Главная тема

«Женщин много, а мать одна!»: 73-летняя пенсионерка уверяет, что сын выселил ее из дома в карельском поселке

Фото: Сергей Чернов

Вере Васильевне Лариевой из поселка Импилахти — 73 года. По ее словам, сын Александр выгнал ее из собственного дома и теперь сдает его туристам. Сын, в свою очередь, утверждает, что дом он построил на свои деньги и имеет на него полное право (хоть по документам всё оформлено на Веру Васильевну). Мы попробовали разобраться в этой семейной драме.

— Мне так больно и обидно, я поверить не могу, что это происходит со мной, — так начинает нашу беседу Вера Васильевна, сразу расплакавшись.

В доме пенсионерка живет с августа 2012 года. Другого жилья у нее нет. Ее единственный 50-летний сын приезжал и навещал ее, но постоянно там не жил. В мае 2021 года Александр вернулся из Санкт-Петербурга в Импилахти. С собой привез невесту, Евгению. Они сказали, что хотят строить второй дом на семейном участке. Женщину сына Вера Валерьевна охарактеризовала как бизнесменшу.

— Сразу начались конфликты, стала вещи мои вытаскивать за порог, не нравится — вынесет. Кастрюлю, самовар вынесла. Ставила вещи у порога.

Конфликт быстро дошел до предела. По словам Веры Васильевны, в конце лета 2021 года ее из дома прогнали. Она пыталась вернуться: 10 и 20 сентября и говорит, что сын поднял на нее руку (факты телесных повреждений зафиксированы при оказании медицинской помощи — прим. авт.). На мировую не шел.

— Я ему говорю: «Саша, ты прости меня, если что не так. Кого ты бьешь? Женщин много, а мать одна». До этого он всегда приезжал, помогал мне. Как будто это теперь не мой сын, — рассказывает женщина.

Из заключения судебно-медицинского эксперта Дюкова-Франци А.Н.: У Лариевой В.В. при осмотре экспертом установлены повреждения в виде кровоподтека на нижнем веке правого глаза и кровоподтеков на левой голени с постравматическим отеком мягких тканей голени. Вышеуказанные повреждения образовались по механизму тупой травмы в течение 1-2 суток к моменту осмотра экспертом.

По документам и земля, и дом — всё оформлено на Веру Васильевну. На Александра ничего не записано, у него своя однокомнатная квартира в Санкт-Петербурге.

Вера Васильевна утверждает, что ее дом сейчас используется в коммерческих целях — сдается туристам. Домой ее не пускают. На зиму пенсионерку приютил односельчанин, но к лету она должна освободить помещение. Женщина смогла забрать часть личных вещей, остальные, по ее словам, сын выбросил или сжег.

— К лету мне надо освободить квартиру. Поговорить с ним и помириться не получается. Пришлось обратиться в суд. Дикость такая, с сыном судиться! Он никак мне не помогает, хотя и сдает мой дом. Ни копейки не дал за это время. У меня пенсия 13 тысяч, а он мне: «Попроси у Путина».

Вот как живет Вера Васильевна сейчас:

Вере Васильевне не к кому обратиться за помощью. Она воспитывала ребенка одна, отец Александра умер, когда ребенку было 8 месяцев. Родственники живут далеко, в Тюмени.

Полиция не реагирует на обращения. Вызывала пенсионерка ее трижды, но состава преступления не увидели.

— Приезжал участковый из Питкяранты, такой среднего возраста. Говорит: «Не вижу состава преступления. Если что произойдет, то и приеду». Бога благодарю, что сердце еще этот ужас выносит, — говорит Вера Валерьевна.

Цитата из отчета участкового Потеева

Александр Лариев утверждает, что никакого насилия с его стороны не было и что мать ведет себя неадекватно, оскорбляет его супругу и его самого. Сначала мужчина совсем не хотел обсуждать ситуацию, мол, это личное. Однако потом дал весьма эмоциональный комментарий.

— Она тут с топором бегала, через окна летала. В землю мордой падала. У меня свидетели есть. Надо нормально вести себя. Напьется водки и ходит тут. Мою супругу оскорбляет. Дом построил я на свои деньги и всё в нем купил тоже я. Он принадлежит мне по праву, хотя на меня и не оформлен. Что буду делать? Она мне его перепишет.

Вера Васильевна утверждает, что всё это оговор. Что с топором она не бегала и неадекватно себя не вела. И что проблемы с алкоголем как раз у сына. Убедиться в правдивости заявлений сторон не представляется возможным.

Александр говорит, что дом туристам он не сдает, однако на сайте бесплатных объявлений этот дом все-таки выставлен. По запросу «Башни Андре в Карелии» выдается много ссылок с предложением снять дом в аренду.

Александр в беседе с корреспондентом Daily уточнил, что он снял для матери дом в поселке, но она отказалась в нем жить.

— Мне всё равно, где она живет, но на улицу ее никто не выгонял. К осени, если всё хорошо будет, куплю ей квартиру. Жить с ней я не могу. Но мы выделили ей комнату в доме, она сама не захотела там жить. Помогаю ли я ей финансово? Нет, ни в коем случае. И не собираюсь, после этой ситуации. В газету она, *****, звонит, — возмутился Александр.

Вера Васильевна отметила, что в доме, который снял сын, она действительно пожила, но всего два дня, так как условия там были ужасные.

— Сарая для дров нет, туалет проваливался, печка текла. Жить там было невозможно. Я два дня помучилась и пошла искать другое жилье.

Несмотря на запутанность ситуации (да и редакция — ни в коем случае не суд), есть очевидный факт: женщине пришлось покинуть дом, который принадлежит ей по документам. Вера Васильевна обратилась к адвокату Сергею Чернову.  В марте Александру Лариеву было направлено письменное требование об освобождении жилого дома в течение 5 дней. Он этого не сделал. 

Фрагмент искового заявления

Сейчас адвокат Чернов направил судебный иск в Питкярантский городской суд. Он также составил жалобу в прокуратуру на бездействие органов полиции. Там отреагировали и признали неверным вынесенное решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Мы будем следить за развитием ситуации. 

Срочные новости в нашем Telegram