Республика

«Не знаю, что с нами будет». С закрытой турбазы гонят семью, которая живет там уже четверть века

Фото: Губернiя Daily

— Когда мы сюда приехали, здесь, конечно, всё было запущено, — рассказывает Марина Мацкевич, оглядываясь по сторонам. В доме на территории базы «Уя» они с мужем живут уже 25 лет и никогда не думали, что однажды им укажут на дверь.

В «Ую» в 1996 году семью Мацкевич пригласил директор Клуба юных моряков Анатолий Никитин. Супруги тогда жили в поселке Поросозеро Суоярвского района, Марина работала в поселковом совете.

— Анатолию Ивановичу нужна была семья на базу для постоянного проживания. Чтобы был порядок и не было воровства, — вспоминает женщина. — И мы переехали: я, муж и двое детей. С тех пор и живем здесь. Мы и прописаны здесь.

Дети супругов ходили в Деревянскую среднюю школу, а Марина с мужем работали на базе: охраняли, убирали… Даже в отпуск по очереди ходили.

Поначалу Марина занимала должность замначальника базы. Потом, когда учебное заведение переименовали в Карельский республиканский детский морской центр, стала директором «Уи». Муж числился разнорабочим. Но до появления на территории базы «ТК Карелия» этот объект фактически не функционировал, и все постройки на его территории, да и сама территория, находились в плачевном состоянии.

— Там, в конце, был дом, и деревья вот так вот были, — Марина показывает руками какие-то непроходимые заросли. — Мы по тропиночке ходили.

— Вот эти пять домиков, баня маленькая, гостевой и вип-дом. Все эти домики были, — рассказывает женщина, оглядываясь по сторонам. — Но, когда мы сюда приехали, их уже опечатали пожарные. Детям в них жить было нельзя. База была закрыта. Но было много кораблей. И ребята приходили сюда в Уйскую губу на кораблях, вытаскивали ялы, байдарочки маленькие и устраивали здесь полевой лагерь. Они здесь прыгали, бегали, играли. А жили на кораблях. И питались там. Но это летом. Зимой база совсем была законсервирована.

Когда в 2006 году в «Ую» пришла «ТК Карелия», мужа Марины уволили, но без работы он не остался: предприниматели оформили его на ту же должность к себе. А Марина стала завхозом на 0,4 ставки и оставалась им вплоть до 15 ноября этого года, следила за тем, чтобы на базе становилось только лучше.

Напомним, что в 2006 году, чтобы сохранить и восстановить объект, был подписан договор о совместной деятельности. Стороны договора: ООО «ТК Карелия», Карельский кадетский корпус имени Александра Невского (в 2006 году учебное заведение называлось уже так), Министерство образования и Минимущества республики. На бумаге стороны должны были вести «совместную деятельность по развитию и обустройству территории спортивно-оздоровительного лагеря». По факту предприниматели базу отдыха обустраивали и развивали, зарабатывая деньги, а кадеты (их родители, педагоги) при необходимости использовали. За 15 лет «ТК Карелия» вложила в развитие этого объекта более 50 миллионов рублей, превратив его в востребованный туристический комплекс. Но 1 ноября срок договора истек, и предпринимателей, без «спасибо» и каких-либо обсуждений вариантов дальнейшего взаимодействия, письмом попросили освободить территорию.

— Они, конечно, много сил и денег сюда вложили, — говорит Марина. — Ребята (кадеты — прим. авт.) приезжали и жили в цивилизованных условиях. И вообще, люди ведь с удовольствием сюда ехали.

Сейчас куда ни глянь, а получается, что абсолютно всёе на территории базы отдыха либо построила, либо восстановила «ТК Карелия».

— Когда они пришли, они все внутри вагонкой сделали, провели воду из скважин, поставили бойлеры, душевые кабины, унитазы, сделали все цивильно, — перечисляет женщина работы, которые производились на старых домиках кадетского корпуса. Предприниматели построили на территории базы красивые большие дома из бруса, спортивную площадку, кафе, пирсы, причалы… Сейчас это очень ухоженное и востребованное у жителей и гостей республики место. И, понятно, что уже кто-то положил на него глаз, раз с теми людьми, которые эту базу спасли, даже разговаривать о ее судьбе не стали.

По нашим данным, объект готовят к продаже. Но не продашь же его вместе с людьми. Поэтому семью Мацкевич попросили до 1 декабря освободить занимаемый ею дом.

— У меня ордер есть и техпаспорт, — Марина растерянно перекладывает бумаги.

Дом, который их просят покинуть, когда-то был обычной разваливающейся избушкой.

— В доме была разруха! — вспоминает женщина. — Здесь везде были вываливающиеся деревянные окна. Эти пластиковые мы поставили. Сайдингом мы его обшили, утеплили. Двери, крышу мы сделали. Всё за свои деньги. Септик сами сделали, печку. Всё поклеили, покрасили. И все эти годы ремонтировали. У нас и документы все есть.

Так как «ТК Карелия» с территории базы прогнали, муж Марины остался без работы. Ее должность тоже сократили. Правда, у нее еще осталась работа в кадетском корпусе — дежурной по зданию. А дом…

— Соцнайм мне никто не даст, — размышляет женщина. – Как-то говорили, что, возможно, договор аренды со мной заключат, а это 8 тысяч рублей в месяц. Откуда у меня такие деньги? Но пока и аренду не предлагают. Если они хотят продать это место, наверное, нужно, чтобы здесь никого не было.

— Сейчас база законсервирована. Она будет стоять. Жалко, конечно. Эти дома постоят и начнут разваливаться, — Марина грустно обводит взглядом место, где прожила уже четверть века. — А что будет с нами? Не знаю.

На территории «Уи» теперь пустынно и тоскливо. Одна Белка радуется жизни, даже не догадываясь о том, что и ее-то будущее сейчас довольно туманно: захотят ли ее кормить нанятые охранники, или ей тоже укажут на ворота?

Яркая Карелия в нашем Instagram