Республика

В карельской полиции считают, что допрашивать детей втайне от родителей законно. Детский омбудсмен и прокуратура думают иначе

Некоторое время назад мы рассказывали о том, что в Суоярви сотрудница полиции допросила 9-летнего ребенка, не поставив в известность его родителей. Она вошла в класс в сопровождении социального педагога Гавкиной, вывела мальчика в коридор и заставила его написать под диктовку показания. По крайней мере, так эта история выглядела в пересказе школьника. Мы обратились в пресс-службу карельского МВД с просьбой прокомментировать эту ситуацию, и вот, наконец, получили ответ. Из этого ответа следует, что сотрудница полиции действовала строго в рамках закона.

Иными словами, в МВД считают, что допрашивать детей втайне от родителей — это нормально. Ведь на допросе присутствовала педагог Гавкина, а согласно статье 25.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях, этого вполне достаточно.

Ст. 25.6. 4. При опросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста четырнадцати лет, обязательно присутствие педагога или психолога. В случае необходимости опрос проводится в присутствии законного представителя несовершеннолетнего свидетеля.

Закон есть закон, но всё же выглядит это довольно странно. Ведь так много разговоров ведется именно о том, что мы должны беречь ранимую психику подростков. Принимаются указы, ограждающие несовершеннолетних от пропаганды гомосексуализма, насилия и защищающие их от суицидальных мыслей. Произведения искусства должны обязательно иметь возрастную маркировку, а журналисты не имеют права публиковать фотографии и упоминать фамилии несовершеннолетних без согласия их родителей. Огромное внимание, в том числе и правоохранительных органов, направлено на защиту детей от всего, что может их травмировать, но при этом допрашивать 9-летнего ребенка можно без участия его родителей. Как же так?

По словам дедушки допрошенного школьника, во время визита полицейской женщины в классе, где учится его внук, не было учительницы. Все педагоги находились в кабинете директора по случаю празднования Дня учителя. Так что допрос проводился не только без родителей, но даже без знакомого мальчику педагога. Ребенок хотел позвонить отцу, но, если верить его словам, сотрудница полиции запретила ему это сделать. Дедушка утверждает, что мальчик был настолько напуган, что потом дома так и не мог толком объяснить, чего от него хотели. Говорил только, что ему дали лист бумаги и продиктовали показания. И после такого нам будут рассказывать, что карельская полиция заботится о психологическом здоровье подрастающего поколения.

Вспомните дело Юрия Дмитриева. Сколько разговоров было о сломанной судьбе его приемной дочери, но ведь именно после вмешательства полиции эти злосчастные фотографии каким-то непостижимым образом оказались на государственном телевидении. Никто, кроме правоохранителей, не имел к ним доступа. Как могла произойти утечка? Может быть, было проведено расследование, найдены и наказаны виновные? Нет. Следствию это было неинтересно. Прикрываясь красивыми словами о защите прав ребенка, система в первую очередь думала не о защите жертвы, а о наказании того, кого считала преступником.

Так и здесь. Сотрудница полиции меньше всего думала о психологическом состоянии 9-летнего мальчика, ей важно было просто не нарушить формальную букву закона. Но, как оказалось, она ее все же нарушила. Мы поинтересовались у уполномоченного по правам ребенка в РК Геннадия Сараева, что он думает по этому поводу. И вот что он ответил:

Я выезжал в Суоярви и встречался с родителями мальчика, сотрудниками прокуратуры, провел внеплановое заседание КДН. По установленным фактам ребенка вызвали с урока полицейский и социальный педагог для опроса в качестве свидетеля по правонарушению, совершенному другим ребенком. При проведении допроса с участием несовершеннолетнего обязательно участие педагога или психолога. Но, кроме того, при допросе вправе присутствовать законный представитель несовершеннолетнего. В данном случае, родители. Таким образом, нами вместе с прокуратурой было выявлено нарушение УПК РФ, статья 191 — право родителей не было реализовано. Кроме того, было нарушено право ребенка на образование, когда его вызвали с урока. Педагог, который представлял интересы ребенка, обязан был поставить в известность родителей и, если бы родители выразили желание участвовать в опросе, отложить следственные мероприятия до их прибытия. Сотрудницы полиции хотели побыстрее раскрыть преступление «по горячим следам», а в итоге дети домой пришли перепуганные и в слезах рассказали про «полицейский налёт» и «допросы с пристрастием»! Не знаю, почему МВД пишет, что полиция ничего не нарушила. Прокурор района считает иначе, и он вынес свое предписание по данной ситуации.

Нам тоже непонятно, почему в карельском МВД считают нормальным нарушение статьи 191 Уголовного кодекса и не придают значения позиции прокуратуры и детского омбудсмена. Добавим лишь, что на наш вопрос, действительно ли сотрудница полиции запретила ребенку позвонить своему отцу, пресс-служба МВД предпочла просто не отвечать. Похоже, что с таким подходом положительного имиджа полиция нашей республики добьется еще нескоро.

Ст. 191.1 УПК РФ. При проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет… вправе присутствовать законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

Яркая Карелия в нашем Instagram