том, что у меня нет права на землю, — объяснил Михалев. — А без этого я не могу не то, что сохранять памятник, а даже составить проект по его сохранению. Есть строгие правила. Я дотрагиваться до него без проекта не могу. А для того, чтобы составить такой проект, нужно иметь право распоряжаться землей под этим объектом.

Но как такое может быть? Почему у человека есть здание, но нет земли? Как его могли обязать содержать памятник культуры, не дав возможности этого делать?

— В этом всё и дело, — говорит Михалев. — В 2005 году я купил ряд сооружений, принадлежащих бывшему Кончезерскому совхозу. Я был уверен, что, согласно Земельному кодексу, ко мне должны будут перейти и земли, относящиеся к этим сооружениям. В том же объеме, в каком они принадлежали предыдущему владельцу. Это 35-я статья, я не понимаю, как ее можно трактовать иначе. Но мне эту землю не дали.

Юрий рассказал, что сначала планировал организовать на этих землях реабилитационный центр для детей-инвалидов, потом животноводческое хозяйство (шведская компания была готова вложить в производство 670 миллионов), затем завод по разведению мальков. Но отсутствие земли связывало ему руки. Что до здания завода, то он несколько раз вставлял стекла в окна, но их регулярно разбивали. Он заколачивал их досками, но доски выламывали. Он начал крыть крышу шифером, но ему запретили это делать, так как у него не оформлены земельно-правовые отношения.

— Я в мечтах представлял, что, например, сделаю в помещении старого завода ресторан, — говорит Михалев. — Там стены 8 метров высотой. Перед одной из них можно было сделать огромный аквариум с местной озерной рыбой. Люди бы показывали, какую рыбу они хотят, и прямо на их глазах им бы вылавливали их заказ. Но об этом нет и речи. Мне даже кровлю залатать нельзя.

Сейчас Михалев пытается через суд получить землю и уверяет, что, если победит, то обязательно спасет гибнущий памятник. Ну а если проиграет, то управление по охране объектов культурного наследия этот памятник у него отберет. Отберет, но охранять его тоже не будет ввиду отсутствия денег.

Вот такой тупик. С каждым днем старый завод разрушается всё больше. Каждый день мы теряем часть нашей истории. Кажется, что какие-то ужасные враги забрасывают нас бомбами. Но это не враги. Мы все делаем сами. Сами своими руками уничтожаем свое прошлое. Прикрывая обломки памяти парадной табличкой «Охраняется государством».

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram