Республика

Власти настолько увлеклись войной против ОМК и «Славмо», что обманывают даже депутатов

Фото: «Губернiя Daily»

Депутат-единоросс Юрий Васильев, недавно избранный в Заксобрание Карелии от Олонецкого района, получил ответ на свой запрос по ситуации с прекращением поставок сырья Олонецкому молочному комбинату и комбинату «Славмо».

Незадолго до этого Васильев разместил на своей странице в соцсети пост, где раскритиковал решение министра сельского и рыбного хозяйства Карелии Владимира Лабинова. По приказу чиновника государственные совхозы в Ильинском и Мегреге под предлогом низких закупочных цен с 1 октября существенно сократили поставки молока на ОМК и полностью прекратили поставки на «Славмо». Вместо этого сырье теперь вывозят на ОАО «Северное молоко» за 700 км в Вологодскую область, продукция которого уже появилась в торговых сетях Карелии по бросовым ценам.

В своем посте депутат Васильев назвал решение Владимира Лабинова «министерским беспределом» и задался вопросом, не диверсия ли это или война против собственного народа. Также депутат не исключил, что министр руководствовался некими «шкурными интересами», после чего адресовал Лабинову ряд вопросов. Васильев спросил, что власти будут делать в связи с падением объемов производства на ОМК и неминуемым сокращением из-за этого части работников. Кто восполнит дотационному бюджету Олонецкого района потерю налоговых поступлений, которые он не получит от ОМК? Кто возместит потери Ильинскому и Мегрегскому совхозам за немалые штрафные санкции, которые они выплатят за срыв поставок на ОМК и «Славмо»? Какими молочными продуктами будут кормить детей в школах и детсадах Олонецкого района взамен продукции ОМК и не окажется ли это опять «молокосодержащим продуктом» вместо молока? И, наконец, как стыкуется решение министра с поддержкой малых коренных народов, в данном случае карелов, которые начнут еще быстрее покидать свой район, чтобы найти работу?

Несмотря на большую значимость этих вопросов, ни на один из них депутат Васильев не получил пояснений Минсельхоза. Ответ министерства вообще оказался подписан не министром Лабиновым, который в разгар спровоцированного им кризиса решил уехать на сельхозвыставку в Подмосковье, а затем выйти в отпуск. Вместо него подпись под документом поставил замминистра Егор Руппиев, который заявил, что совхозы столкнулись с серьезным ростом цен на корма, после чего обратились с предложением поднять закупочные цены к ОМК и «Славмо», но получили отказ. Поэтому в возникшей ситуации якобы виноваты молочные комбинаты – ОМК и «Славмо», дает понять Руппиев.

Однако эта версия, повторяемая в соцсетях и в государственных СМИ главой Минсельхоза Владимиром Лабиновым и губернатором Артуром Парфенчиковым, построена на умолчаниях и недомолвках – то есть на том, что называется демагогией. Поэтому людям, незнакомым с историей многолетних взаимоотношений совхозов и комбинатов, она может показаться правдой.

В действительности же, как рассказала Daily председатель совета директоров «Олонии» Галина Ширшина, письмо совхозов с предложением поднять цены было не более чем формальным предлогом властей, чтобы прекратить поставки и перенаправить их в Вологодскую область. Потому что решение о сокращении/прекращении поставок принимали вовсе не директора хозяйств, а министр Лабинов, чего он даже не скрывает. А также потому что повышение закупочных цен всегда осуществлялось совсем иначе – совхозы и комбинаты давно выработали устоявшуюся процедуру повышения цен.

 

 

Примерно один-два раза в год «Ильинский» и «Мегрега» выходили на ОМК и «Славмо» с предложением поднять цены и его обоснованием, и этот вопрос решался в течение двух-трех месяцев – за это время комбинаты успевали заранее предупредить о повышении цен торговые сети и социальные учреждения. Чтобы комбинаты категорически отказывали совхозам – такого никогда не было, уверяет Галина Ширшина.

Однако в сентябре этого года совхозы инициировали повышение цен не как обычно, а в форме ультиматума. Их обращения к комбинатам состояли буквально из трех строчек – просьбы повысить с 1 октября цены в связи с подорожанием кормов и не содержали никакого документального подтверждения роста расходов, как это обычно делается в нормальной деловой практике. На свои письма совхозы получили ответ, который замминистра Руппиев называет отказом. Однако это был не отказ, а, по крайней мере в случае с ОМК, разъяснение, почему он не может поднять закупочные цены с 1 октября, как этого захотели совхозы.

В подробном разъяснении ОМК говорилось, что цены на готовую продукцию карельских молочных комбинатов и молокозаводов выше, чем у поставщиков из других регионов. Чтобы повысить закупочные цены, ОМК нужно 2-3 месяца, чтобы согласовать повышение итоговых цен на «молочку» с торговыми сетями, как этого требуют договорные обязательства. Кроме того, ОМК ссылался на решения президента, правительства и федеральных контрольных органов, которые сдерживают рост розничных цен на продовольствие. В конце ответа – и это самое главное – ОМК предлагал совхозам сесть за стол переговоров, отложив повышение закупочных цен на 2-3 месяца, которые необходимы, чтобы согласовать соответствующее повышение с торговыми сетями.

Галина Ширшина. Фото: «Губернiя Daily»

В ответе замминистра Руппиева, как отметила Галина Ширшина, есть еще одна немаловажная деталь. Чиновник пишет, что после отказов ОМК и «Славмо» совхозы провели переговоры с потенциальными покупателями в Вологодской области и выявили возможность продажи им молока на 10% дороже. Однако Ширшина уверена, что совхозы никаких поставщиков в реальности не искали – за них это, по всей видимости, сделал министр Лабинов. Как председатель совета директоров обоих хозяйств чиновник, скорее всего, вынудил руководителей «Ильинского» и «Мегреги» прекратить поставки на ОМК и «Славмо» и перенаправить их в Вологодскую область на ОАО «Северное молоко».

Это предположение подтверждается тем, что совхозы так и не отреагировали на предложение ОМК и «Славмо» поднять цены выше, чем у вологодского предприятия и стали отправлять ему сырье с 1 октября, хотя в конце сентября гендиректор «Мегреги» Казимир Тагиров говорил, что они рассмотрят предложение ОМК и «Славмо». Причем, как достоверно известно Daily от источников в совхозах, на момент первой отправки молока в Вологодскую область никаких обязательств у «Ильинского» и «Мегреги» перед «Северным молоком» еще не было (стороны только рассматривали протокол разногласий). В то же время договорные обязательства перед ОМК и «Славмо» у хозяйств были, и директора хотели продолжить их исполнение, но министр Лабинов вынудил их отгрузить сырье вологодскому предприятию.

Согласие ОМК и «Славмо» под угрозой срыва поставок поднять цены (причем выше, чем у «Северного молока») показывает, что совхозам нечего было опасаться, считает Галина Ширшина. Как и прежде, они могли эффективно взаимодействовать и работать в одной производственной цепочке с ведущими молочными комбинатами Карелии. В то же время внезапный разрыв договоров, прекращение поставок и отказ их возобновлять даже после повышения цен может объясняться только одним. А именно: возникновением неких обязательств у тех, кто принимал все эти решения и их одобрил, – у главы Минсельхоза Владимира Лабинова и главы Карелии Артура Парфенчикова.

Причем, как рассказал сам губернатор в одном из комментариев в соцсети, у них действительно появились новые обязательства и они находятся в стадии сложных переговоров. Какие именно это обязательства и с кем конкретно, Парфенчиков так и не пояснил.

Яркая Карелия в нашем Instagram