Распилили мост, сожгли вагон… Что не поделили на озере Унус местные жители и форелеводы
Республика

Распилили мост, сожгли вагон… Что не поделили на озере Унус местные жители и форелеводы

форель мост разрушен

В феврале 2019 года Министерство сельского и рыбного хозяйства Карелии сформировало на озере Унус рыбоводный участок. А в марте этого года началось столкновение интересов активистов поселка Ондозеро, села Ругозеро и форелеводов: группа жителей на собрании высказалась против использования озера для разведения рыбы. Конфликт достиг пика, когда в мае неизвестные распилили мост, ведущий к водоему. Сейчас полиция ищет злоумышленников.

По словам директора компании ООО «Аркадия» Олега Крисанова, сложившаяся ситуация вызывает недоумение, поскольку, согласно документам, формирование участка было предложено самими ондозерцами.

Наша компания в конце прошлого года участвовала в открытом аукционе, который проводился в Санкт-Петербурге, заявлялись на несколько лотов, в том числе на РВУ № 281 — это Унусозеро. К формированию рыболовного участка наша компания не имела никакого отношения. Приобрели его в честной борьбе. Позже узнали, что нашим конкурентом была фирма, которая и являлась инициатором формирования этого участка. Более того, ее учредитель — жительница поселка Ондозеро. Одним из критериев, по которым мы выбирали участок, была максимальная удаленность от всех возможных населенных пунктов. Знаем, что бывают конфликтные ситуации с местным населением, хотелось этого избежать. Изучили документы, выяснили, что озеро Унус полностью лесное, до одного населенного пункта около 15 км, до другого — 45 км. То есть это озеро ни к одному из сельских поселений не приписано и конкретно в этом случае такая процедура, как согласование с местными жителями, не предусмотрена законом.

Унус озеро

У жителей поселка Ондозеро есть свое одноименное озеро, в поселке Ругозеро тоже: это крупные озера, в них можно заниматься рыболовством. По словам директора форелевой фермы, на одном из этих озер острая экологическая ситуация, там не работают очистные сооружения.

— Но об этой проблеме все, включая местных активистов, почему-то умалчивают. Для организации форелеводческой фермы у нас есть все необходимые документы, в том числе рыбоводно-биологическое обоснование (в котором научным путем рассчитывается безопасная нагрузка на озеро), оценка воздействия на биологические водные ресурсы, строительный проект. Получено заключение о согласовании деятельности в Росрыболовстве.

Еще один аргумент, почему местные не хотят строительства на озере, — это опасения, что «после форелеводы уйдут, оставив загаженный, мертвый водоем», именно так они написали в обращении к губернатору. Но, по словам Олега Крисанова, контроль за озерами сегодня строгий. Ежеквартально в специализированную лабораторию сдается вода на анализ, чтобы проверить, нет ли ухудшения ее качества. Регулярно проверяется и сама рыба, начиная с малька. Да и не живет форель в грязной воде.

— У нас заказаны специальные садки с отстойниками, они позволяют ежедневно поднимать отходы, не дожидаясь их разложения, в дальнейшем всё вывозится для утилизации. Для исключения вредного воздействия на водоем будут закупаться высокоусвояемые рыбные корма из натуральных компонентов с низким содержанием фосфора. На мой взгляд, вред минимальный, в данном случае больший вред наносится незаконным ловом. После того как мост был отремонтирован, рыбнадзор смог попасть к озеру и над бесконтрольной деятельностью браконьеров нависла угроза, что могло побудить их к активным действиям. Кстати, из достоверных источников нам известно, что у некоторых активистов были проблемы с законодательством в сфере рыболовства, вплоть до изъятия надзорными органами орудий браконьерского лова: сетей и лодок.

Олег Крисанов отмечает, что нередко про экологические проблемы кричат те, кто в этом вопросе совсем некомпетентен. Его слова подтверждает и Виталий Артамонов, председатель Ассоциации форелеводов Карелии.

Местным жителям не всегда по душе, что кто-то приходит на территорию, где они всю жизнь рыбачат. Мы это понимаем, стараемся всегда договариваться, находить компромисс. В процессе работы встречаются случаи, когда люди рассказывают, что некий уважаемый эколог «подтвердил опасения», не называя при этом ни фамилии, ни места, где человек работает. Форелеводы всегда готовы к диалогу с теми, кто не скрывается за маской анонимных экологов. Следует отметить, что мы постоянно работаем в тесном контакте со специалистами Института биологии КарНЦ РАН и ПетрГУ, со специалистами Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, и им тоже было бы интересно выслушать своих «вроде бы коллег». Главными аргументами обычно являются загрязнение озера и отсутствие рыбы. Первый аргумент растворяется в огромном количестве проверок. За отсутствие рыбы в водоемах в полной мере несут ответственность браконьеры, которых стало больше, чем рыбы. Нередко недостоверную информацию «экологического» плана распространяют бывшие сотрудники рыбоводческих ферм, если были уволены по разным причинам: попались на воровстве, на пьянстве, пропали на период сбора ягод. Считаю, что в случае ООО «Аркадия» ситуация вышла далеко за рамки здорового правового поля, поэтому придется выстраивать диалог через правоохранительные органы.

распиленный мост

Тот самый разрушенный мост

После того как компания в марте получила разрешение на строительство, было куплено рыбоводное оборудование, законтрактован малёк. В мае планировалось завозить рыбу, создать в районе восемь рабочих мест. И, если бы не диверсия, несколько человек уже получили бы работу, их семьи смогли бы легче пережить сегодняшний кризис, говорит Крисанов.

Есть и еще одна дезинформация, которой пугают местных жителей. Дескать, «люди не смогут рыбачить на этом озере, форелеводы перекроют все пути к водоему, поставив шлагбаум».

— На встрече с жителями соседних территорий мы сказали четко, что ничего закрыто и запрещено, естественно, не будет. Более того, мы планировали развивать и поддерживать транспортную инфраструктуру. В Муезерском районе много труднодоступных мест, поэтому значение дорог для местного населения сложно переоценить. Транспортное сообщение нужно всем: рыбакам, охотникам, собирателям ягод и грибов, туристам. Там же находятся участки арендаторов леса — двух крупных заготовительных предприятий, им необходима эта инфраструктура для проведения работ. Но, пожалуй, самое важное — это обеспечить возможность проезда технике в случае лесных пожаров.

Раньше к озеру можно было проехать по старому аварийному мосту, но даже легковая машина могла сделать это с огромным риском. Черный полуразвалившийся, гнилой мост — объект опасный, после капительного ремонта он выдерживает нагрузку лесовоза. Точнее… выдерживал. Мост-то спилили.

Мы поражены наглостью браконьеров, которые дошли уже до открытых диверсий. Причем в том числе против жителей своего же района: они отсекли людей от мест традиционных промыслов и поставили под угрозу леса, которые в случае пожара останутся без помощи. Надеемся, что правоохранительные органы найдут и накажут виновных. Если мы сейчас восстановим мост, есть опасения, что его снова уничтожат, нам на это уже намекнули. Ждем заключение специалистов, чтобы принять решение о целесообразности восстанавливать мост или строить альтернативную дорогу в обход.

В завершение встречи директор ООО «Аркадия» отметил, что форель, которую собираются выращивать на ферме, будет поставляться на рынок страны и самой Карелии — в рамках программы импортозамещения.

P.S. Уже после подготовки материала поступило сообщение, что неизвестные на дороге к Унусозеру сожгли вахтовый вагон, принадлежащий компании-подрядчику, которая заключила договор на расширение дороги к форелевому хозяйству. В вагоне планировалось размещать рабочих из поселка Ругозеро.

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings