«Карельский окатыш» показал свой окатыш
Республика

«Карельский окатыш» показал свой окатыш

На днях компания «Карельский окатыш» организовала пресс-тур. То есть собрала журналистов петрозаводских изданий, вывезла в Костомукшу и показала им большую яму. В смысле, карьер. А также самосвалы, экскаватор и кучу здоровенных покрышек. Специалисты ГОКа рассказали о специфике их работы и поводили журналистов по комбинату. А потом генеральный директор предприятия Максим Воробьев провел пресс-конференцию.

— Мы хотим установить партнерские отношения с массмедиа, — объяснил директор цель этого мероприятия. – Ведь вы как-никак пятая власть.

— Четвертая, — поправили его собравшиеся. – Пятая – это колонна.

— Ну да, — улыбнулся директор, — Правильно, колонна.

«Катерпиллер» вам в помощь

Вообще, по большому счету, основную информацию о комбинате можно узнать, не вставая со стула. Образован в 1978 году, добывает горную породу, содержащую железную руду, занимает третье место в России по производству железорудных окатышей, и в каждом пятом российском автомобиле используется сталь, выплавленная из костомукшской руды. На предприятии работает порядка четырех тысяч человек, средняя зарплата на комбинате 51 тысяча рублей в месяц. Комбинат является составной частью холдинга «Северсталь» и входит в так называемую консолидированную группу налогоплательщиков. Иными словами, налог на прибыль «Карельского окатыша» не остается в Карелии, а уходит в общий центр, где смешивается с налогами других подобных комбинатов и затем распределяется согласно неким высшим, неведомым нам соображениям.

С другой стороны, выезд на место позволяет своими глазами взглянуть на производство и оценить его масштабы. На журналистов надевают воздухонепроницаемые желтые жилеты, каски и очки и отвозят на смотровую площадку карьера – большущего оврага глубиной более 300 метров. В следующие 30 лет карьер планируется углубить до 600 метров. Что будет дальше, не известно. То ли запасы руды будут исчерпаны, то ли добыча ее открытым методом станет невозможна, то ли Костомукша превратится в мертвый город, то ли найдет какие-то иные ресурсы для развития – одним словом, так далеко специалисты пока не заглядывают.

После смотровой площадки желтеньких корреспондентов подвозят к большущему экскаватору и провозят мимо гигантских самосвалов. На некоторых величина машин производит неизгладимое впечатление. Они ахают и спешат фотографироваться на фоне необъятного ковша или колеса. Буквально трансформеры среди нас. Причем здоровенные БелАЗы считаются здесь небольшими машинками, ибо их вместимость «всего» 120 тонн, а у американских «Катерпиллеров» – 220.

Дав четвертой власти возможность проникнуться масштабом происходящих великих дел, ее везут на завод, где водят по практически безлюдным пространствам, показывая, как вертятся какие-то цилиндры. Смысл от этого похода по заводским лестницам не сильно понятен. Процесс обогащения руды и превращения камней в окатыши не виден. Все происходит внутри цилиндров. Ощущение странное. Примерно так мы в свое время представляли себе мир после взрыва нейтронной бомбы – полное отсутствие людей, опустевшие города, осиротевшие заводы и лишь зловеще жужжат и крутятся бесхозные машины. Впрочем, несколько человек удается застать в какой-то комнате с мониторами. Видимо, это те, кому удалось спастись… После шумного и жгучего цеха уличная жара кажется прохладой. Вот, в общем, и вся экскурсия.

Оазис в республике-промежутке

Затем генеральный директор «Карельского окатыша» Максим Воробьев провел пресс-конференцию, основной темой которой была социальная политика комбината. Он рассказал, что его предприятие приносит пользу не только холдингу «Северсталь», но и экономике Карелии. Например, они полностью перешли на известняк из Белого ручья. А еще готовы использовать для транспортировки окатышей какой-нибудь карельский порт. Например, в Петрозаводске или в Медгоре. Кроме того, сейчас ведутся переговоры с «Петрозаводскмашем» — планируется, что там начнут производить запчасти для ГОКовского оборудования. И «Петрозаводскмашу» работа, и «Окатышу» дешевле.

Максим Александрович рассказал также, что, благодаря новому подходу к безопасности производства, на комбинате в три раза сократилось число несчастных случаев. Два года назад их было 27, а в прошлом году всего 9. На предприятии стала вестись яростная борьба с пьянством – перед началом каждого рабочего дня работники проходят тест на алкоголь. Это правило ввели три года назад и сразу же уволили 130 человек. На следующий год число уволенных за пьянство сократилось до 80. Кроме того, на комбинате стали использовать только сертифицированные инструменты, строго следят за наличием спецодежды, проводят регулярные инструктажи по технике безопасности – в общем, молодцы.

И, наконец, Воробьев рассказал о том вкладе, который комбинат вносит в культурную жизнь города. «Карельский окатыш» спонсирует музыкальные фестивали, турниры по боксу и настольному теннису, выпускные вечера в школах, Дни города, салюты – буквально нет месяца в году, когда бы комбинат не вкладывался в какое-нибудь хорошее дело. Знаменитый камерный фестиваль они проводят уже 27-й раз. Сейчас спонсируют строительство футбольного стадиона.

— Мы много всего делаем для нашего города, — сказал директор. — Но нигде про это не говорят. Хотя бы вы расскажите.

Все это действительно здорово. Меня же не оставлял один вопрос. На территории Карелии находится современное прибыльное предприятие. Огромные самосвалы, экскаваторы, карьер в 300 метров глубиной, наш комбинат третий в стране по производству окатышей, каждый пятый автомобиль в стране содержит частицы нашей руды… И при этом руководство Карелии называет нас республикой-промежутком, неинтересной для инвесторов. Деньги для республики приходится выпрашивать в Москве. Министр экономического развития, как он сам сказал однажды, готов заниматься проституцией, чтобы только как-то добыть в наш нищий край хоть какую-то копейку. Губернатор объявил режим строгой экономии. В общем, есть ли жителям Карелии от костомукшского комбината хоть какой-нибудь прок? Ведь весь налог на прибыль уходит из республики, и по сути «Карельский окатыш» существует сам по себе? Или все-таки это не совсем так?

— Главное, что предприятие живо, — ответил на этот вопрос Максим Воробьев. – Четыре тысячи жителей Карелии благодаря ему имеют работу и получают приличную по карельским меркам зарплату. И, кроме того, все остальные налоги, кроме налога на прибыль, остаются здесь. В прошлом году это составило 800 миллионов рублей. Ну и решение о том, чтобы включить «Карельский окатыш» в состав консолидированной группы налогоплательщиков, принимали не мы. Наверняка те, кто принимал это решение, руководствовались какими-то высшими интересами государства…

Наверное, все так и есть. В конце концов, хорошо, что хоть в одном городе Карелии люди живут получше, чем в остальных.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings