Республика

Как Олонецкому комбинату не дали покорить Питер: важная история об отношении карельских властей к бизнесу

Фото: «Губерниiя Daily»

Недавно Артур Парфенчиков предложил Галине Ширшиной обсудить планы Олонецкого молочного комбината по развитию сельского хозяйства на территории Олонецкой равнины. Перед предстоящей встречей главы Карелии с председателем совета директоров «Олонии» редакция Daily хотела бы вспомнить проекты ОМК, которые так и не были реализованы из-за отсутствия поддержки, а то и прямого противодействия карельских властей. Нам также хотелось бы верить, что такое отношение к одному из ведущих молочных комбинатов республики рано или поздно изменится в лучшую сторону.

Главный проект Олонецкого молочного комбината, который пока пришлось отложить на неопределенное будущее, — это реконструкция предприятия. Нет, речь не о том, что на ОМК устаревшее или изношенное оборудование — наоборот, оно вполне современно и было установлено совсем недавно. Речь о том, что из-за нехватки площадей комбинат не может установить дополнительные производственные линии, увеличить объемы производства и начать выпуск новых видов продукции.

Сделав всё это, ОМК смог бы за счет собственной торговой сети «Олония» снизить цены на молочные изделия в Карелии и поднять зарплаты сотрудникам. А главное — он начал бы активно осваивать новые рынки сбыта в Санкт-Петербурге и Ленобласти. За счет рационального и эффективного менеджмента, современного оборудования, сокращения издержек и продвижения собственной торговой сети ОМК не просто бы продвинулся в соседний регион, но устроил бы настоящую экспансию в Северной столице, как это сделал за последние три-четыре года в Петрозаводске и районах Карелии.

Экономический эффект от выхода на молочный рынок Петербурга трудно себе даже представить — он затронул бы не только Олонецкий комбинат, но и всю республику. Ведь сейчас продовольственный рынок Карелии почти полностью контролируют крупные федеральные сети. Они привозят сделанные в других регионах товары, получают с населения деньги и вывозят их из республики. В саму Карелию, в новые производства и технологии, если не считать очередных сетевых магазинов, ничего не вкладывается.

Выход ОМК на новые рынки позволил бы Карелии вырваться из этого состояния стагнации. Деньги, полученные от продажи «молочки» в Питере, осели бы не в Москве, Краснодаре и т.д., а вернулись бы в республику новыми вложениями — в дальнейшее расширение производства и в собственные молочные фермы. Можно без преувеличения сказать, что в сельскохозяйственных районах Карелии пришлось бы искать свободные земли под новые хозяйства, которые занялись бы молочным животноводством.

Увереннее и стабильнее себя бы почувствовали и другие переработчики молока в Карелии. Поскольку ОМК переориентировался бы в значительной степени на Санкт-Петербург и Ленобласть, «Славмо» и Медвежьегорский молокозавод смогли бы больше продавать своей продукции в Карелии и расширили присутствие в Мурманской области. Экономический рост сразу трех предприятий дал бы жителям республики веру в то, что на селе можно не просто иметь работу, но и получать достойную зарплату, не перебиваясь чем придется от случая к случаю.

Чтобы все эти планы сбылись, а Олонецкий комбинат стал локомотивом молочной отрасли, ему, повторимся, нужно было выполнить сложную, но посильную задачу — реконструировать здания, где находится его производство, чтобы увеличить производственные площади. Однако вся проблема состоит в том, что эти здания не принадлежат ОМК и последние 16 лет находятся у него в аренде. Не став их собственником, комбинат не может вложиться в масштабную перестройку и реконструкцию — как никто не будет вкладываться в ремонт и покупать новую мебель в съемной квартире, откуда завтра, через месяц или год его могут попросить на выход. Тем более что в случае с ОМК любые переделки в арендованных зданиях еще нужно согласовывать с собственником — правительством Карелии и его многочисленными ведомствами. И дадут ли они свое разрешение — еще никому не известно.

Фото: Сергей Руппиев / vk.com

Поэтому последние лет семь прошли для Олонецкого молочного комбината в неоднократных попытках стать хозяином стен, в которых он работает уже два десятилетия. И надо сказать, что это было не просто субъективное желание руководства и менеджмента купить недвижимость: ОМК как многолетний арендатор по закону имел преимущественное право на выкуп этой собственности.

Впервые сделать это ОМК попытался еще тогда, когда Карелию возглавлял Александр Худилайнен. Однако столкнулся с упорным сопротивлением правительства республики, которое ни в коем случае не хотело, чтоб комбинат стал владельцем нескольких кирпичных построек. Чтобы этого не случилось, эти здания даже включили в уставный капитал Фонда госимущества Карелии, что дало повод для формальных отказов — мол, без этой собственности фонд развалится.

Казалось, здравый смысл возобладал в 2017 году после отставки Худилайнена и возвращения в Карелию Артура Парфенчикова. Однако начавшиеся переговоры между ОМК и республиканскими чиновниками были вскоре без объяснений свернуты. В течение последующих двух лет директор ОМК Галина Ширшина неоднократно пыталась добиться встречи с Артуром Парфенчиковым, чтобы обсудить с ним тему покупки зданий. Согласие на такую встречу губернатор дал только в 2019 году, обставив ее множеством условий — прежде всего, потребовав бизнес-план развития комбината на ближайшие годы.

Галина Ширшина и Артур Парфенчиков на встрече с предпринимателями Олонецкого района, где губернатор предложил ОМК подготовить бизнес-план. Фото: Фото: «Губерниiя Daily»

В короткий срок ОМК подготовил все, что от него требовалось, заручился поддержкой банка «Возрождение» на кредит в 100 миллионов рублей и готов был к переговорам с губернатором. Но они так и не состоялись. После того как глава Минимущества Карелии Сергей Щебекин предварительно встретился с Галиной Ширшиной, а бизнес-план поступил в правительство, чиновники просто перестали реагировать на напоминания, сделав вид, что Артур Парфенчиков не давал никаких обещаний. И только в этом году, когда губернатор сам позвонил Галине Ширшиной, она узнала, что подготовленный ОМК документ ему просто не понравился, поэтому он решил не встречаться и не разговаривать…

Такое отношение к местным производителям в Карелии можно оценивать по-разному, находить ему оправдания или, наоборот, ругать последними словами. Но несмотря на разность оценок, бесспорным останется лишь одно — подобное отношение не принесет никому никакой пользы. Пока карельские чиновники не начнут поддерживать тех, кто готов действительно развиваться, или хотя бы не перестанут мешать им в этом развитии, Карелия не выберется из той экономической пропасти, где она находится все последние годы.

И не просто не выберется, а продолжит затяжное падение.

Яркая Карелия в нашем Instagram