Статьи

Галина Ширшина рассказала суду, почему администрация отказывалась признавать себя потерпевшей стороной в деле по «Петропиту»

В суде по делу «Петропита» выступила экс-глава города Галина Ширшина. Накануне ее допроса звучали сомнения относительно того, что она может рассказать по делу: в то время, когда совершалось «преступление», она и главой города-то не была. Но, как выяснилось, именно ее показания и имеют принципиальное значение для дела. В те годы, когда Александра Корнилова брала бывшее здание комбината школьного питания в аренду, а Анастасия Кравчук его покупала, Галина Игоревна по совместительству (основное место работы было в КГПА) была директором двух фирм сети «Ленторг» и курировала всю работу с персоналом торгового дома.

Напомним, что на скамье подсудимых — Ольга Залецкая, бывший директор «Петропита», а ныне депутат ЗС РК от партии «Яблоко», Александра Корнилова, экс-директор сети «Ленторг», принадлежащей лидеру карельских «яблочников» Василию Попову, и супруга политика – Анастасия Кравчук. Их обвиняют в мошенничестве. По версии следствия, несколько лет назад подсудимые приобрели бывшее здание комбината школьного питания, принадлежавшее муниципальному предприятию «Петропит» по заниженной цене, для чего несколькими годами ранее заключили фиктивный договор на его аренду.

Галина Ширшина подтвердила, что Александра Корнилова отвечала за всю текущую работу предприятия, но стратегические вопросы (к которым относится и покупка зданий) решал сам владелец бизнеса – известный карельский политик Василий Попов.

Свидетель прекрасно помнит, как Александре Юрьевне поступило предложение об аренде здания на улице Калинина.

— Тогда у «Ленторга» было несколько складов, разбросанных по городу. Работать было неудобно. Я это знаю, так как мне приходилось заниматься подбором грузчиков, кладовщиков. Такое количество складов требовало больших усилий по организации деятельности. Поэтому когда поступило предложение, Корнилова обсудила его с коллегами, — рассказала Галина Игоревна. — Насколько я помню, шли переговоры, и сначала она отказалась, но потом условия, предложенные арендодателем, ее устроили.

Василий Попов, по словам Галины Ширшиной, в этом процессе участия не принимал: аренда помещений для торговой сети – это сфера деятельности исключительно исполнительного директора, в которую он никогда не вмешивался.

В суде был затронут и вопрос интереса предприятия «Ленобщепит» к зданию на Калинина. Напомним, что, по версии следствия, здание бывшего комбината школьного питания понадобилось Василию Попову именно для этой организации, которая, как известно, в то время кормила часть школ города.

— Производственные площадки у «Ленобщепита» именно в школах. Это позволяет создавать качественное питание и конкурировать с другими организациями общепита по цене, — опровергла это утверждение свидетель. —  Качество питания – это важнейшая цель для «Ленобщепита». Поэтому представить себе, чтобы Чехонина (на тот момент директор «Ленобщепита» — прим. авт.) отказалась от этой системы работы и стала производить питание удаленно, я не могу.

К тому же, отметила Галина Игоревна, предприятие кормило далеко не все школы города, поэтому аренда здания комбината школьного питания «Ленобщепиту» (которому еще до того, как сдать помещение «Ленторгу», внешний управляющий «Петропита» Александр Осин тоже предлагал заключить договор аренды) была элементарно невыгодна. Об этом же на суде говорили и заведующие производств школ: о том, что такой поступок мог бы потопить предприятие. Если к этим рассказам применить логику следствия, то получается, что Попов разработал сложнейшую схему завладения зданием и несколько лет ее реализовывал для того, чтобы по итогу рухнул один из его успешных бизнесов.

Сама идея следователя относительно того, что Попов арендовал здание с помощью ТД «Ленторг» для «Ленобщепита», не выдерживает никакой критики. Если преступление, с точки зрения следствия, состоит в том, что Александра Корнилова фиктивно взяла здание в аренду (не намереваясь его использовать) исключительно для того, чтобы впоследствии бизнесмен смог выкупить его по заниженной цене для нужд «Ленобщепита», то почему он тогда сразу не арендовал это здание для предприятия, которое занималось школьным питанием, и не начал его использовать еще во время аренды? Тогда бы сейчас и речи не шло ни о каком фиктивном договоре, а значит, и об уголовном преследовании. А так получается, что он несколько лет оплачивал аренду, охрану и коммунальные платежи огромного помещения, не используя его, лишь для того, чтобы впоследствии у правоохранителей была возможность возбудить в отношении него уголовное дело, — абсурд, не укладывающийся в голове.

Галина Игоревна подтвердила (до нее об этом говорили огромное количество свидетелей) в суде и тот факт, что Александра Корнилова, которая якобы состояла в преступной группе для того, чтобы помочь Попову завладеть зданием бывшего комбината школьного питания, действительно была категорически против покупки этой рухляди.

—  Корнилова понимала, что здание не стоит тех денег, за которые оно продается, — пояснила Галина Игоревна. — Его состояние требовало огромных вложений, а с деньгами была напряженка, у предприятия были  десятки миллионов кредитных денег, которые надо было возвращать. И, конечно, она была против покупки.

Сама Александра Корнилова во время допроса в суде сказала, что известие о продаже здания для нее вообще стало шоком: Осин обещал, что здание продаваться не будет. В противном случае она бы не согласилась на аренду этого помещения и не начала бы вкладывать в него деньги. Кстати, о деньгах. В здание, которое, по мнению следствия, простаивало в ожидании своего выкупа, подсудимая вложила миллионы. Десятки свидетелей подтвердили в суде, что она его и ремонтировала и активно эксплуатировала.

— Корнилова была уверена, что на это «добро» никто не позарится, и в связи с этим отговаривала Попова участвовать в аукционе на покупку здания, — вспоминает Галина Ширшина.

Но Василий Анатольевич был непреклонен (к тому моменту «Ленторг» активно использовал арендуемое помещение под склад, и на нем были завязаны крупные поставки товара, а смена собственника наверняка привела бы к расторжению договора аренды). Правда, говорит свидетель, бизнесмен тогда уточнил, что участие в аукционе примет, но торговаться не станет: если здание будет продаваться по начальной цене, то купит, если нет, то нет.

Торговаться оказалось и не с кем. Корнилова была права: больше никто этим зданием не заинтересовался. Анастасия Кравчук (именно на нее было решено в случае покупки записать объект) стала единственным участником аукциона.

Напомним, что помимо мошенничества с покупкой здания подсудимым вменяют еще и приобретение земли под ним по заниженной стоимости. Администрация города (тогда еще главой Петрозаводска был Николай Левин) по ошибке (то, что это была ошибка именно чиновников, они сами же и подтвердили в суде – не тот закон применили) продала Анастасии Кравчук землю под бывшим зданием комбината школьного питания за 15 процентов от его кадастровой стоимости. О том, что цена должна была быть другой, выяснили как раз сотрудники администрации, которой руководила Галина Ширшина (к тому моменту ее уже избрали мэром города).

— При подготовке какого-то отчета они обнаружили ошибку: земельные участки четырем или пяти собственникам зданий были проданы по льготной цене, а это было неправильно, так как земля муниципальная, — пояснила свидетель. — Среди этих собственников зданий была и Кравчук. Я поручила провести служебную проверку, взять объяснительные с работников и подготовить мне предложения.

Предложений оказалось немного. Решено было обратиться к собственникам с просьбой отменить сделку.

— Отмена этих сделок для города была выгодна, — говорит Галина Ширшина. — Это означало бы, что либо арендные платежи будут поступать, либо выкуп будет произведен по большей цене. Те, кто действовали от имени Кравчук, были единственными, кто согласился отказаться от участка.

— Видимо, Анастасия Кравчук так поступила из личного хорошего отношения ко мне, — предположила свидетель.

Остальные собственники идти навстречу администрации отказались, и впоследствии выиграли все суды по этому поводу.  Кравчук тоже осталась собственником земли по выгодной для нее цене, но только благодаря следователю Александру Брюханову, который не допустил расторжения сделки, арестовав земельный участок под бывшим зданием комбината школьного питания.

—    Таким образом, город потерял деньги, — констатировала Галина Игоревна.

Пока Галина Ширшина была главой Петрозаводского городского округа, администрация города отказывалась признавать себя потерпевшей стороной в деле по «Петропиту».

— Причин для отказа было три: суть  вмененных обвиняемым действий, противоречия в предъявляемом обвинении и бездоказательность предъявленного обвинения, — пояснила свидетель. — В соответствии с выдвинутым обвинением Попов, Корнилова и Кравчук осуществили обычные, законные, постоянно осуществляемые поступки: сначала взяли здание в аренду, а потом приняли участие в открытом аукционе, когда здание было выставлено на продажу. Кравчук оказалась единственным участником и купила помещение по начальной цене.

В связи со всем вышеперечисленным, вспоминает Ширшина, ее интересовали три момента. Первый: как часто арендаторы муниципальных помещений принимают участие в открытых аукционах? Оказалось, что практически всегда, потому что они завязаны на это помещение и боятся потерять его в связи с появлением частного собственника. Второй: бывали ли ранее факты того, что на открытый аукцион заявлялись только арендаторы или аффилированные к ним лица и помещение уходило по начальной цене? Оказалось, что очень часто. Ну и третий: гарантирует ли наличие договора аренды на помещение отсутствие других участников? Выяснилось, что не гарантирует. Очень часто арендаторы проигрывают аукцион другим участникам.

— Могу предъявить данные со всеми сделками с имуществом администрации с 2007 по 2013 год: 180 аукционов, 660 участников, в 25 процентах случаев аукционы были выиграны арендаторами, в остальных — иными лицами, — сообщила суду свидетель.

Галина Игоревна рассказала суду, почему юристы, знакомившиеся с материалами уголовного дела, рекомендовали ей не признавать администрацию потерпевшей стороной. В частности, они обнаружили, что часть пунктов обвинения ничего не говорит о преступлении и носит нейтральный характер. Кроме того, в деле явные проблемы с хронологией. Например, согласно обвинительному заключению, «ОПГ» из Кравчук, Залецкой, Корниловой и Попова приняла решение о покупке здания примерно за два года до того, как было принято решение о его продаже. Не подтверждена материалами дела, с точки зрения специалистов мэрии, была и фиктивность аренды здания, и утверждение о том, что Залецкую на должность директора «Петропита» устроил Попов (якобы для того, чтобы впоследствии она помогла ему реализовать «преступный» план), и предположение, что Кравчук должна была «вербовать» Залецкую (но почему-то не стала этого делать), и много чего еще. Надо сказать, что в течение судебного процесса эти факты, с нашей точки зрения, также не нашли своего подтверждения.

Мы продолжаем следить за развитием событий. Всю информацию по уголовному делу «Петропита» можно найти в группе https://vk.com/club116938395

Коротко о главном в нашем Telegram