«Многих уже не спасти». Побывали на пряжинской ферме, где коровы воют и умирают от голода
Республика

«Многих уже не спасти». Побывали на пряжинской ферме, где коровы воют и умирают от голода

— Не знаю, как она и встала. В последнее время она всегда только лежит. Ее уже не спасти, — пояснила зоотехник ООО «Молочная ферма «Пряжинская» Татьяна Раутанен, когда мы остановились около огромной белой коровы. Та даже не двигалась. А рядом с ней и двигаться было некому. Тех двух коров, что еще вчера лежали по соседству, пришлось отдать на убой.

Гуляешь по ферме, и сердце кровью обливается. Таких коров мы еще не видели: кожа да кости.

— Это за последние две недели они такими стали, — говорят сотрудники фермы. – Раньше животные не голодали.

А теперь… Работники признаются, что в последнее время, когда приходили доить, даже в глаза животным старались не смотреть, стыдно было, что покормить нечем.

С того момента, как закончилась еда, погибли около 15 телят.

— Они послабее, — поясняет Татьяна Раутанен. – Когда мы с молока их снимаем, им, по идее, нужно давать комбикорм, а мы им даем тухлое сено, отчего они, естественно, гибнут.

На встречах с владельцем фермы сотрудники «Пряжинского» неоднократно говорили о том, что им нечем кормить животных.

— Что он вам отвечал? – спрашиваем.

— А ничего. «Верьте, — говорит. – Все будет хорошо».

— Хочется очень верить, — добавляет Татьяна Раутанен.

Ее видеообращение к неравнодушным жителям Карелии с просьбой помочь накормить животных получило фантастический отклик. За два дня удалось собрать почти 400 тысяч рублей и хотя бы на какое-то время закупить комбикорма.

Люди спасли

При нас жители Суоярви привезли три тюка сена, еще три обещали доставить до конца дня.

— Чем смогли, тем помогли, — говорит Илья Гульчук (это он привез сено). – Каждый скинулся по чуть-чуть. Знакомые, друзья. У меня мама очень неравнодушный человек. Вчера она все это увидела, начала всем звонить. И вот сегодня мы здесь. Понятно, что это капля в море, но хотя бы самих работников поддержать. Они сейчас в таком трауре.

Тюки сена, привезенные суоярвцами, действительно оказались каким-то спасением.

— Утром у нас была всего лишь небольшая лепешка тухлятины, — говорит Татьяна. – Если бы сено сейчас не привезли, все… Они стояли бы и орали. Мы как раз думали, как нам им яблоки раздать да картошку.

Во время нашей беседы телефон Татьяны не умолкает. Ей постоянно звонят желающие помочь, везут морковку, картошку, капусту, яблоки.

— Бабушки сухари приносят, чтобы накормить коров, — говорит Татьяна. – Одна женщина даже дала полмешка макарон. Наши коровы теперь все едят. Раньше совхозную корову было очень трудно накормить яблоком или картошиной. Сейчас они все подряд едят: тыквочки, нектаринки, то, что из магазинов выбрасывается на помойку.

Пока разговариваем, выясняем, что еще в Эссойле есть сено, которое готовы пожертвовать коровам, но его не на чем привезти.

— Наш директор сейчас ищет машину, — говорит Татьяна Раутанен. — У нас техники своей нет.

Куда делась вся техника сельхозпредприятия, работники не знают.

— Она вся была старая, изношенная, но еще в апреле она была. Были тракторы, были машины. А куда все делось, никто не знает. КамАЗы, кажется, проданы были, — говорит Татьяна. – Сейчас у нас ничего нет. Да и шоферов нет.

Когда появилось видеообращение, на просторах Интернета люди недоумевали, почему сотрудники фермы не выпустят коров в поля, пусть бы ели.

— Дело в том, что это совхозные коровы, они не приучены к пастбищу, — поясняет Татьяна. – Они постоянно стоят на привязи. Даже если мы их выпустим, они не знают пастбищ. Это будет хаос.

Не решись зоотехник на видеообращение и не подхвати его вся Карелия, вероятно, через несколько дней спасать было бы уже некого.

— Честно говоря, мне было очень стыдно просить, — говорит Татьяна Раутанен. – Был комментарий в Интернете, когда мы пытались эту ферму сохранить: «Рабы борются за имущество своего хозяина». Поэтому было очень стыдно.

Комбикорма, который сейчас закуплен, говорят на ферме, хватит только на 20 дней. Сена хватало только на тот день, когда мы там были.

— Чтобы нормально накормить поголовье, нужен силос, примерно 17 тонн в сутки, — говорит Татьяна Раутанен. — Стоит он 4 рубля за килограмм.

Грубо говоря, только на силос требуется около 70 тысяч в день. Такие суммы народными пожертвованиями не набрать. Да и надо ли?

Выкупят по цене на убой

Юрист кредиторов «Пряжинского» Владислав Ан говорит, что у владельца фермы — эстонского бизнесмена Айво Халлиста — было много вариантов, как не допустить того, что произошло, но он не воспользовался ни одним из предложенных вариантов.

— У Айво есть деньги. Он закрывает долги, которые грозят введением процедуры банкротства. То есть денег на кормление животных у него нет, на выдачу зарплаты нет, а на расчет с кредиторами, которые никакого отношения к производственному циклу не имеют, есть. И ведь кредиторы даже деньги не требуют, а он все равно эти долги погашает.

По словам юриста, кредиторы готовы начать оказывать помощь ферме в тот же день, когда на ней будет введена процедура наблюдения. Но с этим выходом из критического положения пока явно придется повременить. Правительство Карелии нашло другой выход.

И. о. министра сельского хозяйства Карелии Владимир Лабинов (он всего неделю как назначен на эту должность) сообщил, что принято решение выкупить у «Пряжинского» умирающих с голоду коров. Выкупать будет не правительство, а сельхозпредприятие «Ильинское». С Айво, мол, они уже предварительно об этом договорились. Зачем это «Ильинскому», кто и как уговаривал его директора на все это пойти, осталось за кадром. В кадре всех такое развитие событий устраивает. Кроме того, совхоз «Ильинский»» намерен заключить с Халлиста договор аренды.

— Мы готовы взять на себя (министр является членом совета директоров «Ильинского» — прим. авт.) обязательства по достойному кормлению и содержанию животных, — пояснил Владимир Лабинов. — Готовы заключить договор аренды на тот имущественный комплекс, который связан с обслуживанием коров, и взять на работу людей, которые непосредственно связаны с обслуживанием коров.

Размер залога (а большая часть коров находится в залоге) имущества составляет порядка 15 миллионов рублей. Халлиста предлагают выкупить коровок по цене скота, подлежащего убою (примерно по 90 рублей за кг).

— Это не значит, что мы собираемся тот скот забивать, — поясняет и. о. министра.

В течение зимы в «Ильинском» планируют ввести новый производственный корпус, а по весне перевезти туда все поголовье выкупленного скота (поедут ли за скотом в другой район республики люди, — большой вопрос).

Многих уже не сохранить

— В марте, когда Артур Олегович приезжал в Пряжу, я участвовал в собрании и лично предупреждал, что все это произойдет. Потому что еще тогда я видел, что имущество вывозится, активы распродаются, корма не заготавливаются и специалистам зарплата не выплачивается, — рассказывает Владислав Ан. — На что мне ответили, что это хозяйственный спор и никто вмешиваться не будет. Артур Олегович предложил всем сторонам сесть за стол переговоров и начать диалог. Но Айво Халлиста никогда не бывает, его контора всегда закрыта, даже для рабочих, а тем более для нас. Где и с кем встретиться, мы не знаем. С нами на контакт он не идет… Мы ведь тоже привозили ему силос. Привезли и сказали: «Давай заключим договор, что пусть не сегодня, но потом ты рассчитаешься». На что он ответил, что мы заинтересованные лица и должны бесплатно кормить. Такое ощущение, что он специально уничтожает предприятие.

Люди говорили, газеты писали, сайты сообщали. О том, что в «Пряжинском» проблемы, знали давно и все. Чего ждали? Пока у Татьяны и ее не неравнодушных коллег не останется сил смотреть на голодающих животных и они пойдут к людям с протянутой рукой?

По большому счету ничего не изменилось. Только общественный резонанс. Без него, похоже, у нас теперь даже коров не накормить.

Жадно уплетающие сено коровы хоть и внушали оптимизм, и душа радовалась, что вот так во всем миром взяли и вытащили животных практически с того света, на правду закрыть глаза как-то не получилось. Сейчас на ферме дойного стада 304 головы (еще 45 коров сухостойных). С таким питанием они дают не более трех литров молока в день. Две коровы были на последнем издыхании уже во время нашего визита.

На данный момент, по словам Татьяны Раутанен, еще можно спасти порядка двухсот дойных коров.

— Вот стельная корова стоит. Не факт, что ее теленок родится в нормальном состоянии и не погибнет через несколько дней, — зоотехник поглаживает худющее животное.

— Теленок? – мы, честно говоря, замерли в изумлении.

— Не видно? Да. По ним не видно, что они беременные. До такой степени отощали.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings