Республика

Прихожане сегежского храма пожаловались на епископа, который заставляет их платить по 150 тысяч в месяц

Прихожане Сегежского прихода написали открытое письмо в адрес врио управляющего Карельской митрополией митрополита Новгородского и Старорусского Льва. В обращении, которое они разместили в Интернете, прихожане жалуются на епископа Костомукшской епархии Игнатия (Тарасова), который обложил приходы непосильным налогом. Так, в месяц приход должен был выплачивать 150 тысяч, заработанных на церковных обрядах и продаже религиозных товаров. Корреспондент  сайта «7×7» попытался разобраться в сложившейся ситуации и пообщался с активом Сегежского прихода, а также с бывшими служителями карельских епархий (по понятным причинам все комментарии были даны на условии анонимности).

Публикуем отрывок из статьи Глеба Ярового на сайте:

— Епархия, включая материальное обеспечение самого архиерея, ее руководителя, живет в основном за счет епархиального налога с приходов. Его выплата является одной из главных проблем настоятелей. Епархии в свою очередь платят налог в Патриархию, величина которого во многом определяет и епархиальный налог.

Приходы зарабатывают на совершении церковных обрядов и продаже товаров «на религиозную тематику», которые торгуются в церквях под видом внесения пожертвований за них. Добровольные пожертвования, так называемая церковная кружка, и спонсорская помощь является лишь небольшой составляющей приходского капитала.

Полученные таким образом доходы уходят на строительство, ремонт, денежное довольствие духовенства и персонала храмов, оплату коммунальных платежей и прочих расходов. Обязателен для выплаты и ежемесячный епархиальный налог.

Вопрос о величине этого налога везде решается по-разному, и по дружному признанию людей, имеющих отношение к церковным финансам, полностью зависит от епископа: «Бывает и повышение налога, если храм богатый и в центре города, а бывает и полное освобождение — если храм восстанавливается или город очень бедный».

В случае с Сегежой и город небогатый, и храм строится уже с десяток лет, а налог при епископе Игнатии только повышается: «…епархиальный налог растет как снежный ком. Наш приход обязали выплачивать 90 тысяч рублей ежемесячно, а также покупать товар со склада на сумму до 60 тысяч рублей, таким образом, приход ежемесячно должен пересылать в епархию до 150 тысяч рублей. Сумма катастрофически непосильная для нашего прихода», — говорится в упомянутой петиции.

101822_JK7A2421

По мнению наших собеседников, для Сегежского прихода (как и для многих других) «сумма вообще берется „с потолка“, ведь в храме 30 бабушек каждое воскресенье, по будням народу еще меньше, на 60 тысяч рублей в месяц свечек и иконок продать никак не получится, в лучшем случае — на половину суммы». Эта прибыль могла бы пойти в приход (например, на строительство или восстановление храма), если бы приходу было позволено либо самому искать поставщиков товара, либо хотя бы покупать напрямую в «Софрино». ООО «Софрино»— это как бы официальный поставщик РПЦ, предприятие мощное и очень богатое. Раньше это был один завод по производству церковной утвари, сегодня, по сути, — это бренд, объединяющий целую группу компаний, включая Банк «Софрино» (лишен лицензии в 2014 году, по результатам деятельности возбуждено уголовное дело), ООО «Софрино Эстейт» и др.)

Но централизованные закупки, даже в «Софрино», в Северной епархии запрещены: «изворотливые на ум епархиальные дельцы придумали такую монополию: мол, все равно будете покупать церковный товар, так покупайте у нас на централизованном епархиальном складе. А чтобы не было возможности покупать в других местах — установим ежемесячный объем закупок». О возможностях появления собственного приходского производства и разговоров быть не может.

Помимо этого, в Сегежском приходе из-за его удобного расположения (между Костомукшей и Петрозаводском) в последнее время большим бременем лежат затраты на организацию мероприятий с участием епископа и его окружения — праздников, семинаров, епархиальных собраний и съездов, приемов и т. п.

На вопрос о том, как документируются денежные отношения епархий и приходов, ответ примерно такой: финансовые документы есть, но они никогда не попадут в публичное обращение, ими владеет только архиерей и, вероятно, епархиальный бухгалтер. Даже люди, приближенные к ведению финансовых вопросов, имеют лишь приблизительное представление о таких документах: «Насколько я знаю, готовится список приходов с указанием взносов, и архиерей ставит свою подпись». Один из бывших служителей епархии уточняет: «Есть некие приказы от епископа, но под ними нет никакого экономического обоснования. Сколько епископ скажет, столько и будет. Если епископ — христианин, то суммы будут разумными. Так было при владыке Мануиле [скончавшийся недавно митрополит Петрозаводский и Карельский]. А если епископ хочет заработать, то церковное служение становится адом. При этом священники оказываются абсолютно бесправными перед епископом-деспотом. А если что не так — то это все от твоей греховности. Неугодные священники высылаются из приходов, оговариваются и никакого слова против сказать не могут».

Острые на язык комментаторы назвали епархиальный налог «платой за предоставленное священнику по франшизе право использовать бренды и бизнес-модель РПЦ». Лучше и не скажешь.

При этом и прихожане, и служители приходов в один голос уверяют, что никто не выступает против взносов на содержание епархии или семинарий в других епархиях, или даже лично архиерея, весь вопрос — в объеме взносов и их рациональном использовании. «Люди жертвуют, а в стройке храма [в Сегежском приходе] прогресса не видят. А видят, как душит епархия одного за другим настоятелей нашего храма…», — жалуются прихожане.

101823_JK7A6128И тихо, даже с нотками стыда в голосе, добавляют: «А внедорожник Игнатия, кстати, «Тойота Лэнд Крузер», и вправду очень дорогой, стоит пять миллионов, и он лично его водит».

Яркая Карелия в нашем Instagram