Республика

«Ложишься спать и слушаешь, как пищат крысы»

Старая часть районного центра Суоярви, так называемый район вокзала – это типовая застройка: двухэтажные деревянные дома с печным отоплением, без водопровода, рассчитанные на 8 квартир каждый. Их строили в начале 50-х годов прошлого века как временное жилье для железнодорожников или военнослужащих. И хотя срок жизни каркасно-засыпных конструкций – 30 лет, эти строения уже отметили полувековой юбилей. Назвать эту дату праздничной язык не повернется. Дома стареют быстрее, чем люди. И то, что для человека – средний возраст, для деревянной постройки – критический процент износа.

По одной из таких улиц мы идем с депутатом Суоярвского городского поселения Владимиром Заваркиным.

«Вот, выбирайте! Заходите в любой дом, и вам все расскажут одно и то же. Проблемы у всех одни, и пакет документов будет одинаковый – переписка с чиновниками. А куда людям деваться? Они здесь родились и выросли, всю жизнь в этих домах прожили. Теперь жить в них больше нельзя, а людям куда деваться? Вот и будем стоять до конца», – рассказывает депутат.

Сделали три ступеньки

В квартире Татьяны Симоновой мебели нет. Здесь ее просто невозможно поставить – из-за просевшего фундамента перекосило пол. Теперь один край комнаты ниже другого сантиметров на 30. Сама хозяйка входит в квартиру с осторожностью – каждый шаг приносит ощущение деревянной зыби под ногами. Дому вот-вот исполнится 53 года.

«Живу здесь с 26 июня 1963 года, с момента постройки дома, – вспоминает Татьяна – Наверное, лет 30 назад начал разрушаться фундамент. Все об этом знали, но ни одного ремонта за это время не было. В результате дом наклонился набок, у нас перекосились полы. Пришлось уйти жить в мамину квартиру, она в этом же доме, но в другой части – там полы пока нормальные. А стены и потолок я выравниваю каждый год, чтобы жить было можно. На потолке уже три слоя декоративной плитки – каждый год вкладываю деньги.

Дверные косяки лопнули.

Дом на Первомайской, 7 – типичный для этого района: каркасно-засыпная конструкция — два слоя досок, между ними керамзит или шлак, печное отопление, местная канализация. Водопровод в домах не предусмотрен – жильцы носят воду из ближайшей колонки. Выгребные ямы чистят за свой счет.

«Чтобы нам отремонтировали кровлю, просим каждый год, – продолжает Татьяна Николаевна. – Но ремонта не было ни разу. Я спрашиваю: где деньги, которые я плачу за ремонт? Я не живу в этой квартире, но платить-то за нее продолжаю. Жилплощадь у меня неприватизированная, то есть муниципальная, не приватизируем, потому что нет смысла приватизировать. За 53 года нам сделали три ступеньки и поменяли электрический щиток, потому что я вызывала телевидение после того, как сгорел старый».

Комиссия на 10 минут

Татьяна Симонова показывает папку с документами – переписка с официальными инстанциями за несколько лет. Сначала жители дома № 7 по Первомайской устно и письменно обращались в управляющую компанию. Просили вывезти мусор и сделать хотя бы косметический ремонт. А не получив ответа, стали решать жилищно-коммунальные проблемы самостоятельно: за свой счет нанимали машину для вывоза ТБО, оплачивали работу людей, разбиравших свалку. Точно так же самостоятельно меняли крыльцо и красили подъезд. И... продолжали оплачивать счета от управляющей компании, в том числе «вывоз мусора» и «текущий ремонт». Терпели долго. Первая серьезная жалоба – в районную прокуратуру — была написана только в 2013 году. Суоярвцы просили проверить обоснованность выставляемых управляющей компанией счетов и обязать коммунальщиков оказывать оплаченные жильцами услуги.

По установленному порядку, жалоба была перенаправлена в республиканскую жилищную комиссию, и та обязала управляющую организацию (в 2013 году она называлась ООО МП «УК Суоярви») провести обследование дом и сделать необходимый ремонт. А жильцам напомнили, что подобные споры вправе решать местная администрация. И администрация попыталась, правда, чуть позже. Уже после того как жильцы многострадального дома, опять-таки за свой счет, пригласили в июне 2014 из Петрозаводска специалистов ООО «Инжтехстрой», чтобы провести техническую экспертизу здания. Вот выдержка из заключения:

«По состоянию на 09.06.2014 указанный дом относится к категории «непригодный для проживания». Деформация стен и перекрытий указывает на исчерпание несущей способности. Проведение капитального ремонта при данном техническом состоянии конструкций с одновременным решением вопроса водообеспечения и водоотведения для соблюдения санитарных норм нецелесообразно с экономической точки зрения».

Но заключение специалистов из Петрозаводска не является основанием для признания дома аварийным. Принять такое решение может только межведомственная комиссия. Она и была создана спустя полгода, и в январе 2015 посетила дом № 7 на Первомайской. Вердикт этой экспертизы иной – дом признан пригодным для проживания и требующим капитального ремонта. Что и стало поводом для еще одного обращения жильцов в районную прокуратуру. На этот раз – с жалобами на действия межведомственной комиссии. Прокуратура снова становится на сторону жильцов. По словам юристов, наличие заключения ООО «Инжтехстрой» обязывало привлечь к работе к комиссии с правом решающего голоса квалифицированных экспертов проектно-изыскательных организаций. А этого сделано не было. Жильцы сдаваться не намерены. Закон в таких случаях предусматривает решение спора в судебном порядке. Чем они и воспользовались.

«Мы обратились в суд, – рассказывает Татьяна Симонова. – Понимаете, комиссия из «Инжтехстроя» приезжала со всяким оборудованием, все проверяли, работали три часа. А из мэрии 14 января приехали на 10 минут. Заявление уже в суде. Ждем, когда назначат рассмотрение».

Но даже когда процесс состоится, он всего лишь обяжет администрацию собрать новую межведомственную комиссию, сформированную по всем правилам. И тогда она снова будет решать вопрос о признании дома аварийным. Сколько времени для этого потребуется – неизвестно. А здание ветшает быстрее, чем чиновники принимают решение.

Уже вернувшись в Петрозаводск, мы отправили запрос в управляющую компанию, обслуживающую дом по адресу: ул. Первомайская, 7 (теперь она называется МУП «Суоярвская КУМИ» ).

Ответ на наш вопрос о состоянии дома и планах на ремонт был лаконичен: «В техпаспорте не указана информация о проведении капитального ремонта». В планах же на этот год отмечены ремонт слуховых окон и частичная замена электрооборудования. Очевидно, та самая, о которой и говорила нам Татьяна Николаевна, – новый электрический щиток взамен сгоревшего. А подлежащее ремонту слуховое окно застеклить несложно. А потом можно будет ставить отметку о выполнении планов.

Очень хорошая комната

В комнате Ольги Лыткиной можно жить – так считают чиновники самых разных уровней. Эти 13,9 кв. метра в общежитии ей дали в 2002 году как человеку, стоявшему в очереди на жилье. Тогда у Ольги уже была семья, то есть предоставившие комнату чиновники местной администрации знали, что на площади, не дотягивающей даже до 14 «квадратов», будут жить три человека: сама Ольга, ее сын и муж. Казалось бы, на что жаловаться: в отличие от окрестных «деревяшек», в бывшем кирпичном общежитии есть вода, канализация и центральное отопление. Вот только когда родилась дочь, семья была вынуждена уйти жить в съемную квартиру.

«Мы снимаем неблагоустроенное жилье, – рассказывает Ольга. – Это 3000 рублей в месяц плюс оплата коммунальных услуг, получается около 5000 в месяц. Если выписываешь дрова, то это еще 10 000 рублей. Раз в год, но их все рано надо найти. А зарплата – 8000. За эту комнату, в которой я не живу, я тоже плачу 1800 рублей в месяц. Ни сдать, ни продать ее невозможно».

Семья уехала из своей комнаты не только потому, что там явно маловато места для четверых. Подвалы дома – а комната Ольги находится на первом этаже – уже несколько лет залиты канализационными стоками. В коридорах стойко держится соответствующий запах, а в комнатах, несмотря на центральное отопление, не переводится плесень. В комнате от сырости отстают от стен обои, из дверного проема выпадают кирпичи. Подоконник и деревянные рамы изъедены грибком, а между полом и потолком – трещины. Единственная инстанция, которая признала эти условия непригодными для жизни – ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в РК г. Костомукша, Муезерском, Калевальском и Суоярвском районах». Еще в марте 2010 ими было выдано заключение:

«Условия проживания в жилом помещении по адресу: Республика Карелия, г. Суоярви, ул. Октябрьская, д.6. к.5 не соответствуют государственным санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам, техническим регламентам: СанПиН 2.1.2 1002-00 «Санитарно-эпидемиологические требования к жилым зданиям и помещениям».

Переписка Ольги Лыткиной с чиновниками очень напоминает пакет документов Татьяны Симоновой. Вот обращения к главе республики (тогда еще Сергею Катанандову), в местную администрацию, в Госжилинспекцию и районную прокуратуру. Схожи и ответы:

«Согласно информации администрации Суоярвского городского поселения, дом по ул. Октябрьская, 6 находится в муниципальной собственности и признан пригодным для проживания и подлежащим капитальному ремонту».

Ольга не возражает: ремонт так ремонт! Вот только предписание прокуратуры, выданное управляющей компании (тогда ООО «ТСО-1»), обязывает коммунальщиков провести текущий ремонт до 15 декабря 2010 года. А предписание в адрес администрации Суоярвского городского поселения говорит о необходимости организовать работы по капитальному ремонту (определение стоимости, выделение средств, проведение конкурса и определение подрядчика) до 01.02.2010. Эти документы подтверждены в трех инстанциях – Госжилинспекции, прокуратуре и суде.

«Ладно, подлежит ремонту, но ремонта-то не делается, – возмущается Ольга. – Это документы от 2010 года, до сих пор нет никакой комиссии, никакого обследования. Вот акт обследования помещения от 2011 года, проводила наша мэрия, в состав комиссии входили не инженеры, не строители, а обычные чиновники. И сказали: здесь жить можно, очень хорошая комната. У нас управляющая компания меняется практически каждые полгода. Писали им, но ни разу не получили ответа. Пока скитались, старший сын уже в армию пошел, ему 19, а маленькой 9 лет. За отопление мы платим бешеные деньги, но здесь не живем. Если бы не отопление, дом бы развалился, а может, и лучше было бы, если б он развалился».

Тогда, по крайней мере, Ольге не пришлось бы платить за комнату. Всего в общежитии таких комнат 48. Вместе с оставшимися пока жильцами мы подсчитали, что месячная коммунальная плата составляет более 80 000 рублей. Но денег у управляющей компании не нашлось даже на то, чтобы вставить стекла в подъездах.

Впрочем, будем объективны: ликвидация кровельных протечек и частичная замена электрооборудования управляющей компанией все же запланированы – об этом нам сообщили представители МУП «Суоярвская КУМИ» в письменном ответе.

Между стенками ходят крысы

Вот Валентина Павловна Тихомолова убеждена – их дом № 22 на Советской развалится уже совсем скоро. Неблагоустроенная двухэтажная «деревяшка» стоит совсем рядом с общежитием. Печные трубы уже почти разрушились – в холодное время года искры из них летят прямо на чердак. От немедленного пожара дом спасает только постоянная сырость – через дыры в кровле небо можно увидеть даже с первого этажа. Во время дождей вода течет прямо по стенам.

«В этом доме живем 35 лет. Сейчас жить уже невозможно – все рушится, под полом постоянно стоит вода. Я даже пыталась бастовать – не платить за эту рухлядь, в которой мы живем, – делится воспоминаниями Валентина Павловна. – Но так как я ветеран, то меня просто лишили льгот. Потом вернули, когда стала опять платить. Дом засыпной. Между стенками ходят крысы. Ложишься спать и слушаешь. как они пищат. Даже к Матвиенко отправляли жалобы – бесполезно. Просили у управляющей компании несколько досок, чтобы заменить пол в общем коридоре, нам сказали по телефону: «Нету досок!» – и повесили трубку. Не знаю, какая компания, они меняются каждый год. У меня больше сил нет, писать больше никуда не буду, что будет, то и будет. Плакать хочется...»

Не плачьте, Валентина Павловна. Это двух досок у управляющей компании нет, зато нам письменно пообещали, что в этом году найдется целый металлический конек, и его обязательно установят вместо давно рассыпавшейся коньковой доски.

«Не буду платить за то, чего нет!»

Жительница другого точно такого же дома Любовь Егорова свое право не оплачивать управляющей компании непредоставленные услуги отстояла в суде. Правда, частично. Она тоже живет в таком же старом доме без воды и с печным отоплением. Здесь тоже дырявая крыша и неизменная помойка рядом. Словом, точно такая же история, как и предыдущие. Даже ремонт подъезда жильцы делали сами.

«У меня полы проваливаются. Зимой температура в квартире за ночь опускается до нуля, даже вода замерзает, – жалуется Любовь Васильевна. – Хотя у меня две печки, протопить нормально две комнаты и кухню я не могу. Потому что все дырявое, все прогнило. Дом строился как временный, он засыпной. Все наполнение, которые было между стенами, давно осело, если начать сильно вбивать гвоздь в стену, то можно проткнуть ее насквозь. Кровля в заплатах, помойка рядом с домом копится годами, там крысы бегают. Поэтому несколько лет назад я перестала платить за услуги, которых не получаю».

В суд на Любовь Егорову подало ОАО «Единый информационно-расчетный центр РК». Мировой суд удовлетворил иск лишь частично. С ответчицы взыскали 63 рубля за обслуживание электросетей и 1764 рубля за вывоз ТБО. В остальной части иска было отказано. Но останавливаться на этом Любовь Егорова не собирается.

«А я платить не буду за то, чего нет. Воду выносим и через дорогу выливаем, ямы выкачиваем сами, но деньги они с нас за это берут. Сейчас буду подавать заявление в прокуратуру, чтобы делали перерасчет и сняли с меня долг за неоказанные услуги».

Затяжного судебного процесса Любовь не боится, а жалеет только об одном – что остальные жильцы старых и очень плохих домов столь не активны.

Скотские условия

Квитанции на оплату коммунальных услуг жильцы общежития по ул. Гагарина даже не забирают. Так и лежит на почтовом ящике стопка конвертов. А потом куда-то исчезает. Наверное, кто-то находит им применение.

«Часто говорят: здесь живут одни маргиналы! Во-первых, не одни, – возмущается суоярвский депутат Владимир Заваркин. – И бабушки живут, и те, кто смог купить здесь комнату: на другое жилье денег не хватило. Но есть и действительно пьющие люди. Но даже они в своих комнатах то пол подлатают, то обои какие-то сообразят. Но даже пьющий человек не должен жить в скотских условиях, а какие здесь стены и лестницы в подъездах, что в подвалах творится – сами видите. А это муниципальная собственность, между прочим!»

Жители дома напротив так и говорят: «Смотрим на общежитие, которое разваливается на глазах!» А встретившись у подъезда, обсуждают новость: управляющая компания повысила тарифы на коммунальные услуги с 1 июля.

Квартира под березой

Дом № 3 в переулке Заозерном выглядит как частный. Но это тоже муниципальное жилье, рассчитанное на 4 хозяев. Ирина Вячеславовна Крылова с мужем получили здесь квартиру по очереди. Это было в 1987 году. По словам квартиросъемщиков, здание уже тогда находилось в плохом состоянии. Ремонт жильцам обещали еще в 90-е. Но потом дом «потерялся» на шесть лет.

«Сначала наш дом был на балансе района, потом часть жилья передавали городу. И получилось, что с районного баланса нас сняли, а на городской так и не поставили, – вспоминает Ирина Крылова. – Лет шесть мы ни к кому не относились, теперь город нас взял. Почему я должна за свой счет экспертизу проводить – это муниципальный дом?»

Ремонт в комнатах Ирина и Михаил делают регулярно, но проседающий потолок и постоянно трескающиеся стены не в силах скрыть даже регулярное наведение косметического порядка. Еще одна головная боль – береза, которая когда-то была посажена у входа в дом. Теперь дерево разрослось и стоит вплотную к зданию, притершись стволом к крыше.

«Ветер качает березу, она расшатывает шифер на крыше и сам дом. Мы много раз просили спилить – дерево большое, я сам не справлюсь, – рассказывает Михаил. – И знаете, что нам мэр сказал? Если срубим – дом упадет!»

Соседка Ирины и Михаила Светлана ремонт не делает. Зачем вкладываться, если в комнату с улицы прорастает малина? Просто свезла все вещи в одну комнату, отремонтировала ее – так и живет. Вот только ногу недавно сломала, упав со старого крыльца.

«С 1958 года всю жизнь тут живу. Мне 57 лет, и 57 лет я тут живу, – рассказывает Светлана. – Черного пола нет, одинарный. Я пыталась тут ремонт делать – деньги на ветер. Я внешний вид придала одной комнате, чтобы в ней жить, все вещи там. Обогревателем отапливаю. Комиссия сказала – жить можно, вот и живу. Рядом квартира сына, но она заброшена, он снимает жилье, какой тут ремонт, если во время дождя вода прямо в лампочку по проводам течет! А ногу я на крыльце сломала – подломилась доска».

Поклеить обои, покрасить полы...

Не живет в своей муниципальной квартире и Наталья Лойко. Хотя и выросла в этом доме – в 1987 году семье ее родителей дали жилье в бывшем общежитии электроучастка – его перепланировали на квартиры. Ремонта не было с момента постройки дома, то есть с 1954 года.

«Дом засыпной, причем засыпан он опилками, там все прогнило давно. Дом очень холодный, его невозможно протопить. У меня четверо детей, старшему – 14 лет, младшей – 2 с половиной. Мы снимаем жилье, потому что здесь жить невозможно. Соседи вот пытались свою половину дома восстановить, но поняли, что это деньги на воздух! Построили рядом другой, новый – благо у них была такая возможность».

По данным Госжилкомиссии, в 1988 году дом имел 88% износа. Но официально по-прежнему считается пригодным для жилья.

«В 2009 году я подавала на Лапина (бывший глава Суоярвского городского поселения) в суд, мне после решения комиссии, Петров (Роман Петров – нынешний мэр Суоярви) был замом, сказали, что я должна отремонтировать за свой счет. Я не стала – у меня денег нет и дом муниципальный. В бюджете денег нет. И суд присудил, что дом пригоден для проживания и я должна его отремонтировать. Поклеить обои и сверху покрасить дом, и тогда он станет теплее».

Строительство идет!

Приближаясь к дому № 19 по улице Тикиляйнена, решаем: все, этот последний! Не потому что закончились в Суоярви жилищно-коммунальные проблемы. Просто нет уже сил ни у нас, ни у депутата Заваркина. Нет их и у Владимира Николаевича Иванова, который проживает в двухэтажной «деревяшке» с 1974 года. Собственную квартиру – свою крепость защитил от мира пластиковыми окнами. Да вот только потолок начал проваливаться.

«В управляющей компании говорят: «Ты мало платишь!» – рассказывает Владимир Николаевич. – Я плачу ровно столько, сколько положено по квитанции. И для меня, пенсионера, это тоже деньги. Деньги были собраны на крышу в 2012 году, Лапин собирал, был раньше мэр. Но Лапина арестовали, и деньги не знаем, где теперь. Какой тут капитальный ремонт, тут переселять надо всех. Потолок так висит лет 10 уже. Я подпорки ставил. Нет сил уже, 7-й десяток. Куда мне. Провода, правда, у себя заменил, потому что через дырявую крышу ко мне попадает, все в дом течет. Еще два года ничего не сделаем, потом уже и делать нечего будет».

«Переселять всех надо!» – звучит практически из каждого окна таких вот отработавших свой срок многоквартирных домов. А переселять некуда. Суоярви – город без новостроек.

«Вообще, последний многоквартирный дом у нас построили лет 18 назад. Но это было долевое строительство – участвовали разные организации, просто частные дольщики – те, кто мог внести деньги и построить себе квартиры. Конечно, какая-то часть жилплощади отошла городу, но я не слышал, чтобы они достались кому-то из аварийных домов», – говорит Владимир Заваркин.

По словам депутата Заваркина, ситуация могла измениться в прошлом году – Суоярви даже получил для этой цели 18 миллионов рублей. По договору на эти деньги надо было в течение года построить 16-квартирный дом для расселения жильцов из такого вот ветхого фонда. Казалось бы, прекрасная возможность решить хоть небольшую часть проблемы. Но фирма-подрядчик за год успела только выкопать котлован. Договор оказался неисполненным, и деньги пришлось вернуть республике.

Если мы обратимся на сайт Суоярвского городского поселения, то в числе прочих документов, постановлений и нормативных актов найдем весьма любопытную вещь – решение об утверждении муниципальной целевой программы «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда с учетом необходимости развития малоэтажного жилищного строительства на 2013 – 2017 годы». Она предусматривает расселение восьми аварийных домов. Правда, речь идет о тех, что были признаны непригодными для жилья до 1 января 2012 года. Принят документ 30 октября 2013 года. И если верить словам чиновников, то до конца 2015-го новые квартиры получат жильцы 4 ветхих домов. Не стоит, очевидно, беспокоиться и о судьбе жильцов оставшихся четырех многоквартирных «авариек».

Но как быть с остальными? Можно в них жить или нет? Будут ли решаться вопросы о переводе отработавших свой срок домов в категорию ветхого жилья? Мы отправили официальный запрос в администрацию Суоярвского городского поселения. В ответ нам сообщили, что в городе уже идет строительство 18-квартирного жилого дома по улице Ленина, а также формирование участка для возведения 14-квартирного жилого дома по улице Кайманова. Именно в эти дома и будут расселены участники программы по расселению граждан из аварийного фонда. Примечательно, что через 10 дней после отправки нашего запроса на сайте Суоярвской администрации тоже появилось сообщение об этом строительстве и о сроках его завершения: «По программе планируется переселить 8 домов: в 2015 году – 4 дома на 20 квартир, общей площадью 603 м², в которых проживают 26 человек. В 2016 – 4 дома на 17 квартир, общей площадью 639 м², в которых проживают 27 человек».

К заметке на сайте прилагается и небольшой фотоотчет со стройплощадки.

Что же касается признания аварийными других многоквартирных домов, например, многострадального дома № 7 по Первомайской, с которого начинался наш материал, то его жильцам придется запастись терпением. По словам представителей администрации, решение «Инжтехстроя», признавшего дом аварийным, конечно, было принято во внимание. Однако «основанием для признания жилого помещения непригодным для проживания является наличие вредных факторов среды обитания, которые не позволяют обеспечить безопасность жизни и здоровья граждан». А таких факторов комиссия в доме с разрушенным фундаментом не нашла.

Срочные новости в нашем Telegram