Главная тема

Вдова ликвидатора чернобыльской аварии осталась одна в доме-развалюхе на окраине Петрозаводска

Фото здесь и далее: Мария Смирнова (Губерния Daily)

Возможно, вы откроете эту статью с некоторой долей раздражения, мол, очередная история об аварийном жилье, сколько можно-то?! В рассказе пенсионерки Нины Харитоновой, недавно потерявшей мужа-чернобыльца, нет почти ничего, о чем бы вы не слышали раньше. Вопрос расселения аварийного жилья в Карелии остается крайне болезненным. И на этот раз мы не будем показывать вам стопки документов, скрупулезно собранные пенсионеркой (но они в распоряжении редакции есть), а просто покажем весь тот ужас, в который на старости лет может попасть каждый из нас.

Медали и плесень

Муж Нины Александровны Харитоновой, Александр Борисович, был ликвидатором чернобыльской аварии. Помимо трех медалей, государство выдало ему сертификат на покупку жилья. Хватило только на квартиру в полублагоустроенном доме, в котором он и поселился вместе с женой и двумя детьми в 2007 году. Дети выросли, а дом в 2013 году признали аварийным и пообещали расселить. Прошло 7 лет — в доме осталась лишь одна обитаемая квартира, где сейчас прописана Нина Александровна. 

Александр Борисович в молодости / Медали и удостоверение

Нина Харитонова — инвалид, болеет диабетом, сейчас у нее проблемы со зрением. Она долгое время была председателем в общественной организации инвалидов железнодорожного транспорта, помогала людям, организовывала их досуг. 

О муже вспоминает сквозь слезы. Вместе они прожили 47 лет. 

Мы ждали квартиру вдвоем, но муж не дождался. Я сейчас много ною, простите. Сильно плачется, ничего не могу поделать. И зрение из-за диабета потеряла, вот жду операцию на второй глаз. Все изменилось во мне после смерти мужа, мне теперь как будто всё равно. Ради детей и внуков только и живу (у Нины Александровны двое сыновей и четверо внуков — прим. ред.). Просто не могу привыкнуть к мысли, что его больше нет. Вы знаете, он ведь даже помогал мне деньгами на мероприятия, когда я общественной деятельностью занималась. Был иногда нашим спонсором. Говорил: «Нина, вот тебе пять тысяч, организуй им чаепитие». 

Нина Александровна рассказывает о муже в своей квартире. Обратите внимание на плесень на стенах

Александр Борисович заболел и умер в прошлом году, как рассказывает Нина Александровна, — взорвалась поджелудочная железа. 

Болел он, так как работал ликвидатором. Была у него эта беда, чернобыльская, радиация. Взорвалась поджелудочная железа. А так в 2000 году удалили почку и поставили диагноз «онкология». Он еще долго прожил после этого. Он и солдатом был, служил на Северном Кавказе. Мне еще кто-то сказал, что он специально поехал в Чернобыль, да только не принимали такие решения они — послали и поехал. 26 апреля каждый год мы вместе ходили на митинг, с каждым годом я наблюдала, как на митинг приходит всё меньше и меньше чернобыльцев. Знаете памятник у второй поликлиники «По ком звонит колокол»? Я хожу туда в последнее время и говорю: «Колокол звонит по Харитонову Александру Борисовичу». Цветочки положу и плачу.

Четыре года назад Харитоновых поздравляли в местном ЗАГСе — вручили медаль Петра и Февронии за то, что они 43 года прожили в браке.

 Прожить столько лет вместе... Сами понимаете, всё было — и хорошее, и плохое. Я последнее время вредная была по отношению к мужу, до сих пор себя виню. А сейчас просто благодарна своим родственникам, что они меня не бросили и я всё еще живу. Очень хочется жить... (здесь Нина Александровна начинает плакать). Жить в достойных условиях. Я просто... (плачет). Я просто хочу дожить свою жизнь в тепле и комфорте. Я всю жизнь проработала в этом городе, вырастила детей. Не заслужила? 

Условия жизни на улице Макарова

Дом № 17 на улице Макарова — это самая окраина Петрозаводска. Рядом с домом на отшибе только кладбище и кирпичный завод. К нему даже дороги не чистят.

Условия жизни в этом доме действительно ужасные. Воды нет почти уже месяц из-за холодов: 17 февраля она пропала, а коммунальные службы бездействуют. Приходится носить с колонки. При этом квитанции за воду регулярно присылают. Дров нет, сыновья Нины Александровны потихоньку разбирают соседний подъезд. Вместо туалета — выгребная яма. Фундамент разваливается под малейшим натиском, бетонный пол разваливается. На стенах — плесень. Остальные квартиры заброшены. В подъездах и квартирах стоит тошнотворный запах.

Рядом с домом небольшое сооружение, где живет бездомный со своей собакой. Как рассказывает нам сын Нины Александровны, летом сюда часто приходят лица без определенного места жительства, дверь в целях безопасности изнутри прикручена шурупами. Летом ситуация получше, но зимой здесь жить инвалиду попросту невозможно. Поэтому сын пенсионерки переселил ее на зиму к себе в квартиру, а сам с супругой выживает здесь.

Почему квартиру Нины Александровны до сих пор не расселили? 

Так, конечно, было не всегда. Когда квартиру семья Харитоновых покупала, всё выглядело вполне прилично, в доме был сделан косметический ремонт. Но постепенно дом начал разваливаться.

Жилье признали аварийным еще в 2013 году и, судя по бумагам, должны расселить до конца 2021 года. Но все остальные жильцы дома уже разъехались. Кто-то согласился на жилье в маневренном фонде, кто-то уже получил квартиру, кому-то удалось добиться жилья через суд, а кто-то просто снимает квартиру. Семья Харитоновых на маневренный фонд не соглашалась, потому что им хотели дать одну комнату в общежитии, а условия там были еще хуже.

С мэрией Нина Харитонова общается постоянно, но точной даты переезда никто назвать не может. Да, конец 2021 года еще не наступил, но пенсионерка переживает, что и в этом году заветные ключи от новой квартиры она не получит. Ее беспокойство можно понять.

Осенью, когда я звонила в мэрию, то спрашивала, покупать ли дрова. Нет, говорит, не покупайте, вас скоро расселят. Но так нас и не расселили. Кормят «завтраками», нет ничего определенного. Мы, конечно, можем взять деньгами, но на эту сумму никакого приличного жилья не купим. Надеемся, что все-таки квартиру дадут. Суд? Да мы люди неграмотные, что мы там докажем?

В администрации Петрозаводска нам сообщили, что о проблеме пенсионерки осведомлены. Подходящих вариантов на рынке вторичного жилья нет, а новое жилье еще в процессе строительства. До конца 2021 года в мэрии обещают квартиру Нины Александровны расселить. Вопрос «Куда именно?» пока остается открытым. 

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram