Главная тема

В Петрозаводске отобранные у матери дети продолжают находиться в детдоме, несмотря на выявленные прокуратурой нарушения

Лариса Винярская

В середине февраля мы рассказали о детях, которых органы опеки временно изъяли из приемной семьи и отправили в детский дом. Одиннадцатилетних близнецов — брата и сестру. Поводом для столь жесткой меры послужил синяк на руке у мальчика. В конце декабря учителя 23-го интерната раздели ребенка, сфотографировали и доложили о синяке в полицию. А чиновники из органов опеки, не разбираясь, сразу после новогодних праздников забрали обоих ребят из дома и отвезли в центр помощи детям «Надежда». Прошло уже больше трех месяцев, но ничего в этой ситуации не изменилось. Дети по-прежнему находятся в детдоме.

Напомним, как всё было. Пять лет назад Лариса Винярская взяла из приюта двух шестилетних близнецов. У Ларисы свой дом с двориком и детскими комнатами. Дети сразу стали называть ее мамой. Девочку отдали в финно-угорскую школу, мальчика – в 23-й интернат. У него проблемы с умственным развитием и очень плохое зрение. За все эти годы к Винярской со стороны органов опеки не было ни одной претензии. Но перед самым Новым годом на уроке физкультуры учительница заметила у мальчика синяк на руке.

Педагоги раздели его, сфотографировали и расспросили. Затем они вызвали Ларису и сообщили, что мальчик обвинил ее в избиении. Мол, она однажды ударила его по рукам. Слов одиннадцатилетнего ребенка с особенностями умственного развития директору 23-го интерната Ольге Федоровой оказалось достаточно для того, чтобы направить заявление в полицию и подключить органы опеки.

Представители опеки не стали вникать в детали, не потрудились поговорить с сестрой, не ознакомились с условиями жизни детей, а просто отобрали их у приемной матери, лишили семьи и перевезли в детский дом. При том что эти дети уже переживали подобное несчастье. Однажды их уже усыновляли и потом сдали обратно в приют. Такие случаи оставляют страшные травмы в детской психике, но петрозаводским опекунам, похоже, нет до этого дела. На нашу просьбу как-то прокомментировать свои действия служба опеки ответила отказом, перенаправив нас в пресс-службу мэрии. Отказалась общаться и директор 23-го интерната, переложив ответственность на министерство. То есть люди, которые непосредственно калечили жизнь детей, отвечать за свои поступки не захотели.

Между тем прокуратура города установила, что органы опеки должным образом не осуществляли свои обязанности по курированию этой семьи. По закону, представители данного ведомства должны минимум раз в полгода навещать детей и проверять условия их жизни. Но за 5 лет акты «обследования жилищно-бытовых условий лица, находящегося под опекой» составлялись лишь дважды. Прокуратура вынесла главе Петрозаводска представление об устранении выявленных нарушений законодательства.

Кроме того, прокуратура установила, что педагогами 23-го интерната были допущены нарушения при осмотре мальчика. Директору также вынесено предписание исправить это нарушение. Трудно понять, как можно исправить то, что  исправить нельзя. Мальчика уже раздели и сфотографировали. Расфотографировать его уже невозможно. Органы опеки 4 года не исполняли свои обязанности, и вернуться в прошлое, чтобы их исполнить, они не смогут. Так как же глава города и директор школы «устранили выявленные нарушения»? Объявили выговор исполнителям? Уволили их? Вернули детей домой? Пообещали не повторять ошибок в будущем? Мы обратились в пресс-службу мэрии, чтобы узнать ответы на эти вопросы. И вот какой ответ мы получили.

По ведению личного дела, отраженному в представлении прокуратуры, проводится служебная проверка.
Гражданку временно отстранили от опекунства на время проверки, которую проводит подразделение по делам несовершеннолетних УМВД. До завершения проверки и принятия решения следственными органами Администрация комментировать ситуацию не считает возможным
.

Безымянный ответ неизвестного чиновника. Дети больше трех месяцев лишены дома, семьи и уюта. Девочка каждый день звонит матери, плачет и спрашивает, когда та заберет ее обратно. Но петрозаводским чиновникам всё равно. Полиция разберется. А полиции в таком деле спешить некуда. Это же не перепост о митинге. В этом нет угрозы для тех, кто платит полицейским зарплату. Никто из начальства не торопит. Неделей меньше, неделей больше. По словам уполномоченного по правам ребенка Геннадия Сараева, уже когда это «сложное» дело, наконец, было закончено, полицейский лично отнес документы в суд и там узнал, что суды принимают документы только по почте. В конце концов, документы отправили. Теперь, наконец, они дошли до суда. Но день рассмотрения еще не назначен. Суду так-то тоже спешить некуда.

И, главное, всё это под предлогом отчаянной заботы о детях. Детей нельзя вовлекать в протесты, фотографии детей нельзя публиковать в газетах, детей нужно оберегать от пропаганды гомосексуализма и от нецензурной брани. Но их легко можно, не разбираясь, вырывать из семей и упекать в детские дома. А потом умыть руки, перевалив всё на полицию и суд. Никому никуда не спешить и не отвечать на вопросы. Действительно, какая разница? Это же не их дети. А так, какие-то…

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram