Республика

Как в Карелию приезжали Софи Лорен и Моника Левински

Когда Хрущев рекомендовал во всех регионах страны выращивать кукурузу, Карелии пришлось туго. Южная культура росла у нас на севере весьма неохотно, а фотокорреспонденту «Ленинской правды» Петру Беззубенко дали ответственное задание — сделать красивый снимок на первую полосу. Он привел женщин-полеводов на кукурузное поле, попросили встать на колени и сам присел – стала «царица полей» людям по грудь. Так и получился живописный кадр, украсивший газету. А еще карельские журналисты изредка разыгрывали даже первых лиц республики. Именно благодаря такому розыгрышу первый секретарь обкома партии Иван Ильич Сенькин узнал, что его телефон прослушивают чекисты. Однажды взволнованная журналистка попросила представиться Бориса Ельцина, газета «Советское Беломорье» как-то стала «Советским еБломорьем», а карельских ветеранов войны на заре кабельного телевидения нечаянно «поздравила» порнозвезда.В Карелии вышла книга журналистских баек.

Как говорит автор книги «Журналистика как казус», литератор Валерий Верхоглядов, байка – жанр достаточно распространенный, есть байки охотничьи, рыбацкие, студенческие, медицинские, а есть и журналистские, потому что журналисты – народ веселый, и работу журналистов просто невозможно представить без курьезов, розыгрышей и дружеских подначек.

Собирать байки Валерий Верхоглядов начал еще в 2002 году. А задумав объединить их в книгу, пообщался со многими коллегами и значительно пополнил свою коллекцию.

— Почти все встречи начинались одинаково. «Не знаю я баек», — говорил очередной собеседник, а потом в разговоре всплывали такие изумительные истории, как, например, петрозаводские телевизионщики встречали Софи Лорен и других не менее известных киноактрис, — рассказывает Валерий Верхоглядов.

В книге «Журналистика как казус» — больше ста действительно шикарных баек.

Судьба барабанщика

Геннадии Волков рассказывал.

На студии телевидения долгое время передачи показывали исключительно вживую. Как-то выступал наш оркестр, который так и назывался — Симфонический оркестр Карельского радио и телевидения.Играли музыканты слаженно, одна пьеса сменяла другую.На передаче работали две камеры.Главный редактор Юрий Александрович Зайончковский, сердце которого радовалось, от того, что все идет замечательно, говорит оператору, не буду называть его фамилию:

— Убери ударника из кадра.

Оператор снял наушники, повесил их на «рога», с помощью которых управляют камерой, подошел к ударнику и говорит ему, мол, иди отсюда, постой где-нибудь в сторонке.

Ударник удивляется: как же так?

А оператор ему: «Иди, иди», — и тычет пальцем наверх — показывает то ли на главного редактора, то ли на Бога.Ударник не стал спорить, положил свои палочки и ушел.Оператор вернулся за камеру, взял наушники и точно током его ударило. Он никогда не рассказывал о том, что услышал от Юрия Александровича.

 

«Визит» Хрущева

До внедрения компьютерных технологий газеты набирались в свинце. Это был сложный и долгий процесс, поэтому все редакции держали в типографии своего представителя, который осуществлял контроль над различными производственными операциями. Назывался этот человек выпускающим. В «Ленинской правде» одним из таких выпускающих работал Николай Клименко. Говорят, он некогда был неплохим журналистом и успешно сотрудничал с Телеграфным агентством Советского Союза. В один из тихих спокойных вечеров, когда так славно пьется водочка, Клименко отдыхал у знакомой дамы.

Придя после пяти-шести рюмок в прекрасное расположение духа, он решил немного пошутить и уже далеко за полночь позвонил по домашнему, а значит, засекреченному (но разве для журналиста могут быть секреты?) телефону первому секретарю обкома партии Ивану Ильичу Сенькину.

Не здороваясь, и по-большевистски на «ты» он сказал карельскому партайгеноссе голосом Хрущева:

—Я тут недалеко от тебя, в Финляндии, так ты готовься—на обратном пути заеду.

После чего решительно дал отбой. Остаток ночи члены бюро обкома спали урывками, они тревожно перезванивались, а ранним утром собрались на экстренное совещание. Ответственно, хотя и без протокола, обменялись мнениями, как принимать высокого гостя.

Когда уже все было решено, главный чекист, который долго крепился, все-таки вмешался в разговор — обстоятельства, как говорится, вынудили.

— Не нужно устраивать торжественных встреч, — сказал он. — Потому что никакого визита не будет. Не из Финляндии был звонок, а из дома на улице Красной.

Так первый секретарь обкома товарищ Сенькин узнал, что его домашний телефон тоже прослушивается. Не без помощи партийных органов Клименко отлучили от Телеграфного агентства и предложили в 24 часа покинуть Петрозаводск. В общем, легко отделался — за такие шутки уже не сажали.

Когда через некоторое время он вернулся в любимый город на Онего, то ни о какой журналистике не могло быть и речи. Он стал выпускающим «Ленинской правды» — невысокий юркий человек с живыми веселыми глазами. Николай Клименко — один из главных героев документальной книги Анатолия Гордиенко «Гибель дивизии».

 

Памятная встреча

Рассказывает Виктор Яроцкий.

Возвращаюсь с очередной съемки. Меня уже ждет Анатолий Алексеевич Гордиенко.

Напустился:

— Где тебя носит? Бери камеру, нас ждут на вокзале.

— Кто приезжает?

— Кто-кто? Дед Пихто! Поехали быстрее.

По пути Анатолий Алексеевич ввел в курс дела. В это лето в Москве проходил VII Международный кинофестиваль. В рамках его программы, объяснил Гордиенко, знаменитостям решили показать наш остров Кижи. Поэтому сейчас в Петрозаводск приезжают Софи Лорен, которую мы все помнили по фильму «Брак по-итальянски», Джина Лоллобриджида, Элизабет Тейлор, Клаудия Кардинале, Беата Тышкевич и некоторые другие звезды.

По перрону уже бродили ребята из кинохроники.

— Слетелись коршуны, — буркнул Анатолий Алексеевич.

Но зато не было видно ни одного газетчика, что, без сомнения, радовало.

—  Наши гости будут в одном из вагонов в середине состава, — предупредил Гордиенко.

Занимаю удобную позицию. Наконец прибывает московский поезд. Вагоны в его середине оказались не купейные, а обычные плацкартные — это меня насторожило. Тем не менее снимаю выходящих женщин и каких-то старушек, совсем не похожих на кинозвезд. Поезд ушел. Знаменитостей как не было, так и нет. И тут мы замечаем на пешеходном переходе, который нависает над путями, Семена Ароновича Майстермана. Широко улыбаясь, он фотографирует наши обескураженные лица. Разыграл коллег.

Про приезд Моники Левински журналисты пошутили 1 апреля. Телефоны редакции стали обрывать бабушки-читатели, которые интересовались, «за чей счет эту б...дь американскую привезут».

...И выходи на панораму

Рассказывает Валерии Тольский.

На одной из первомайских демонстраций, проходившей в эпоху развитого социализма,    председатель Государственного комитета Карельской АССР по телевидению и радиовещанию Анатолий Иванович Прокуев решил показать партийной элите, как работают в прямом эфире. Подводит он делегацию к машине ПТС. В это время по площади шли представители Петрозаводской птицефабрики, которые кроме флагов и транспарантов несли на палках большие фанерные яйца. Гости сунулись в дверь и слышат, как режиссер кричит оператору по радиосвязи:

— Зажми яйца в угол! Слышишь, зажми яйца и выходи на панораму!

В общем, партийные товарищи получили полное представление о работе тележурналистов.

Петрозаводское судопроизводство

Рассказывает Игорь Сенченко.

В Петрозаводске проходили Дни культуры шведского города-побратима Умео. В мэрии состоялась пресс-конференция для местных и шведских журналистов. Молодой репортер из Умео спрашивает:

— Не можете ли вы рассказать о системе судопроизводства в вашем городе?

Надо же, что интересует гостей, подивились работники мэрии. Но вопрос задан. Встал со своего места заместитель главы городской администрации и стал рассказывать, как организовано производство судов на заводе «Авангард».

Будем знакомы

Первый визит Ельцина — уже в качестве президента — в Карелию. Бесовец. Приземляется президентский самолет. Хлеб-соль, приветствия. Ельцин подходит к группе карельских журналистов. На его лице улыбка. Он готов отвечать на вопросы. Корреспондент ГТРК Елена Есьман протягивает ему микрофон и от волнения говорит привычную фразу:

— Представьтесь, пожалуйста.

—  Ельцин, — говорит Ельцин. — Борис Николаевич. Президент Российской Федерации.

Светокоррекция

Рассказывает Михаил Скрипкин.

Моя первая публикация на страницах газеты «Петрозаводск» появилась в рубрике «Бегущая строка». В новости одной строкой говорилось, что в световой рекламе пивного бара «Погребок», что на Октябрьском проспекте, перестали гореть две буквы: «г» и «р». Что полностью соответствовало действительности.

Гость в студии

Рассказывает Олег Горцовский.

Еще не «Вести», еще «Экран дня», но уже появились некоторые новации, так программу стало завершать интервью с приглашенным человеком, называлась эта финальная часть — «Гость в студии». В канун Пасхи пригласили священника.Пока в эфире шел последний новостной сюжет, его усадили за стол, прикрепили к сутане микрофон.Ведущий откашлялся, поправил галстук и тут замечает, что микрофон у гостя отцепился и, похоже, упал на пол. Он, не раздумывая, нырнул под стол. Редактор выпуска переключился на студийные камеры. За столом сидит священник. Один. Всеобщее замешательство.

И тут из-под стола, как из проруби, вынырнул ведущий. Деловито спросил гостя:

— Так что, батюшка, яйца красить будем?

Операторы, чтобы не расхохотаться, кусали рукава. А в режиссерской все просто легли от смеха.

Перед эфиром

На телестудии готовится к эфиру задушевная беседа со священником. Он сосредоточенный и серьезный уже сидит за столом. Телеведущая кричит:

— Может, хоть кто-нибудь свет поставит! А то сижу тут, как срань господня!

Священник почесал лоб и на всякий случай перекрестился.

Несостоявшийся праздник

Рассказывает Алексеи Осипов.

В «Комсомольце» бытовала присказка «Моетесь? Ну-ну!» Появилась она после следующего случая. Тармо Кирьянен, который уже не работал в газете, познакомился с дамами из рабочего общежития. Звонит ответсеку Геннадию Малышеву, который еще работал в газете.

— Старик, срочно приезжай. Да захвати еще кого-нибудь из мужиков — здесь недобор.

И называет адрес. Малышев позвал на праздник жизни Юрия Дрыгина.

Дрыгин обычно писал материалы на производственные темы. В свободное же время он занимался топонимикой и время от времени радовал читателей публикациями типа «Видны ли Виданы?» или «Падают ли Паданы?». Одни исследователи утверждают то-то и то-то, сообщал он, другие говорят то-то и то-то — и те, и другие неправы. После этого Дрыгин выдвигал свою версию и огребал по полной программе и от тех, и от других специалистов. Что, впрочем, никак не отражалось на его стойком и нордическом, как у Штирлица, характере.

...Прибывшие на место журналисты были представлены дамам, и одной из них Юра сразу понравился.

— Пока на стол собирают, пойду приму душ, — интимно шепнула она Дрыгину.

— Такая чистюля?

— Такая. Да я быстро. — Минут через пять она крикнула из ванны:

— Юра! Подай мне, пожалуйста, полотенце! Дрыгин рассказывал:

— Захожу в ванну, а она голая. Совсем голая! Я похлопал ее по мягкой попе и говорю: «Моешься? Ну-ну». — Подал полотенце и вышел.

Книга «Журналистика как казус» вышла небольшим тиражом – всего 100 экземпляров и быстро разошлась. Пока автор не планирует издавать продолжение, хотя  материала хватает.

— Байки байками, но книгу делает коллектив: строгий редактор Марина Михайлова, внимательный корректор Алевтина Рогожина, интересный художник Дмитрий Учуваткин, талантливый издатель Владимир Ларионов. Себе я отвожу скромную роль собирателя городского фольклора, — говорит Валерий Верхоглядов.

Яркая Карелия в нашем Instagram