От дома один фундамент, надежда только на Путина: побывали в карельском поселке Подпорожье и ужаснулись. Почему в Карелии всё так плохо с расселением аварийного жилья?
Республика

От дома один фундамент, надежда только на Путина: побывали в карельском поселке Подпорожье и ужаснулись. Почему в Карелии всё так плохо с расселением аварийного жилья?

Фото: Мария Смирнова (Губерния Daily)

Что делать, если в твоем доме 18 лет назад провалилась крыша ? Ждать, пытаться попасть в программу аварийного жилья или судиться? Вопросы не праздные – это типичные ситуации в карельской глубинке. Универсального варианта нет – может, повезет, и ты получишь благоустроенную квартиру, а может, так и будешь всю жизнь скитаться по съемным квартирам.

К журналистам люди обращаются уже тогда, когда не понимают, как им действовать дальше. Арина Лобанова и Ирина Овчаренко – в их числе. Рассказываем о том, как решается проблема с аварийным жильем в Карелии на примере поселка Подпорожье.

Чем живет некогда огромное село?

На улицах Подпорожья. Фото: Мария Смирнова (“Губерния Daily”)

Подпорожье – небольшой поселок в Пудожском районе, находится в 8 километрах от районного центра на берегу реки Водла. В 1989 году население поселка составляло 1 047 человек, в 2013 году, по официальной переписи, осталось 615, а сейчас и того меньше. В основном это пенсионеры, которым некуда уезжать. Молодежь переезжает либо в Пудож, либо в Петрозаводск.

Когда-то в поселке существовали такие предприятия, как база хлебопродуктов, ОРС, райпо, БОП, Подпорожский сплавной рейд, который работал в три смены. На берегу реки причалы принимали грузовые и пассажирские суда, по Водле сплавлялся лес.

Сейчас добраться до Подпорожья можно только на личном транспорте (или пешком – 8 километров от Пудожа) – автобусы не ходят, “Кометы” до соседнего поселка Шальский перестали ходить уже давно. А дома разваливаются.

“Через неделю после переезда в нашем доме обвалилась крыша”

Дом Арины Лобановой. Новый шифер и доски прикрывают масштабы бедствия. Фото: Мария Смирнова

В родном поселке в Подпорожье у Арины Лобановой есть квартира, в которой она прописана вместе со старшими детьми. В 2002 году крыша в квартире обвалилась, женщина переехала с первенцем в съемное жилье буквально за неделю до этого. Позже появился и второй ребенок. В поселке они жили вплоть до 2013 года. Потом девушка переехала с детьми в Кондопогу к родителям, а позже вышла замуж во второй раз и переехала уже в Петрозаводск.

Несмотря на ее многочисленные обращения, до 2018 года дом не считали аварийным. Наконец, после долгих судебных мытарств было признано: в доме жить невозможно (решение суда есть в распоряжении редакции – прим. авт.). Вот отрывок этой экспертизы:

Конструкция фундамента деформирована, местами разрушена, фактический износ фундамента составляет 70%; наружные стены поражены грибком, биологические поражение древичных конструкций составляют более 50%… (и так далее, всего три абзаца перечисления проблем).

Мы побывали в Подпорожье и сами убедились: жить в этом доме просто опасно (хотя соседи Арины находятся в безвыходном положении и теснятся в соседней половине).  Фотографии действуют куда нагляднее сухого судебного решения. Россия, XXI век.

Уже два года Арина воюет с местной администрацией, чтобы получить благоустроенную квартиру или хотя бы компенсацию. Взамен ей предлагают другое жилье в таких же бараках.

– Администрацию обязали по суду выделить моей семье благоустроенное жилое помещение, отвечающее всем санитарным нормам, но мэрия уходит от своей ответственности и я вынуждена снимать все эти годы квартиру за свой счет. Все детские пособия, выплаты на детей уходят на съем жилья, чтобы нам не оказаться на улице. Как дальше быть и кому уже верить, я не знаю…. По ходу, и в дальнейшем буду снимать жилье, но уже на пенсию, – рассказывает женщина.

Арина с детьми. Фото: семейный архив

Сейчас Арина продолжает судиться с администрацией. Надеется получить хотя бы компенсацию.

Кстати, по моей улице в поселке все дома уже признаны аварийными. Многие уже получили квартиры в районах Петрозаводска. Почему не могут решить мою ситуацию – загадка. Видимо, какое-то дело принципа, надоела я им со своими требованиями, – заключает женщина.

Мы попросили прокомментировать ситуацию Андрея Владимировича Ладыгина, главу Пудожского сельского поселения.

Квартира Лобановой не попадает в программу расселения аварийного жилья. Сейчас мы расселяем тех, чьи дома попали в программу до 2017 года. Да, действительно, были случаи, что люди по этой программе получали благоустроенное жилье в Пудожском районе или даже в Петрозаводске. Арина Лобанова захотела получить свое жилье раньше, не захотела ждать и обратилась в суд. Согласно судебному решению, мы должны ей предоставить квартиру по месту прописки – в Подпорожье. Там благоустроенных квартир нет. Мы предлагали жилье в Пудоже – она отказалась. Тогда по решению суда мы провели аукцион и купили двухкомнатную квартиру, соответствующую требованиям жилищного законодательства, ориентируясь на решение суда. 10 февраля 2020 года отправили это предложение Лобановой, но ответа от нее так и не получили. По нашей практике здесь возможен вариант принудительного расселения в жилье, либо гражданин останется без квартиры. Если бы гражданка подождала, то, вероятно, попала бы в новую очередь по расселению аварийного жилья и смогла бы получить благоустроенную квартиру. Но отозвать судебное решение, насколько я знаю, невозможно, – пояснил Ладыгин.

Вместо дома – только фундамент

Когда я была в Подпорожье и смотрела дом Арины, ко мне подошла другая бывшая местная жительница – Ирина Овчаренко. Она рассказала, что проблема с аварийным жильем в Подпорожье – системная.

Она уже с 2004 года пытается добиться от властей компенсации и жилья – от ее дома остался один лишь фундамент, в котором она прописана вместе со своей дочкой. Вот как выглядит ее дом. “Я уже Путину писала, со всеми бьюсь – никакого толка”, – жалуется мне Ирина.

 

 

 

Вот как выглядит ее дом:

В 2015 году Ирина решила обратиться в администрацию с заявлением о предоставлении квартиры, так как дома уже не было и комиссия включила дом в перечень аварийного фонда. Глава поселения Андрей Ладыгин отказал ввиду того, что муж женщины прописан в трехкомнатной квартире отца, поэтому семья якобы в жилье не нуждается. Им посоветовали даже развестись ради получения жилья, но супруг категорически отказался.

В 2018 году отец мужа продал квартиру и год ее супруг фактически жил без прописки, пока отец не купил новое жилье и не прописал его опять к себе. Ирина вновь пошла в администрацию, чтобы встать на учет по расселению, но пока подвижек по ее делу нет. В суд она еще не обращалась – ждет ответа на свое письмо президенту Путину.

Ответ Андрея Владимировича по ситуации женщины обнадежил:

Этот дом попал в ближайший этап расселения, так что, скорее всего, Овчаренко с дочерью получат квартиру в 2021 году, после расселения Шальского.


P.S. Не сказать, что ситуация с аварийным жильем нова. Подобные истории есть практически в любом карельском поселке, который был основан для вырубки и сплава леса, добычи камня или других нужд. Производство закрылось – деревня умирает, а жилье, сколоченное на скорую руку, постепенно разрушается.

Нормально ли, что деревня умирает? Надо ли с этим что-то делать? Должны ли люди получать компенсацию за съем? В какие сроки и как должно происходить расселения? Нормально ли судиться, обивать пороги и ждать годами? Все эти вопросы, конечно, остаются скорее философскими. А вот что делать людям прямо сейчас – вопрос насущный. Видимо, надеяться исключительно на себя.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings